БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Сильные духом

«Не такая уж эта Говерла и высокая»: незрячий киевлянин покорил самую высокую гору Украины

8:11 30 ноября 2018   558
Анатолий Варфоломеев
Михаил СЕРГУШЕВ, «ФАКТЫ»

«Полная потеря зрения — совсем не повод для уныния», — решил для себя киевлянин Анатолий Варфоломеев. В беседе с журналистом «ФАКТОВ» он, рассказывая о периоде, когда хоть и плохо, но все-таки видел одним глазом, произнес: «Это было в прошлой жизни». Но сразу же поправился и добавил: «Да, моя жизнь разделилась на две части. Первая, когда я видел, вторая, когда перестал видеть. Но если честно, в худшую сторону у меня ничего не поменялось. Я, как и раньше, живу полноценно. Даже нет, не так. Сейчас моя жизнь более насыщенная. Не люблю, когда меня жалеют. И сам никого не жалею. Я не стал инвалидом. Работаю, занимаюсь спортом. Прибраться в квартире или приготовить обед — для меня не проблема. Иногда даже в магазин выхожу без тросточки».

В прошлом году в Интернете разгорелся скандал. Незрячего Анатолия Варфоломеева поздно вечером не пустили в метро с собакой-поводырем, предложив добираться до дома на такси. Эта история имела большой резонанс. В Киевском метрополитене сослались на существующие правила, но пообещали сделать все от них зависящее, чтобы незрячим людям в метро было комфортно. После этого случая подобных инцидентов больше не случалось.

Тогда в беседе с журналистом «ФАКТОВ» Анатолий, активно занимавшийся спортом, сказал, что мечтает попасть в паралимпийскую сборную Украины. И слово свое сдержал. А совсем недавно он покорил Говерлу и теперь ставит перед собой новую цель — подняться на еще более высокую вершину.


* Пес-поводырь — верный друг Анатолия. Фото из Facebook

— Я родился почти незрячим, — говорит Анатолий Варфоломеев. — Один глаз не видел ничего. Вторым еще хоть что-то можно было увидеть. Когда стал постарше и проходил медкомиссию, мог назвать буквы из верхних четырех рядов проверочной таблицы. Но с возрастом зрение начало стремительно падать. Приходилось много трудиться, и большую часть времени я проводил у компьютера. Потом устроился на другую работу — собирал зажимы для штор. Слепой человек не напрягает глаза и делает эту работу наощупь. А я все же немного видел одним глазом.

Потом со мной произошло еще одно несчастье — упал с высоты. Причем сразу врачи не нашли у меня осложнений. А когда уже почти ничего не видел, спохватились. Увы, было поздно. Мне сделали пять операций, но в конечном счете доктора сказали, что время упущено. Сетчатка глаза начала отслаиваться…

— А что это было за падение с высоты?

— Не хочу вспоминать. (Анатолий хитро улыбнулся.) Я ведь в юности был еще тем экстремалом. В 15 лет проходил по сваям киевский Пешеходный мост. Поднимаешься на пиковую точку — метров десять, и тебя ветром начинает немного раскачивать. Понимаешь, что в любой момент можешь сорваться, но продолжаешь идти дальше. Это такой восторг, такой адреналин! Только спускаюсь с моста, звонит мама: «Толик, ты где?» Я честно признался, что прошел Пешеходный мост. Мама в слезы: «Ты дурак?» «Мама, а я думал, что ты меня поздравишь», — искренне удивился я. «Поздравлю, только приди домой», — пообещала мама.

— Влетело дома?

— Нет, меня даже не ругали.

— Наверное, если бы вы были подростком сегодня, лазили бы по крышам с руферами и ездили на крышах электричек, как зацеперы?

— Даже не знаю. Наверное. Хотя… Маму расстраивать не хотелось бы.

В 18 лет Анатолий решил впервые покорить Говерлу.

— Я тогда уже совсем плохо видел, — продолжает он. — Но ничего поделать с собой не мог. Мне хотелось совершить что-то выдающееся. Собрались мы с друзьями покорять самую высокую вершину Украины осенью, когда уже снег лежал. Ох и холодно же тогда было. Поднимались долго. Ноги скользили по камням. Знаю, что на Говерле нельзя разводить костер — есть такое негласное правило. Но мы не выдержали и развели. Нагрели камни, у нас с собой был тент три на три метра. Накрылись им, от камней идет жар. Получилась своеобразная баня.

Читайте также: Незрячий Владимир Турский: «Я управлял автомобилем и самолетом, а теперь стал еще и на велосипеде ездить»

Но тогда, в 18 лет, я так Говерлу и не покорил. Оставалось метров двести до вершины. Был такой крутой подъем, что мы, обессиленные и замерзшие, поняли, что не дойдем. Было очень обидно. А меньше чем через год я полностью потерял зрение.

— Верили, что когда-то снова вернетесь на Говерлу?

— Тогда об этом даже не думал. Появилось сразу много проблем. Полностью потеряв зрение, поначалу растерялся, но быстро взял себя в руки. Искал товарищей по несчастью, просил о помощи. Незрячие ребята учили меня ориентироваться в пространстве с тростью. Теперь я и сам являюсь инструктором. Год назад учил ориентироваться в пространстве с тростью бойца АТО, который потерял зрение на войне. Потом даже начал набирать группы незрячих. Сейчас просто не хватает на это времени. Я по-прежнему помогаю тем, кому нужна моя помощь, но больше внимания все-таки уделяю спорту.


* Анатолий Варфоломеев — чемпион Украины по паратриатлону

— Как готовились к восхождению?

Усердно тренировался. В Одессе по отвесной стене поднимался на высоту пятиэтажного дома. В прошлом году даже с парашютом прыгал с высоты 4 километра 700 метров. Очень хотел это сделать без инструктора, но меня предупредили: если буду прыгать сам, парашют раскроется сразу. А мне так хотелось ощутить свободный полет. Пришлось прыгать с инструктором. Но зато целую минуту мы парили в воздухе. Это совсем не страшно.

И вот собрались подниматься на Говерлу. Со мной была еще плохо видящая девочка. Она в прошлом году пыталась покорить эту вершину, но не дошла. У подножья Говерлы все подкалывала меня: «Через сколько метров ты скажешь, что ну его на фиг?» Но я-то знал, что на этот раз вершина будет моя.

Поднимался, естественно, не один. Со мной был гайда — проводник. Правда, он никогда до этого момента в горы с незрячим человеком не ходил.

На вершину поднялись достаточно быстро. Если брать чистое время — всего за 56 минут. Но мы отдыхали, устраивали привал. С учетом этого до вершины дошли за три с половиной часа.

— Я даже не могу себе представить, какие ощущения могут быть у незрячего человека при подъеме на гору. Бывало, проводил такой эксперимент: иду по Киеву и когда вижу, что на какой-то улице мало людей, закрываю глаза и пытаюсь пройти несколько шагов. Казалось бы, ничего сложного. Надо просто идти по прямой. Но шагов через пять начинается паника. А это — в гору подниматься…

— Это же все тренировки. Ну, и плюс умелый гайда. Он идет впереди и командует, что мне нужно делать. Например, говорит: «Левую руку вперед. Ухватись за корень. Правую ногу подними до уровня пояса — тут уступ. Прямо — острый камень, обойди левее».

— Прямо как GPS-навигатор…

— А по-другому как? Я же ничего не вижу. Правда, иногда проявлял инициативу, отставал от гайды и пробовал какое-то расстояние пройти сам.

Шли мы хорошим темпом. Несмотря на середину осени поначалу нам даже было жарко. Повезло, что начали восхождение еще до снега. Сейчас было бы сложнее. Одежда не стесняла. Днем было градусов 10 тепла. А мы с гайдой одеты в тайсы (специальные обтягивающие шорты-рейтузы), еще на мне была компрессионная непродуваемая футболка. Мы обгоняли шедших впереди «простых смертных», одетых в теплые куртки.

— Были опасные моменты?

— Конечно. Запросто можно было напороться на острые камни. Несколько раз падал. Сложно было переходить горные речки. Я ведь ее только слышу, но не вижу. Гайда говорит: «Здесь камень. Встань на него. А теперь делай как можно более широкий шаг». Так и продвигались вперед. Обидно за кроссовки свои. Я ведь новенькие надел. Дорогие. Пришлось их сильно обновить.

Читайте также: Хотел доказать, что мне это под силу: как киевлянин с пересаженным сердцем покорил Говерлу

— На этот раз вы все-таки дошли до вершины. Какими были ощущения?

Восторг. Я хотел что-то закричать, но постеснялся. На вершине были еще люди. Что меня поразило — это воздух. Чистый воздух. Если бы я его не вдохнул, никогда бы не знал, насколько тяжелый воздух в Киеве. Говерла — уникальное место. Там, на вершине, такая тишина, что аж гудит. И ощущаешь силу этой тишины!

Когда начали спускаться, нас догнал один из продавцов сувениров, которых на Говерле немало. Слышу — подбегает к моему гайде и спрашивает: «Він що, сліпий? Насправді?» И подает гайде сувенирную медаль покорителя Говерлы для меня. «Це безкоштовно. Подарунок», — пояснил он. Было так приятно.

На спуске я понял, что на Говерлу не так сложно подниматься, как спускаться. Когда поднимаешься, упасть можно только лицом. А тут запросто можешь покатиться вниз и переломать себе кости. Бывало, гайде приходилось меня ловить. А иногда я натыкался на его спину. Дело в том, что восхождение и спуск мы проводили на время и выбрали не самый легкий маршрут. По легкому можно было обходить опасные места, но мы поднимались и спускались, что называется, по прямой.


* «На вершине Говерлы я хотел что-то закричать, но постеснялся. Там были еще люди», — признался Анатолий. Фото из альбома Анатолия Варфоломеева

— О чем вы думали при подъеме и на спуске? Может, песню мысленно напевали?

— У незрячего человека мало времени на посторонние мысли. Нужно быть сосредоточенным. Хотя, когда наше приключение уже подходило к финалу, я подумал: «Не такая уж эта Говерла и высокая…» И захотелось взять еще большую высоту.

— Анатолий, если честно, я восхищаюсь вами. Слушаю рассказ и забываю, что вы ничего не видите. Смотрели фильм «Танцующая в темноте»? (Тут я осекся, поняв, что сказал, возможно, что-то некорректное для незрячего.)

— Нет, я к сожалению, не видел этого фильма, — как ни в чем не бывало ответил Анатолий. — А что там?

— Главная героиня, фактически потерявшая зрение, скрывала это от окружающих, чтобы не потерять работу. И даже играла в мюзикле. Чтобы во время представления не свалиться в оркестровую яму, героиня накануне отсчитывала шаги — сколько влево пройти, сколько вправо. У вас так же?

Нет. Я не считаю шагов. И своих незрячих подопечных, которых тренирую, тоже учу не считать. Что толку в этих подсчетах? Например, я точно знаю, что от моего подъезда до первого поворота 25 шагов. Но вот выпал снег. Поскользнулся, упал — и уже не знаешь, сколько прошел и сколько осталось. Потому я предпочитаю надеяться на интуицию.

А по поводу кино… В кино я хожу так же, как и все обычные люди. Вот недавно с девушкой ходили на фильм «Я человек» об американском астронавте Ниле Армстронге. В принципе, все понятно. Сидишь, слушаешь. Только в начале фильма герои долго летели, и я не мог разобрать, что происходит. Моя девушка подсказывала, что происходило на экране.

— Когда мы с вами общались год назад, вы говорили, что мечтаете попасть в паралимпийскую сборную Украины. Удалось?

— Конечно! Я действующий чемпион Украины по паратриатлону. А в конце октября вернулся из Португалии, где стал победителем этапа Кубка мира по этому виду спорта. Выиграл во всех дисциплинах в своей категории. Паратриатлон включает бег на 5 километров, плавание на 750 метров и 20 километров езды на велосипеде. Надеюсь, еще смогу дать вам повод для интервью со мной.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о необычном путешествии, в котором побывал прикованный к инвалидной коляске 28-летний киевлянин Дмитрий Щебетюк. А также о спортсмене-экстремале Антоне Бондаренко, преодолевшем тысячу километров по Днепру и Черному морю из Киева в Одессу на САП-доске.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
-1

Ветер: 1 м/с  Ю
Давление: 739 мм

— Не знаю, что хуже — то, что муж написал: «Давай расстанемся», или то, что через две минуты прислал другую sms-ку: «Извини, это не тебе»?