БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Наука и технологии

Пока я снимал акул, они чуть не пообедали мной: киевлянин рассказал о буднях научной экспедиции (фото)

12:45 11 декабря 2018 1242
акулы в океане

Киевлянин Вадим Ивлев стал единственным украинцем в составе международной экспедиции из 14 человек, которая побывала в одном из самых труднодоступных уголков Земли. Атолл Дюси расположен поблизости от точки Немо — самого удаленного от суши места в Тихом океане. Рядом — «кладбище космических кораблей», то есть акватория, в которую направляют отработавший свой век орбитальные аппараты. Там, например, утонули не догоревшие в атмосфере фрагменты станции «Мир».

«ФАКТЫ» встретились с Вадимом Ивлевым сразу после его возвращения в Украину.

— Остров Акадия, на котором вы высадились, обитаемый?

— Люди там не живут, а вот пернатых — многие тысячи! — отвечает Вадим Ивлев. — Из-за этого я стал называть этот остров Планетой птиц. Нам нужны были площадки для размещения двух лагерей, но найти их оказалось непросто — мы повсюду наталкивались на птенцов буревестников. Они постоянно зовут родителей, так что в воздухе непрерывно звучал требовательный крик птенцов.

В первые часы пребывания на Акадии меня это раздражало, но вскоре я привык и стал получать удовольствие от птичьего гвалта — это ведь звуки природы. Было такое ощущение, что попал в птичий рай на земле.

Сразу после прибытия на остров в нашу палатку залетела белая с перламутровым отливом птица. Это некоторых даже слегка напугало. Я легко поймал неожиданную гостью, она не выказывала страха, и вынес из палатки. После этого еще целую сутки в палатке ощущался явственный запах рыбы — птица ею питается. Любопытно, что этот запах не казался назойливым или резким — наоборот, он был очень приятный, как будто исходил от утонченных дорогих духов.

*Вадим Ивлев: «На острове нет источников пресной воды, тем не менее растения там выживают»

— Высадка на остров прошла благополучно?

— Да, но нужно понимать, что даже в хорошую погоду высадка на атолл Дюси — дело сложное и опасное. Ведь он находится в кольце рифов, выглядывающих из воды. Разбиться о них проще простого. Выручило то, что моряки с корабля, доставившего нас на Дюси, знают проходы в рифах. Они провезли нас через эту преграду на моторных резиновых лодках.

Затем началась переброска с корабля экспедиционного груза — герметичных ящиков и тюков с палатками, оборудованием и прочими припасами. Четырнадцать участников экспедиции вместе с тремя членами экипажа судна выстроились цепочкой от рифа до берега острова Акадия (атолл Дюси состоит из четырех островов, Акадия самый большой их них). Моряки подвозили на лодках поклажу, и выгружали на риф. Мы тут же ее подхватывали и, передавая друг другу по цепочке, переправляли на берег.

Кстати, среди экспедиционного груза были тяжеленные мешки со стальными кольями. Даже мне, человеку тренированному (я марафоны бегаю), не удалось самостоятельно поднять такой мешок. Впечатлило, что члены команды корабля — статные, крепкие новозеландцы — таскали эти тюки в одиночку!

На вторую ночь пребывания экспедиции на острове я, признаться, подумал, что от переутомления у меня начались галлюцинации: шел, освещая дорогу фонарем, как вдруг поймал себя на мысли, что участки кораллового рифа, на которые попадал луч, виделись мне прозрачными, — рассказал Вадим Ивлев. — Тогда как днем, при солнечном свете, я четко видел, что риф — твердый словно толстое стекло — темно-серого цвета. Именно таким он и должен быть, ведь поверхность острова — это отмершие кораллы. К слову, они сродни наждаку. Из-за этого за 13 дней пребывания на острове у участников экспедиции почти полностью испортились подошвы кроссовок. Я был в резиновых шлепанцах на толстой подошве, стал чуть ли не единственным чья обувь уцелела. Показательно, что когда ступаешь по поверхности коралла, слышны такие звуки, будто идешь по стеклу.

— Удалось разобраться, почему кораллы казались вам в темноте полупрозрачными?

— Нет, но я думаю, что это оптическая иллюзия. Тут нужно сказать, что первые два дня мы очень тяжело трудились: разгрузили в экстремальных условиях сотни ящиков, тюков, баул экспедиционного груза, разбили на острове два лагеря, смонтировали и подключили к работе большое количество разнообразного оборудования. Все это время практически не отдыхали, вот я и предположил, что это от усталости. Однако и на следующий вечер, когда шел из одного лагеря экспедиции в другой вместе с соучредителем нашей экспедиции, 77-летним американцем по имени Лесли, коралловая поверхность острова вновь виделась мне прозрачной. Мы освещали себе дорогу фонарями. Я осторожно спросил: «Лес, вам не кажется, что кораллы под ногами какие-то странные». «Так они полупрозрачные — с виду как будто стеклянные», — ответил мой старший товарищ.

На островах огромное количество птиц, и они совсем не боятся людей

— На Акадии есть растения?

— Деревьев на острове нет. Зато там растут два вида кустарников, достигающих в высоту полутора, а то и двух метров. Их ветки на вид крепкие, но в действительности хрупкие — можно запросто сломать одной рукой. Источники пресной воды на Акадии отсутствуют. Местные растения довольствуются тем, что получают с осадками.

— Зачем ваша экспедиция забралась на отдаленный остров в Тихом океане?

— Это была радиоэкспедиция. Нашей основной задачей было провести сеансы связи с радиолюбителями всего мира. Впрочем, круг задач этим не ограничивался, я, например, выкраивал время для сбора образцов растений и грунта.

Все четыре острова, составляющие атолл Дюси, очень низкие. Даже на самом большом из них, Акадии, самые высокие участки возвышаются всего лишь на три метра. Поэтому в сильные шторма их может полностью захлестывать волнами. Внутри атолла находится обширная лагуна, в которой полным полно акул. Я сделал десятки снимков, на которых запечатлены возвышающиеся над водой плавники этих опасных хищников.

— Получается, купаться вы не могли?

— Почему же? Я несколько раз с удовольствием поплавал в лагуне — находил места, где поблизости не было акул. По-настоящему опасную ситуацию пережил, когда в одиночку отправился на соседний островок Эдвардс за образцами растений и грунта. Тогда, увлекшись видеосъемкой, я едва не стал обедом для акул.

Вышел из лагеря ранним утром с таким расчетом, чтобы, воспользовавшись отливом, перейти отмель между Акадией и Эдвардсом. Вода отступила, остались разве что лужи. Время было дорого, поэтому быстрым шагом двинулся по образовавшемуся перешейку (его длина около 800 метров). Собрав на Эдвардсе образцы, стал присматриваться к еще одному острову, куда, по моим расчетам, можно было перейти вброд. К счастью, вовремя сообразил, что делать этого не стоит: там было довольно сильное течение, и акулы. Возле одного из берегов я увидел четыре плавника, а у противоположного — восемь. Достал камеру и начал снимать резвившихся хищниц на видео. Так сильно увлекся, что время для меня будто остановилось. Поэтому не сразу заметил, что уже начался прилив. Там он напоминает стремительное наводнение. Я побежал со всех ног обратно через перешеек. Вода поднялась мне до колен, когда до берега оставалось еще метров 500. Она продолжала быстро прибывать, еще немного и в перешеек должны были зайти акулы. Признаюсь, мне стало не по себе от этой мысли. Я еще более ускорился, напрягая все силы. Ситуация усугублялась тем, что вот-вот должно было стемнеть — в тех широтах ночь наступает в шесть часов вечера. Матросы с корабля говорили, что самая большая опасность нападения акул настает как раз после захода солнца — в это время они начинают кормиться. Вода уже поднялась мне по грудь, пришлось нести рюкзак на поднятых над головой руках. Хотя я спешил, не забывал внимательно смотреть по сторонам — контролировал, не появились ли поблизости опасные плавники. Наконец благополучно выбрался на берег и вздохнул с облегчением.

По возвращении в Киев передал собранные образцы специалистам Национального научного антарктического центра Украины для исследований в области изменения климата.

*Мы установили 19 антенн и с их помощью связывались с радиолюбителями всей планеты

— Связывались с радиолюбителями из Украины?

— Да, причем со многими. По понятным причинам я старался выйти на связь с как можно большим количеством украинских радиолюбителей. Члены экспедиции относились к этому с пониманием. Всего нам удалось связаться с 27 тысячами радиостанций практически со всех уголков Земли.

Мы установили 19 антенн. Одна из них была изготовлена по моему проекту в Германии. На Акадию мы ее доставили в разобранном виде. Я планировал, что антенна будет возвышаться над землей на 26 метров (примерно как 10 этажный дом). Но когда мы высадились на остров, дул довольно сильный ветер, поэтому решил обойтись укороченным вариантом антенны — 18-метровым. Мы понимали, что если случится уж очень сильный шторм или ураган, придется экстренно эвакуироваться. Поэтому первую неделю просиживали за рациями часов по 12 в день, а то и больше. Я даже на ужин не ходил — нельзя было терять время, ведь непогода могла «выгнать» нас с острова в любой день.

— Чем питались на острове?

— Еда была более чем простая. За нее отвечал экипаж корабля. На завтрак готовили мюсли с обезжиренным молоком, которое не имело ни вкуса, ни запаха. На обед, как правило, давали блины. Но пару раз угощали барбекю. На ужин неизменно предлагали совершенно неаппетитные сосиски. Только моряки с корабля ели их с удовольствием, накладывали себе полные тарелки. Для этих закаленных тяжелыми условиями работы людей такая еда является привычной. Из фруктов они взяли в плавание изрядный запас бананов. Впрочем, питание меня совершенно не расстраивало, я был полностью поглощен работой.

Воду мы пили из опреснительной установки. Моряки наливали ее в пластиковые баки и бросали туда какой-то цветной химический порошок — видимо, чтобы придать вкус. Вначале вода была оранжевой. Ее привкус быстро всем приелся, и моряки стали бросать в баки фиолетовую «химию». Она придавала воде столь назойливый и отвратительны запах, что мне пришлось даже выкинуть флягу, в которую ее наливал.

— Какой выдалась погода?

— Поначалу страдали от жары, а в конце экспедиции мерзли, так как начались дожди и сильно похолодало. Когда во время экстренной эвакуации пришлось лезть в воду, у меня зуб на зуб не попадал.

— Значит, экспедиция отработала на атолле не весь намеченный срок?

— Да. Сильный ветер заставил экстренно эвакуироваться за полтора дня до запланированной даты отплытия. Хотя погодные условия заставляли собираться не мешкая, мы вывезли с острова буквально все, что привезли — после нас не осталось ни грамма мусора.

— После этого еще где-нибудь побывали?

— Да, на нескольких островах, в том, числе на Питкэрне, где живут потомки взбунтовавшегося в 1789 году экипажа английского корабля «Баунти». Эта история известна по неоднократной экранизации книги «Мятеж на «Баунти» и фильмам, снятым Голливудом. История вкратце такова: экипаж «Баунти» высадил своего жестокого капитана Блая и оставшихся преданными ему людей в шлюпку и оставили их в открытом море. Посреди Тихого океана бунтовщики, а также следовавшие с ними несколько полинезийских мужчин и женщин, наткнулись на остров Питкэрн, где остались жить, а корабль сожгли. Тем временем капитан Блай добрался до Индонезии и сообщил английским властям о случившемся. На поиски заговорщиков отправили военный корабль «Пандора». Согласно законам того времени, бунтовщиков следовало вздернуть на рее. Однако найти их не удалось. Только лет через 30 одно американское китобойное судно обнаружило остров, на котором местные жители говорили на английском, в их поселении американцы увидели Библию. Это был остров Питкэрн. Как потом стало известно, лидер бунтовщиков с «Баунти» Флетчер Кристиан, скрывавшийся в пещере, расположенной на горе, был убит из-за ссор, как и все другие мужчины за исключением одного. Я с двумя членами нашей экспедиции (одному 67 лет, другому — 72 года) поднялся к той пещере. Для меня это восхождение было довольно тяжелым. А вот мои старшие товарищи продемонстрировали, что здоровья и сил у них еще дай Боже — с такой скоростью шли в гору, что при всем желании не отставать я за ними не поспевал.

К сказанному следует добавить, что в ходе поисков мятежников парусник «Пандора» обнаружил прежде неизвестный атолл. Капитан дал атоллу имя Дюси — в честь своего покровителя, чиновника Адмиралтейства Френсиса Дюси. Вот на этом атолле и работала наша экспедиция.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, что NASA опубликовало запись шума ветра на Марсе, которую передал на Землю зонд InSight. Запись была сделана в момент замера движений на планете.

А американский геофизический союз опубликовал видеозапись, на которой слышно «пение» тающих ледников на шельфе Росса.

*Фото предоставлены Вадимом Ивлевым

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров