БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории

«Впервые увидев Олю, на ее горб даже не обратил внимания»: удивительная история любви

8:11 8 февраля 2019 3803
Ольга Хижнякова и Дмитрий

Казалось бы, эта девушка — маленькая, всего 137 сантиметров, худюсенькая, со спиной в виде буквы S и горбом — должна вызывать жалость. Но единственное чувство, которое испытываешь, глядя на Олю Хижнякову, — искреннее восхищение. Улыбчивая, смешливая, открытая, она хоть и мечтает о ровной спине, но не делает трагедии из своего нынешнего состояния и не упивается жалостью к себе.

В одиннадцать лет ей поставили диагноз сколиоз, а через несколько месяцев умерла ее мама, в одиночку воспитывавшая шестерых детей. Стресс, прогрессирующая болезнь, насмешки сверстников — от этого любой мог бы замкнуться в себе и опустить руки. Но Оля решила сама добиться своего счастья. Переехала в другой город, нашла работу, сняла квартиру. А год назад встретила красивого здорового парня, для которого она, несмотря на болезнь, стала самым дорогим человеком на земле.

Недавно 27-летний Дмитрий Ситников сделал любимой предложение. Оля ответила согласием, но свадьбу решила отложить до того момента, когда ей сделают операцию на позвоночнике. После этого она сможет не только пойти к алтарю с ровной спиной и в белом платье, но и воплотить свою заветную мечту — родить ребенка.

Оля Хижнякова и ее жених Дмитрий живут в Вишневом под Киевом на восьмом этаже многоэтажного дома. Встречать меня оба выходят к подъезду. Оля, несмотря на мороз, — в шлепках на босу ногу. Дима — высокий, стройный зеленоглазый парень, которому девушка едва достает до груди — заботливо придерживает ей двери, в прихожей привычным движением снимает с Оли куртку.

— Ей больно самой одеваться, обуваться, поднимать руки, — объясняет Дмитрий Ситников. — Поэтому с утра стараюсь ей помочь натянуть джинсы, кофту, обуться. Потом иду к маме — у нее рак мозга, после химиотерапии и облучения она себя очень плохо чувствует. Сижу с мамой, а когда сестра приходит с работы и подменяет меня, бегу на работу. Три года назад, когда переехал в Вишневое из Луганска, работал мастером по ремонту стиральных машин. Сейчас занимаюсь доставкой посылок — там гибче график, успеваю помогать и маме, и Оле.

— Как вы познакомились?

— В Интернете, — улыбается Ольга. — Я пыталась найти любовь всей своей жизни, но не особо верила, что получится. Уже был неудачный опыт, обожглась несколько раз. Дима мне первый написал, я ответила, но при этом была настроена скептически. Начали переписываться, делились новостями, узнавали друг друга. А когда Дима предложил встретиться, я… отказалась. Испугалась, что увидит меня и не захочет больше общаться.

Читайте также: «Однажды я сказал Леночке, что таких девушек, как она, нужно носить на руках. С тех пор и ношу»

— Дима, а вы не знали о болезни Оли?

— Сначала не знал. Просто увидел в Интернете ее фотографию, она мне понравилась. Через некоторое время Оля написала, что у нее сильное искривление позвоночника. Но я отреагировал на это спокойно.

— Дима сказал, что у каждого свои проблемы, мол, ничего страшного, — объясняет Ольга. — Но одно дело услышать о моей кривой спине, совсем другое — увидеть. На какое-то время наше общение прекратилось, а потом я сама уже стала намекать, что пора бы кофейку вместе попить… Вскоре Дима пригласил меня на свидание. Предложил сходить в кино или на каток, но я ответила, что комфортнее всего чувствую себя дома. Ко мне как раз приехала подружка, и у меня появилась возможность пригласить к себе молодого человека, чтобы это не выглядело двусмысленно. Боялась, конечно, его реакции на свою внешность. Жутко боялась, аж ноги подгибались.

— Правда? — удивленно переспрашивает Дима. — Ни за что не подумал бы — ты так уверенно себя вела…

— Я просто пыталась не показывать свои эмоции. А сама все время спиной прижималась к стеночке и старалась не поворачиваться к Диме кривым боком.

— Дима, признайтесь, какой была ваша реакция, когда увидели Олю?

— Я подумал: «Какая маленькая, хрупкая!» На ее горб даже не обратил внимания — настолько Оля оказалась позитивной, веселой, интересной. Было ощущение, что мы знаем друг друга годы.


* Свадьбу Оля и Дмитрий решили сыграть после того, как девушке сделают операцию

— Дима очень красиво ухаживал. Смайлики, сердечки на телефон, букеты цветов, торт-мороженое, — вспоминает Оля. — В основном мы виделись дома, на прогулки выходили только по вечерам. Мне не хотелось, чтобы люди оглядывались вслед и показывали на меня пальцем: такая маленькая, больная, да еще и с хлопцем идет. А месяца через три стали гулять днем, я успокоилась, почувствовала в Диме надежную опору, перестала комплексовать. Мы стали ходить в гости к моим знакомым. Бывшие коллеги были за меня очень рады и все удивлялись, как мы с Димой похожи.

— А как отреагировали ваши близкие на Олю? Не отговаривали?

— Попробовал бы кто-то что-то сказать! Друзья восприняли нормально, а мама с сестрой сразу прекрасно поладили с Олей. Мама сказала, что очень за меня рада. Сейчас, когда она заболела и слегла, то всегда радуется, если Оля приходит ее проведать. Из-за болезни мама стала забывать слова, невнятно говорить, а Оля лучше всех разбирает ее речь.

— А я повезла Диму в село, где родилась, и познакомила со своей семьей — племянниками и сестрой Эрикой, которая заменила мне маму, — говорит Ольга.

Оля Хижнякова родилась в Путивльском районе Сумской области. Она была шестым ребенком в многодетной семье. Ее отец бросил жену с детьми, запил, потом сел в тюрьму. Его безразличие и отсутствие в своей жизни Оля не может простить до сих пор. Когда девочке было одиннадцать лет, у нее стала сильно уставать спина. Врачи констатировали начальную стадию сколиоза, прописали лечение в санатории на море. Пока Оля находилась в Одессе, случилась беда: умерла ее мама.

— Это был несчастный случай, — рассказала журналистам телепрограммы «Касается каждого» старшая сестра Ольги Эрика Лукач. — Мама несла косу, споткнулась и распорола себе шею. Когда я забирала Олю из санатория, мы уже нашу мамочку похоронили. Но сказать об этом сестре не могла: Оля была такая радостная, показала мне цепочку, которую купила для мамы на день рождения… Правду сестра узнала только дома. Когда мы сказали ей, что мамы больше нет, она не верила, криком кричала, что мы ей говорим неправду, потом выскочила из хаты, побежала искать маму…

— Я до сих пор не верю, что ее нет, — вздыхает Оля. — Кажется, она просто куда-то ушла. На память о ней у меня остались только две мои детские фотографии, подписанные маминым почерком. Опеку надо мной взяла Эрика. У нее самой на тот момент уже было трое своих детей и полно забот. Возила меня по санаториям, заставляла носить корсет, хоть я плакала и отказывалась — он жутко давил на печень и сердце, в нем было страшно неудобно. Тем более что раньше спина у меня почти не болела, мне только не нравилось, что я не расту и не поправляюсь. Сверстники смеялись, что я маленькая и худая. Помню, как я расстроилась, когда на выпускной сестра не смогла подобрать мне ни одного платья. Все сидели криво. Пришлось идти в брюках и тунике.


* Из-за невероятного изгиба позвоночника у Оли сжаты внутренние органы, часто болит сердце и она не может нормально есть

Три года назад Оля решила круто изменить свою жизнь и переехала из родного села в Вишневое Киевской области. Вместе с подругой своей покойной матери и племянницей сняла квартиру, устроилась на работу на склад, а потом увидела объявление о том, что в один из супермаркетов требуется кассир.

— Мне всегда хотелось работать на кассе, — рассказывает Оля. — И хотя была уверена, что с моим диагнозом меня никто не возьмет, рискнула позвонить. Как же я была счастлива, когда меня приняли на работу! Стажировка вместо трех дней прошла за день, и я сразу приступила к работе. Работала в две смены, по 15—16 часов. И так мне все нравилось — и коллеги, и покупатели, и атмосфера! Правда, у нас женский коллектив, приходилось разгружать товары, таскать бутыли с водой и ящики с пивом наравне со всеми. Организм стал давать сбои, начали болеть спина и сердце, прогрессировало искривление позвоночника.

Я вынуждена была уйти с работы, стала ходить по врачам, но все, увидев меня, сразу отказывались: мол, мы за такое не возьмемся. Операция допускается, когда изгиб позвоночника около 70 градусов. У меня уже 110. В общем, врачи сказали, что мой случай безнадежный. Конечно, я плакала. Смириться с таким было очень трудно. А потом добрые люди посоветовали обратиться в Харьков к Андрею Мезенцеву — хирургу с 30-летним опытом, на счету которого тысячи удачных операций. И он согласился за меня взяться!

Читайте также: Иванка Змиевская: «Это удивительно — жить, когда ничего не болит»

— Случай Ольги очень тяжелый, — рассказал «ФАКТАМ» старший научный сотрудник Института патологии позвоночника и суставов имени профессора Ситенко, доктор медицинских наук, профессор кафедры травматологии Андрей Мезенцев. — У нее идиоматический правосторонний грудной сколиоз четвертой степени. Пациентка взрослая, деформация большая, да еще есть сопутствующая сердечно-легочная недостаточность. Нужно выполнить операцию в два этапа. Сначала через грудную клетку удалить диски и увеличить таким образом подвижность позвоночника в месте основной дуги искривления. А после этого провести операцию на спине, установить конструкцию, которая скорректирует кривизну позвоночника наполовину и предотвратит дальнейшую деформацию. Конечно, это уберет нагрузку на внутренние органы, пациентка будет совсем по-другому себя чувствовать. Конструкции у нас титановые, американского производства, отторжения они не вызывают. Кроме того, во время второй операции мы сможем вырезать фрагменты реберного горба — и он, хоть и не исчезнет полностью, уменьшится процентов на 80 и станет гораздо менее заметным. Ну и, что главное для Оли, после операции она сможет рожать.


* Медики планируют установить Ольге титановую конструкцию, которая скорректирует кривизну позвоночника и предотвратит дальнейшую деформацию

— Больше всего на свете мне хочется стать мамой, — признается Оля. — Я очень люблю малышей и отлично лажу с ними. В магазине, где я работала, были даже покупатели, чьи дети шли только на мою кассу — знали, что я всегда с ними и поговорю, и конфетку дам. Теперь, когда встречаемся на улице, покупатели мне говорят: «Возвращайтесь на работу, а то наши дети без вас отказываются идти в магазин». Я бы и сама хотела вернуться. Не люблю сидеть дома. Но здоровье не позволяет. Сейчас самое главное — собрать деньги на операцию. Мне помогают друзья, коллеги, наш сельсовет дал пять тысяч. Я очень благодарна всем, кто откликнулся и пожертвовал деньги. Но нам нужно 10 тысяч евро — 320 тысяч гривен. Пока удалось собрать только десятую часть — около 37 тысяч гривен. А болезнь каждый день прогрессирует. Я очень надеюсь, что после статьи в «ФАКТАХ» люди мне помогут. Очень хочу свою семью. Хочу быть стройной и счастливой.

— Оля, Дима сделал вам предложение руки и сердца прямо в эфире программы «Касается каждого». Свадьбу вы уже спланировали?

— Все будет тихо, по-семейному. Потом, после операции…

— Почему? — пожимает плечами Дима. — Я и сейчас согласен сыграть свадьбу.

— Нет-нет, — замахала руками Оля. — Во-первых, мне сейчас платье не подберешь. Помню, как я на выпускном мучилась, перемерила все подряд, ни одно платье не подошло. Во-вторых, сейчас мы не будем тратить деньги на свадьбу, ведь пока собираем на операцию, дорога каждая копейка. А потом уже все отпразднуем — и свадьбу, и мою новую жизнь.

P. S. Все, кто хочет помочь этой удивительной девушке собрать деньги на операцию, могут перечислить их на ее счет.
Карточки Ощадбанка:
5167 4901 1482 7513 — (гривни),
5274 1000 0332 0286 (доллары)
или 5274 1000 0332 4577 — (евро).
Все три карточки оформлены
на Хижнякову Ольгу Анатольевну.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали историю юной переселенки с Донбасса, которой сделали уникальную операцию в Киеве: девушке выровняли спину и растянули позвонки.

Кроме того, мы публиковали советы детского ортопеда, как уберечь школьника от сколиоза.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров