БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина

К протезу я привыкал на разбитых тротуарах и в метро, — ветеран АТО

18:07 27 октября 2018 822
Александр Федосьев

После ампутации ноги Саша находился в Днепропетровском военном госпитале. Однажды к парню пришли волонтеры. Так заведено: раненых бойцов морально поддерживают психологи, люди, которые сами пережили тяжелые испытания и сумели с ними справиться.

— Мы долго разговаривали, и одна девушка сказала: «Заказывать протез советую в НИИ протезирования в Харькове. Я уже больше десяти лет хожу со сделанной там искусственной ногой и очень довольна», — рассказывает 27-летний одессит Александр Федосьев. — Походка у девушки была обычной, я и подумать не мог, что у нее нет ноги.

Но в Харьков Саша отправился не сразу: поначалу ему подобрали отличный американский протез. Как и большинство бывших бойцов АТО, получивших увечья на фронте, Александр Федосьев не стал долго сидеть без дела. Едва научился ходить без костылей, устроился охранником в одну из фирм в Одесской области. А когда почувствовал, что окреп, начал ходить в море — ловить рыбу. Соленая морская вода и постоянные физические нагрузки «убили» искусственную стопу. В это время парень вспомнил о разговоре с девушкой-волонтером.

…Александр Федосьев получил ранение в июне 2015 года под Марьинкой. В составе разведгруппы он шел на боевое задание, и вдруг вражеская пуля прошила Саше левую ногу. Падая, боец наступил на противопехотную мину — «черную вдову» (такие мины запрещены международными конвенциями, но до сих пор находятся на вооружении российской армии. — Авт.). Саше взрывом оторвало правую стопу, осколки сильно посекли левую ногу.

— Я остался жив благодаря тому, что ребята быстро оказали мне первую помощь и доставили в больницу в Курахово, откуда на вертолете переправили в Днепропетровский военный госпиталь, — продолжает Александр. — Только через пять суток после ранения я вышел из комы. Когда узнал об ампутации, охватила паника. Но затем смирился с ситуацией.

Александр Федосьев перенес в общей сложности восемь операций. Врачи из Днепра долго боролись за его иссеченную осколками левую ногу, собирали ее по кусочкам, в колено установили имплант, но сказали: сгибаться не будет. «Слава Богу, в этом случае они ошиблись, — говорит Саша. — Колено сгибается, так что я с легкостью прощаю такую «врачебную ошибку».

— После того как сломалась моя «американская» стопа, в Харьковском НИИ протезирования мне ее отремонтировали, сделали новый культеприемник, — улыбается Александр. — До этого моя походка «хромала» — не было устойчивости. Я долго передвигался с костылями. А когда надел силиконовую капсулу, будто на свет заново родился. Меня остановить никто не мог! Я вырабатывал походку не в помещении, держась за поручень и наблюдая за собой в зеркало, а ходил по разбитым тротуарам, ездил в трамваях, метро. Только вечером появлялся в спортзале и замечал, как походка становится похожей на прежнюю. Домой уехал без костылей. Было непривычно стоять на протезе, который отлично балансирует и нигде не давит. Потом вернулся в Харьков, работал сварщиком. Начал серьезно заниматься спортом: гоняю на сноуборде, принимаю участие в «Играх Героев». Недавно выступал на соревнованиях, которые офис НАТО совместно с уполномоченным президента Украины по вопросам реабилитации участников АТО и Украинским институтом протезирования и восстановления работоспособности организовали для людей, получивших спортивные протезы.

Кстати, в первый же день знакомства со своей будущей женой Светланой сказал ей, что у меня нет ноги. Она удивилась, поскольку даже не догадывалась об этом. Восприняла новость спокойно, не испугалась. А познакомились мы с ней год назад в университете имени Каразина, где вместе учимся, собираясь стать гидрогеологами. Но я был поздним первокурсником (волонтеры убедили меня получить высшее образование), а она — молоденькой третьекурсницей. Правда, сейчас, чтобы обеспечивать семью, я перевелся на заочное отделение.

Не пожалел, что поехал протезироваться к харьковским специалистам, которые тесно сотрудничают с коллегами из Америки и Европы, заказывают в этих странах комплектующие. Если случается какая-то поломка, ее можно быстро устранить дома. А ребятам, которые вернулись из-за рубежа после протезирования, бывает сложно с ремонтом, ведь запчастей нет.


* Светлана и Саша счастливы вместе

— Кто вас поддерживал после ранения и ампутации?

— Мама (к сожалению, она уже умерла) с младшей сестрой Аней, психологи, волонтеры. Их моральная поддержка помогла мне выйти из депрессии.

Вообще, родители уже готовились меня хоронить: им сообщили в военкомате, что я пропал без вести. О том, что я в госпитале, они узнали, позвонив в мою бригаду.

— Как оказались в армии?

Еще в школе мечтал стать военным. Но мне дважды давали отсрочку. Третьего раза не стал дожидаться — зашел в военкомат и подписал контракт с Вооруженными Силами Украины. Прошел через знаменитую учебку в Десне Черниговской области, получил военную специальность гранатометчик, участвовал в миротворческой миссии «Си Бриз-2012» в Приднестровье. Полученный опыт пригодился в условиях реальной войны.

Читайте также: Юрий Дмитренко: «До ранения не любил бегать. Но едва у меня появился спортивный протез, начал готовиться к марафону»

Александр воевал с самого начала оккупации Донбасса. На его боевом пути были поражения и победы: безуспешный штурм Саур-Могилы, выход из Амвросиевки и Иловайского котла. «На память» об этом у него остались осколки в спине и орден «За мужество».

— Весной 2014-го я «отжал» у россиян БТР и передал фронту, — улыбается Саша. — Когда под Мариновкой Донецкой области нас начали окружать и мы получили команду отступать, мою боевую машину пехоты подбили, она сгорела, и наш экипаж остался без техники. Ранним утром мы с товарищами заметили БТР оккупантов в окопе. Противники спали, и мы с другом воспользовались ситуацией — завели машину и рванули к своим. БТР был в хорошем состоянии. Я научился управлять им за пару часов, а потом вывозил и раненых, и «двухсотых». БТР до сих пор служит украинской разведке.

Меньше чем за год Александр приобрел опыт снайпера и разведчика, а затем война для него закончилась… Самое сложное для многих, кто возвращается с фронта — вновь начать жить мирной жизнью. Но Саша смог реализовать себя. Теперь он приходит в Институт протезирования не только как пациент, но и как волонтер — чтобы морально поддержать ребят, потерявших на войне конечности.


* Александр Федосьев участвует в спортивных соревнованиях «Игры Героев»

— С начала военных действий на востоке страны к нам, как и в 1946 году, когда Институт был основан, начали направлять самых тяжелых ампутантов. И надо было максимально быстро научиться работать по мировым стандартам, — рассказывает директор Украинского научно-исследовательского института протезирования, протезостроения и восстановления трудоспособности Антонина Салеева. — Сначала вместе с пациентами, требовавшими протезирования, отправляли за границу своих специалистов. Потом пришли к выводу, что рациональнее создать собственную школу мастеров современного протезирования, и теперь совместно с Харьковским университетом радиоэлектроники при поддержке НАТО реализовываем этот проект. Наши лучшие мастера — ортопеды, ортезисты-технологи, биомединженеры, протезисты — практиковались в США, Германии, Эстонии. И вот уже три года мы делаем протезы с использованием высокотехнологичных иностранных комплектующих, не направляя пациентов в зарубежные клиники. Причем эти технологии осваивают узкие специалисты и во многих других городах Украины. Теперь фронтовики, диабетики со стажем и другие люди, потерявшие конечности, имеют возможность носить качественные и удобные электронные протезы. Деньги на их изготовление выделяет государство. Мы получаем комплектующие от немецкой фирмы «Отто Бокк», которая уже целое столетие поставляет свои разработки на мировой рынок.


* Антонина Салеева: «Мне очень приятно наблюдать, как люди с ограниченными возможностями благодаря нашей помощи находят себя в жизни, добиваются успехов»

— Что изменилось в отечественном протезировании?

— Еще недавно в Украине производили малофункциональные протезы и ортезы, вес которых иногда достигал тридцати пяти килограммов. Сейчас у нас есть модели, буквально выполняющие команды мозга. Они, например, могут «шевелить» отдельными пальцами. Задача мастера — создать индивидуальную конструкцию из самых новых комплектующих зарубежного и отечественного производства.

Достаточно сосканировать скелет человека, нуждающегося в протезировании, сделать рентгенограмму, и специальная компьютерная программа создаст точную цифровую модель конструкции, а 3D-принтер ее распечатает. Так экономятся время и деньги.

Начали также собирать спортивные протезы. В этом году при финансовой поддержке НАТО их получили одиннадцать человек.

В числе новых технических решений — силиконовые лайнеры, которые максимально смягчают трение культи о протез, стопы с отличными рессорными характеристиками, механизмы, контролирующие угол и скорость сгибания коленного сустава, приближая их к анатомической норме.

Одно из последних наших предложений — ажурные косметические конструкции для протезов. Идею я привезла из Кейптауна (Южно-Африканская Республика), где в мае этого года участвовала во Всемирном конгрессе Международного общества протезистов и ортезистов. Рассказала об этом одной молодой пациентке, которая захотела иметь такую же «косметику» на голени, и «гетра» была напечатана в 3D-технологии на базе медицинского центра «Ортоспайн».

О наших результатах, достигнутых в области протезирования, о внедрении новых технологий я недавно рассказывала на международном симпозиуме в Германии.

— Но все же многие до сих пор предпочитают протезироваться за границей…

— Наоборот, многие отказываются! Ведь у нас нет сервисных центров по обслуживанию установленных за границей протезов. Недавно разговаривала с одним участником АТО, который протезировался в США. По его мнению, возможности нашей клиники практически такие же, как и зарубежной.

Читайте также: Первые недели после ампутации вообще забывал, что у меня нет ног, — ветеран АТО Александр Чалапчий

— Какой случай в вашей практике вы считаете самым сложным?

К нам поступил молодой человек после онкологической операции. Чтобы сохранить ему жизнь, хирургам пришлось удалить часть таза. То есть пациент оказался обездвиженным. Если бы вы его сейчас увидели, даже не догадались бы, что он с протезом. Этот парень танцует! Собирается жениться. Мы поставили ему протез, который заменил отсутствующие кости. Хоть в нем нет электроники и он держится на ягодице благодаря специальным креплениям, технически это довольно сложная и дорогая конструкция. А вообще, мне очень приятно наблюдать, как люди с ограниченными возможностями благодаря нашей помощи находят себя в жизни, добиваются успехов. Некоторые, кстати, снова возвращаются на воинскую службу. Мы с нашими пациентами становимся друзьями. Саша Федосьев — один из тех, дружбу с кем я очень высоко ценю.

Напомним, «ФАКТЫ» внимательно следят за достижениями нашей сборной на «Играх непокоренных», которые проходят в эти дни в Австралии. Как мы сообщали, с украинскими спортсменами встретился куратор соревнований британский принц Гарри.

Фото со страницы Александра ФЕДОСЬЕВА в Facebook

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров