ПОИСК

«когда доктор сказал, что прикрутит мне голову шурупами, я подумал: он шутит»

0:00 17 липня 2008
Інф. «ФАКТІВ»
Сломав шею, 20-летний сельский житель, испытывая боли, три дня лежал дома и ждал, что… «само пройдет»(!)

Отправляясь в жаркий летний день на пруд освежиться, 20-летний Саша Мищенко из села, расположенного в самой что ни на есть степной глубинке, даже представить себе не мог, какую цену придется заплатить за это купание…

«Все разбежались, на пляже пусто. Я вцепился изо всех сил в корягу и жду помощи»

В селе Первопокровка Нижнесерогозского района (Херсонская область) есть искусственный пруд, точнее — небольшой накопитель в системе оросительного канала. Однако именно этот водоем — самое излюбленное место сельчан, которые здесь спасаются от жары в летние дни.

 — Друг Сережка ко мне зашел, — вспоминает Александр Мищенко, — позвал искупаться.

 — Наверное, еще и выпили, чтобы веселее было? — с грустной иронией замечает нейрохирург Херсонской областной клинической больницы Николай Костин.

РЕКЛАМА

Наш разговор происходит у постели парня, прооперированного несколько дней назад.

 — Всего… по бутылке пива, — оправдывается Саша.  — Ну и сиганул в воду со всей дури. Не знаю, почему там такая маленькая глубина оказалась. В прошлом году было прилично — все ныряли, никто шею себе не свернул. Понимаете, я только, так сказать, открывал сезон этим летом, первый раз пришел.

РЕКЛАМА

Саша и сейчас еще до конца не понял, что в тот день с ним произошло. Вначале, говорит, боли совсем не почувствовал, просто что-то с ногами было не так — перестали слушаться. Начал барахтаться, руками догреб до берега, стал проверять: не показалось ли, может, ногу порезал? Выяснить ничего не удалось. Наоборот, едва не утонул.

 — Я так в воде и остался, а товарищ, Сергей, побежал звать на помощь, — рассказывает горе-ныряльщик.  — Уже потом он спохватился, что сначала следовало вытащить меня. Но не возвращаться же — только время потеряешь! Там еще детвора на велосипедах каталась — какие-то девчушки, — и тоже все уехали. Испугались, наверное. А я вцепился в корягу изо всех сил и жду. Мне показалось, что висел так целую вечность.

РЕКЛАМА

Однако поражает в этой истории другое: дома Саша пролежал трое суток. И парень, и его родители надеялись — может, как-нибудь «само пройдет»…

 — Каждое движение доставляло боль, в шее что-то дергало, но так ведь всегда бывает, если ударишься, — объясняет Александр.  — А я вспомнил, что, ныряя, все же бахнулся головой. Ни пить, ни есть не хотелось. Своего тела ниже подмышек совсем не чувствовал. Руки, правда, немного шевелились. Страшно было? Нет. Пугало только одно — на лечение нужны деньги, а дома если и было гривен 30, то хорошо. Мама стоит на бирже труда, мы с отцом безработные. Иногда удается у арендаторов какую-то копейку подзаработать, но она тут же и уходит. Если бы бабушка нашей семье не помогала, то давно бы по миру пошли…

Все это время к Александру Мищенко приходили друзья, которые подбадривали его, советовали не падать духом и тоже уверяли: «Полежишь с недельку — и пройдет!» На четвертый день 39-летняя Людмила Николаевна, Сашина мама, все-таки отправилась к местной аптекарше на консультацию.

 — Та сказала: «Не шутите с этим, тут что-то серьезное, везите больного в район», — продолжает Александр.  — Пришлось ехать. Уже там сделали рентгеновские снимки и определили, что при нырянии я сломал себе шею.

«1200 гривен за «ремонт» шеи? Мне эта сумма показалась космической. Как говорится, дешевле умереть»

 — Чем быстрее будет доставлен пострадавший с травмой ныряльщика (как мы ее называем) в лечебное учреждение, тем лучше, — объясняет заведующий нейрохирургическим отделением областной клинической больницы Херсона Алексей Леонтьев.  — Ведь при переломе шеи происходит сдавливание спинного и головного мозга: все пути чувствительности блокированы, информация не идет ни вниз, ни вверх. И чем дольше организм остается в таком состоянии, тем хуже прогноз на выздоровление. Часто люди не понимают всей серьезности положения и теряют время. Как, собственно, и произошло в данном случае.

Александру Мищенко не повезло дважды. Кроме того что он дома пролежал без помощи не одни сутки, так еще и медики районного звена допустили серьезную оплошность.

 — Больных с травмами позвоночника нужно уметь правильно транспортировать, ведь перелом в любую минуту может осложниться смещением, — объясняет Николай Костин.  — В райбольнице Саше на шею надели поролоновый воротник, так и перевезли в город. Но какая же это фиксация? Тем более шейный уровень: голова рядом, идет восходящий отек мозга, в любой момент могла произойти остановка дыхания и сердечной деятельности. И если поблизости нет аппарата искусственного дыхания, то больного можно потерять.

Слава Богу, с Сашей такого не произошло.

 — Когда доктор в Херсоне сказал, что мою сломанную голову прикрутят шурупами, я решил: он шутит, — улыбается Мищенко.  — Однако врач не шутил. Мне объяснили, что нужна срочная операция. А как услышал, сколько она будет стоить… Чуть не умер, когда назвали сумму: 1200 гривен за «капитальный ремонт» шеи! Для нашей семьи это деньжищи немыслимые. Как говорится, дешевле умереть. Стали бить в набат, собирать родню. В Херсоне живет мой двоюродный дядя. Его семья и помогла нам решить этот вопрос.

 — Саше сделана малотравматичная операция, — рассказал «ФАКТАМ» Николай Костин.  — Во время вмешательства через передний доступ на телеэкране хорошо было видно, как раскрошенный седьмой шейный позвонок внедрился в спинной мозг, осколки полностью его передавили. Мы почистили и восстановили позвоночный канал, убрали компрессию мозга, вставили искусственный титановый позвонок на место поврежденного, укрепив его болтами на специальной пластине. То есть полностью стабилизировали переломанный участок позвоночника. Уже на второй день у парня начали двигаться ноги, а сейчас понемногу нормализуются функции тазовых органов (ведь после столь неудачного ныряния пациент вообще не мог оправляться). Нет необходимости соблюдать постельный режим — больной может самостоятельно сидеть на кровати, через недельку начнет заново учиться ходить.

 — Давай сядем, — предлагает доктор Саше.

Тот без особых усилий поднимается. Просто трудно поверить, что всего неделю назад этот человек лежал пластом и не мог даже шевельнуть ногой. Как говорят специалисты, никаких неврологических функций ниже уровня повреждения у Мищенко не было.

 — Не так давно подобные операции считались каким-то чудом, — рассказывает Алексей Леонтьев.  — Стабилизирующие системы для позвоночников совершили буквально переворот в нейрохирургии. Пластинки, которые вживляются в позвоночный столб, фиксируя его, особо тонкие. Они ставятся на всю жизнь и крепятся специальными шурупами. Стоимость такой системы отечественного производства — 1200 гривен. Изготавливают их в Киеве, Харькове. Импортные, правда, качественнее, но и дороже — там чудесные замочки, не позволяющие шурупам выскакивать. Но наши, украинские системы, тоже весьма прочные: если не прыгать вниз головой с моста, прослужат всю жизнь.

Александр проходит восстановительное лечение. Впереди еще санаторно-курортная реабилитация. Однако уже сейчас можно сказать, что у Сашиной истории будет оптимистичное завершение.

 — Главное — сохранились функции в ногах, а значит, он будет ходить, — уверен Николай Костин.  — Просто нужно время.

 — Времени у безработных валом, — шутит Саша.  — Жаль, денег нет.

И все равно он не скрывает, как счастлив. Ведь до сих пор парень, хотя и мало что знал о травме ныряльщика, был абсолютно уверен: после такого на полноценной жизни можно ставить крест. Оказалось, совсем нет.

 — Раньше, кроме инвалидной коляски, больным с переломом позвоночника было не на что рассчитывать, — соглашается Алексей Леонтьев.  — Замечательно, что медицина даже на периферии сделала огромный шаг вперед в этом плане. Мы проводим здесь куда более сложные операции, нежели та, о которой вам рассказали. Внедрили у себя, например, вертебропластику. Что это такое? В тело позвонка вставляется игла, и через нее под давлением вводится специальный костный цемент, укрепляющий и восстанавливающий высоту нарушенного фрагмента. Такие вмешательства проводятся при компрессионных переломах позвоночника грудного и поясничного отделов. Подобное на сегодняшний день делают в четырех самых крупных областных центрах Украины, а теперь и в Херсоне.

Сейчас, кстати, готовим к операции 74-летнего пенсионера, у которого возрастная проблема с позвоночником. Чтобы полностью стабилизировать позвоночный столб, вдоль него будет сделано три крошечных надреза, и через такой доступ в позвонки вкрутят шурупы.

 — Вы обязательно должны рассказать в «ФАКТАХ» не о нас, а о Саше Мищенко, — на прощание просит нейрохирург Николай Костин.  — На дворе лето, и к нам беспрерывно поступают, как мы говорим, сезонные больные с пляжей, пансионатов, дач. Люди хотят отдохнуть, а попадают на операционный стол. Вот посмотрите — целая гора историй болезней. Сотрясение мозга, перелом шеи… Ну неужели сложно сначала проверить дно, а потом нырять? Оказывается, сложно. У вашей газеты огромный тираж. Пусть люди читают, и, возможно, история с Александром заставит их самих быть осторожнее.

1060

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів