БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Мир Без грифа "секретно"

Джеймс Коми: «Трамп бездумно разрушает установившийся миропорядок»

14:54 12 июля 2018   1100
Дональд Трамп

Бывший директор ФБР Джеймс Коми уже почти два года остается одной из самых заметных фигур в американской политической и общественной жизни. Он умудрился навлечь на себя гнев как демократов, так и республиканцев. И совершенно непонятно, кто больше из них его не любит. В апреле 2018 года в США вышла в свет книга Коми «Высшая лояльность: правда, ложь и лидерство». По сути, это мемуары, которые посвящены его работе в ФБР. Однако многие на Западе восприняли их как попытку свести счеты с президентом США Дональдом Трампом, который со скандалом уволил Коми с поста директора ФБР в мае 2017 года. Джеймс Коми это отрицает. Он утверждает, что написал мемуары по другой причине. Против Трампа не имеет ничего личного, хотя и считает, что этот человек не может занимать кресло в Овальном кабинете Белого дома.

Обо всем этом и многом другом Коми рассказал известному британскому журналисту Мартину Флетчеру. Они встретились в частном доме в пригороде Вашингтона. Коми приехал на автомобиле Lincoln Navigator SUV один. Никаких телохранителей, никаких адвокатов. Высокий, подтянутый, скромно одет, выглядит моложе своих 57 лет…

Эксклюзивное право на публикацию данного интервью в Украине «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

— Ваши мемуары стали бестселлером в США. Они хорошо продаются в Европе, особенно в Великобритании. Скандал вокруг вашего увольнения, затем скандал вокруг вышедшей книги. Ваше имя не сходит с газетных полос и обложек журналов. Вас постоянно цитируют интернет-сайты. Согласитесь, это слава! Вы ее ощутили?

— О, да! Как бы мне этого ни хотелось, ощутил в полной мере. Порой мне кажется, что мои появления на публике собирают не меньше людей, чем инаугурация Дональда Трампа в январе 2016 года или недавняя свадьба принца Гарри и Меган Маркл! Поверьте, для меня последние полтора года превратились в одно сплошное головокружение. И это не от внезапной славы, как вы говорите, а от сюрреализма событий, происходящих со мной. Поймите, я не слишком привык к тому, чтобы ко мне относились как к знаменитости. Безусловно, директор ФБР — фигура публичная. Но все же люди, которые занимали этот пост до меня, привыкли держаться в тени. Все-таки это спецслужба.

— После того как в американской прессе появились выдержки из вашей книги, президент Трамп назвал вас лжецом, заявил, что вы — худший директор ФБР в истории и вас следует отправить в тюрьму. Почему ваши отношения с 45-м президентом США не сложились? Ведь был короткий период, когда он к вам благоволил.

— Был, но продолжалось это недолго. За две недели до инаугурации Дональда Трампа я попросил его о встрече. Она состоялась 6 января 2017 года в Нью-Йорке…

— В Трамп-тауэр?

— Да, в небоскребе, который является собственностью компании мистера Трампа и в котором находятся его апартаменты. Это была его штаб-квартира до переезда в Белый дом.

— Можете рассказать, о чем вы хотели поговорить с вновь избранным президентом?

— Конечно. Я передал ему досье, составленное бывшим офицером британской разведки Mi6 Кристофером Стилом.

— То самое?

— Да, то самое досье, в котором утверждается, что во время визита Трампа в Москву в 2013 году он устроил оргию с российскими проститутками в президентском номере отеля Ritz-Carlton. Кстати, в этом номере останавливались и супруги Обама в июле 2009 года. Трампу об этом сказали. И он заплатил проституткам, как утверждает Стил, чтобы они пописали друг на друга на кровати, на которой спали Барак и Мишель.

— И вы верите в эту грязную историю с «золотым дождем»?

— Я не могу полностью исключить ее. Кристофер Стил — это профессионал с хорошим послужным списком, которому можно доверять. Я не утверждаю, что это его досье полностью правдиво. Но… Если бы мне кто-то сказал, что Джордж Буш-младший развлекался в московском отеле с писающими друг на друга проститутками, я бы рассмеялся и заявил, что это невозможно. Такой же была бы моя реакция, если бы мне сказали подобное про Обаму. Но когда речь идет о Трампе, я уже так не уверен.

— Значит, вы полагаете, что у Кремля есть компромат на действующего президента США? Иными словами, русские могут шантажировать Трампа?

— Я не знаю. Но и не могу утверждать, что это невозможно. Все это очень и очень любопытно. Но однозначного ответа на ваш вопрос у меня нет.

— И как проходила передача досье Трампу?

— Знаете, у меня было ощущение, будто я покинул свое тело и наблюдаю за происходящим со стороны, откуда-то сверху. Голос внутри меня говорил: «Что ты делаешь? Как мы с тобой вообще здесь оказались? Неужели ты действительно хочешь уведомить вступающего в должность президента обо всем, что принес с собой?»

— И что случилось потом?

— Я отдал Трампу досье и объяснил, кто его составил. Он поблагодарил меня. После этого он, возможно, решил, что я таким образом продемонстрировал свою лояльность. После инаугурации Трамп стал приглашать меня на различные приемы. На одном из них даже обнял. Однажды пригласил поужинать с ним. Мы были только вдвоем, не считая прислуги, конечно, но весь разговор велся с глазу на глаз. Тогда, за ужином, Трамп впервые потребовал от меня верности. К его удивлению, я отказал. Затем последовала еще одна попытка. После совещания в Овальном кабинете Трамп велел всем выйти, а меня оставил. Это было практически сразу после отставки его советника по национальной безопасности Майкла Флинна…


* По словам Коми, Трамп несколько раз пытался добиться от него верности

— Который утаил свои контакты с послом России в США?

— Да, и мы, ФБР, уже проводили расследование по Флинну. Трамп, как я понимаю, рассчитывал, что отставки советника будет достаточно, чтобы замять скандал. «Я надеюсь, вы ясно осознаете, что вам следует сделать. Вам следует оставить Флинна в покое», — сказал он. Я онемел. Это было прямое вмешательство президента в деятельность ФБР! Трамп пытался чинить препятствие правосудию, что является грубейшим нарушением конституции! Конечно, я сказал ему, что расследование будет продолжено. Но мой отказ Трампа не остановил. В марте 2017 года, когда мы расширили рамки расследования и в поле нашего зрения оказались другие помощники Трампа, он снова попытался надавить на меня. Президент попросил «отогнать тучу». А потом, через две недели, — опять. «Я был очень лоялен к вам, очень лоялен», — сказал он мне, намекая, что ждет от меня такого же отношения.

— Но вы снова отказали?

— Да. После каждого такого разговора я сразу же записывал все детали, каждое слово. Я никогда не делал этого после разговоров с Бушем или Обамой. Но с Трампом необходима была такая страховка. Сама натура этого человека подсказывала мне, что он, президент Соединенных Штатов, может потом солгать обо всем, что говорилось во время наших встреч тет-а-тет. И я обязан был защитить не только себя, но и ФБР!

— Мы знаем, что 9 мая 2017 года у Трампа лопнуло терпение, и он отправил вас в отставку…

— Это было очень унизительно. Ни президент, ни его советники не предупреждали меня, хотя это обычная практика в Белом доме. Я находился в тот день в Лос-Анджелесе, встречался с местным штатом ФБР. И узнал о том, что меня уволили, из выпусков новостей. Мой заместитель Эндрю Маккейб, который автоматически стал исполняющим обязанности директора ФБР, позволил мне вернуться в Вашингтон нашим ведомственным самолетом. Когда Трамп узнал об этом, он очень разозлился. Заявил, что Маккейб тем самым выразил ему, президенту, свой протест. Он позвонил Эндрю и высказал свое недовольство в грубой форме. Но и этого Трампу показалось мало. Супруга Маккейба накануне проиграла выборы в законодательное собрание штата Виргиния. Трамп рявкнул в трубку: «И спроси у своей жены, каково это — быть неудачницей!» После этих слов президент резко прервал разговор. Можете представить себе подобное поведение? Просто сделайте сейчас паузу, глубоко вдохните. А теперь повторю еще раз — все это говорил и делал президент США! Потом ему захотелось унизить меня еще сильнее. Мне запретили забрать из штаб-квартиры ФБР личные вещи. Запретили попрощаться с коллегами. Это было по-настоящему унизительно.

— И тогда вы отомстили Трампу, сообщив прессе о его попытках давить на вас? Это вызвало огромный скандал! Произвело фурор…

— Это не было местью. Начнем с того, что я христианин. И это для меня не пустой звук. Всю свою жизнь я руководствовался заповедями…

— Да, я слышал, вас в Вашингтоне некоторые называют Святым Джимми.

— Правда? Не знаю, может быть, некоторые мои взгляды кому-то кажутся пуританскими. Но я сообщил о действиях Трампа только по одной причине — американцы должны были знать, что их президент пытается подмять под себя ФБР. Это противоречит конституции, нашим принципам демократии. Это путь к безнаказанности. Если этому не помешать, то однажды утром какой-нибудь следующий президент США проснется и подумает: «Я могу сегодня отправить в тюрьму некоторых граждан. Просто потому, что я так хочу. Или буду целый день лгать. И мне за это ничего не грозит». Цель моих действий, моей книги — разбудить спящего великана. Это молчаливое большинство простых честных американцев. И я хочу, чтобы они заговорили и отстояли наши демократические ценности.

— Вы верите, что ваша книга способна на это?

— Почему только книга? Между прочим, именно мое заявление о том, как Трамп пытался прекратить расследование в отношение Флинна, привело к тому, что был назначен специальный прокурор, который уже больше года тщательно расследует связи команды Трампа с Россией.

— Роберт Мюллер? Вы ему верите?

— Конечно! Он тоже был директором ФБР. Это настоящий профессионал. И он, как и я, вне политики. Его интересует только истина, которую он должен найти. И он найдет, если ему, конечно, дадут завершить расследование.

— Значит, вы считаете, что Трамп связан с Россией?

— Я не могу утверждать. Но опять есть это «но». Почему Трамп так противится расследованию? Почему он чуть ли не извиняется перед Путиным за то, что в США такое расследование проводится?

— Как думаете, Трамп сможет весь срок доработать в Белом доме?

— Не знаю. Слишком много разных вариантов… И все же, полагаю, что первый президентский срок он доработает. А вот второй, если он будет баллотироваться и победит, закончится для него импичментом. Думаю, его уберут из Овального кабинета на основании фактов, которые раскопает Мюллер.

— Когда-нибудь прежде в истории США было похожее противостояние между президентом и ФБР или другими подобными службами?

— Я такого не помню. Нынешняя ситуация не имеет прецедентов. И каждый американец, независимо от политических взглядов, не может оставаться равнодушным к тому, что происходит.

— А вы республиканец?

— Был им. Республиканская партия отреклась от меня. Но я не жалею. В ее руководстве сейчас не осталось и следа того, что так важно для меня: американские ценности, наша приверженность закону, демократии, роли США в мире.


* «Меня часто охватывает ностальгия по тому времени, когда я работал в ФБР. Мне нравилась эта работа. Нравились мои коллеги», — говорит Джеймс Коми

— Представители республиканской верхушки своими действиями преследуют только одну цель — остаться на своих постах, — продолжает Джеймс Коми. — Они ими слишком дорожат. Но совершенно не думают о том, что потом скажут своим внукам. А те спросят: «И что же ты сделал, дедушка?» Что они смогут ответить? «А что я мог? Мне же нужно было сохранить свой пост. Ты же не сердишься на меня, внучок?»

— А чего бы вы хотели от них?

— У нас в стране сейчас сложилась редкая ситуация, когда исполнительная и законодательная власть находятся в руках одной партии. Президент страны — республиканец, у республиканцев большинство, пусть и незначительное, в Конгрессе. Есть возможность совершить определенный прорыв во многих областях. А что мы имеем на самом деле? Наш президент бездумно разрушает установившийся миропорядок. Он ведет себя так беспечно, будто речь идет о вазе, которую можно будет склеить, если она случайно разобьется. И никто ему не мешает. Трамп уже поссорил Америку с ее верными союзниками. Он расшатывает НАТО, радуется выходу Великобритании из Евросоюза.

— Кстати, о Brexit. Как вы думаете, Россия действительно могла повлиять на результаты британского референдума по выходу королевства из состава ЕС? Ведь это происходило одновременно с предвыборной президентской кампанией в США.

— У меня недостаточно информации, чтобы утверждать или отрицать это. Но я знаю, что у всех западных спецслужб есть серьезные сомнения по поводу объективности британского референдума. И я бы рекомендовал правительству Великобритании очень осторожно рассматривать все предложения, поступающие от Трампа. Например, его призыв заключить двустороннее торговое соглашение между США и Британией после Brexit.

— В одном из недавних интервью вы заявили, что Трамп непригоден к исполнению обязанностей президента страны…

— Уточню. Я сказал, что он морально непригоден. О его физическом или психическом состоянии я ничего не говорил.

— Хорошо, объясните все же, почему вы так думаете?

— Трамп не может быть эффективным лидером государства, потому что у него нарушен баланс уверенности в себе и сомнения. Это мешает ему слушать мнение других, учиться, мешает искать правду. Он поражен нарциссизмом. Совершенно не приемлет любую критику. При этом Трамп — патологический лжец. Он любит буллить окружающих, совершенно не чувствуя, когда причиняет людям боль. Он живет в коконе альтернативной реальности, который сам же и создал. А еще, как мне кажется, у него напрочь отсутствует чувство юмора. Он никогда не смеется над чужими шутками. Порой мне даже становится жаль его. Чисто по-человечески.

— Есть ли моменты в вашей книге, о которых вы теперь жалеете? Которые хотели бы убрать?

— Думаю, есть. Описывая внешний вид Трампа, я упомянул его большие белые пятна на коже под глазами и его стремление спрятать их. Написал, что он, по всей видимости, пользуется чем-то вроде тонального крема. Неожиданно эта деталь была взята на вооружение теми, кто, даже не читая мою книгу, принялись яростно критиковать ее. Я, похоже, допустил ошибку, сам предоставив им такую возможность. Они теперь утверждают, что мои мемуары основаны на лжи и предположениях.

— Говорят, вы получили за ваши мемуары только в качестве аванса два миллиона долларов. Может быть, финансовая сторона вопроса стала одним из стимулов для написания книги?

— Нет. Я уже сказал, что это был мой долг христианина. Пусть я больше не служу государству, но никто не запретил мне участвовать в жизни общества. Я не хочу и не могу быть пассивным гражданином, сторонним наблюдателем.

— Хорошо, вы внесли ясность в ваши отношения с Трампом. Совершенно очевидно, что вы являетесь его противником…

— Я не желаю ему зла. Наоборот, мне бы хотелось, чтобы Трамп преуспел на посту президента. Но не в личном плане, а как государственный деятель. Тогда это принесет пользу Америке.

— Хотелось бы теперь понять, как вы могли стать врагом и демократов тоже! Хиллари Клинтон обвиняет вас в том, что она проиграла президентские выборы в 2016 году. И ее претензии многие считают обоснованными.

— Послушайте, я стал директором ФБР в 2013 году. Меня на эту должность назначил Барак Обама. Он уже тогда говорил, что моя кандидатура его полностью устраивает за исключением одной вещи. «Этот Коми совершенно аполитичен! Не могу никак разобраться, какую партию он все же поддерживает», — написал тогда Обама в Twitter. Повторяю — никакую. Тот же вопрос задавал мне президент Джордж Буш-младший, когда я занимался расследованием случаев пыток во время допросов подозреваемых в террористической деятельности. Я ответил ему словами Мартина Лютера: «На том стою, и не могу иначе». Это мой принцип тоже. ФБР занималось расследованием того, как Хиллари Клинтон, будучи государственным секретарем США, использовала личную электронную почту для работы с секретными документами. Это категорически запрещено правилами безопасности. Расследование было начато в июле 2015 года. Спустя год, когда Хиллари стала кандидатом в президенты от Демократической партии, я, подводя итоги расследования, заявил, что Клинтон проявила крайнюю беспечность, но оснований для привлечения ее к ответственности нет. Республиканцы пришли в бешенство…

— Да, но потом, за 12 дней до голосования, вы вдруг объявили, что возобновляете свое расследование. Что произошло? Все решили, что вы хотите подыграть Трампу. Со стороны это так и выглядело.

— Попытаюсь объяснить, почему я так поступил. Расследование в отношении Клинтон действительно было закрыто в июле. Но потом появились новые факты. ФБР занималось делом Энтони Вайнера. Это муж ближайшей помощницы Хиллари, бывший конгрессмен. Ему пришлось уйти в отставку в связи с секс-скандалом — Вайнер отправлял по электронной почте разным женщинам свои фотографии в обнаженном виде. Естественно, мои люди принялись тщательно изучать содержимое его компьютера, всех его «почтовых ящиков». И вот тогда мне доложили, что обнаружили у Вайнера новую порцию писем от Хиллари Клинтон. Я оказался перед сложнейшим выбором. Было всего два варианта — очень плохой и ужасный. Я выбрал очень плохой и объявил о возобновлении расследования в отношении Клинтон. Чем руководствовался? Я был уверен, что на выборах победит Хиллари. И понимал, что потом история с новыми письмами обязательно всплывет. И республиканцы за нее ухватятся. Они будут, во-первых, ставить под сомнение законность ее избрания, поскольку у ФБР были все основания расследовать дальше ее дело. А во-вторых, под удар попадет само ФБР. Меня и моих подчиненных обвинят в симпатиях к демократам. Мне нелегко было принять решение, поверьте.

Проблем я нажил себе не только на службе, но и дома. Мои жена и дочери активно поддерживали Хиллари Клинтон. Но в итоге победил Дональд Трамп. Демократы стали разбираться в причинах своего поражения. И для них ответ лежал на поверхности — виноват Коми! Поверьте, у меня до сих пор живот сводит от боли при одной мысли, что я действительно своими действиями помог Трампу победить. Но уверен, что это не так. И очень надеюсь, что когда-нибудь историки, социологи и прочие «ологи» докажут, что я прав.

— Джеймс, почему вы вообще решили стать юристом? Сказать точнее — прокурором? Вы ведь начинали свою карьеру как прокурор?

— Верно. На мой выбор повлиял один крайне неприятный инцидент. Наша семья жила в Нью-Джерси. Мне было 16 лет, когда к нам в дом вломился серийный насильник. И он держал меня и моего младшего брата под прицелом пистолета… Извините, не хочу об этом вспоминать. Но тогда я решил, что буду всю жизнь бороться с такими негодяями.

— И пошли в юридический колледж?

— Да, я окончил колледж Вильгельма и Марии. Это одно из самых престижных высших заведений в Америке. И одно из старейших. Старше, по-моему, только Гарвард.

— При вашем росте — два метра три сантиметра, — наверное, играли в баскетбол, когда учились?

— Упс, нет. Кстати, не вы один так подумали. Мои родственники были уверены, что в университете я буду членом сборной по баскетболу. Им этого очень хотелось. И это был единственный раз в моей жизни, когда я солгал. Некоторое время писал близким о своих «баскетбольных» успехах, хотя даже мяч в руки не брал. Потом признался им в обмане.

— Как вы считаете, какое дело повлияло на вашу карьеру больше всего?

— Думаю, дело Марты Стюарт в 2003 году. Она была очень популярной, ее советам о том, как вести здоровый образ жизни, следовали сотни тысяч американцев. Она была их кумиром. Но это не освобождало ее от ответственности перед законом. Я тогда был прокурором Нью-Йорка и успешно доказал в суде вину Стюарт. На меня обратили внимание. И предложили пост заместителя генерального прокурора США. На слушаниях в Сенате некоторые сенаторы пытались меня утопить. Уже тогда они хотели уличить меня в политических симпатиях к одной из партий. Я им ответил: «Меня не волнует политика. Меня не волнует выгода. Меня не волнуют дружеские отношения. Единственное, что для меня важно — поступать правильно, по закону». Жена потом вырезала эту цитату из моего выступления на сенатских слушаниях и прикрепила ее магнитом на дверцу нашего холодильника.

— Скучаете по службе?

— Да, меня часто охватывает ностальгия по тому времени, когда я работал в ФБР. Мне нравилась эта работа. Нравились мои коллеги.

— Чем сейчас занимаетесь? Кроме написания мемуаров, конечно.

— Осенью начну преподавать в моей альма-матер. Курс называется «Этика лидера».

— Велите студентам прочитать вашу книгу?

— Да. Только не буду заставлять их покупать ее. Тем, у кого нет книги, раздам бесплатно. А сейчас прошу меня извинить. Мы с вами заболтались, и я должен спешить. У моей младшей дочери сегодня выпускной. Она окончила школу.

— Поздравляю. А сколько у вас детей?

— Пятеро. Было шестеро — сын, к несчастью, умер еще в младенческом возрасте. Это большое горе, но это был и важный урок: мы с женой поняли, что Господь устроил наш мир так, что за трагедией обязательно следует что-то очень хорошее. Наш мальчик отправился на небеса, а мы вырастили еще пятерых прекрасных детей.

— С такой большой семьей, наверное, свободного времени у вас не бывает?

— После увольнения стало больше. Я теперь совершенствую свои навыки игры в гольф. А еще учусь играть на фортепьяно.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Martin Fletcher/The Telegraph Magazine). Фото Getty Images

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Дети в садике: — А меня аист принес! — говорит один. — А меня из Интернета скачали! — А у нас семья бедная, папа сам все делает...