БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина Особый случай

Реконструировали гортань, трахею и пищевод: в Киеве 6-летней девочке провели уникальную серию операций

14:28 16 марта 2019 3116
Шестилетней Ане реконструировали гортань, трахею и пищевод

Как только Настя появилась на свет, врачи заподозрили неладное: ребенок кашлянул, но звук был не такой, как обычно. Девочку через сутки направили в детскую клиническую больницу «Охматдет».

— Мы не были готовы к такой ситуации, так как беременность проходила хорошо, а внутриутробно на УЗИ такие аномалии невозможно увидеть, — говорит мама девочки Анна. — После обследования выяснилось, что ребенок родился с атрезией пищевода, а ткани трахеи в небольших дырочках (трахео-пищеводные свищи). Из-за этого ни дышать, ни есть малышка не может. Врачи объяснили: чтобы спасти ей жизнь, придется установить три специальные трубочки (стомы): одну — в трахею, чтобы дочка дышала, вторую — в животик, чтобы пища поступала прямо в желудок, третью — вывести из пищевода на шейку. Для того чтобы ребенок не утратил глотательный рефлекс и у него работали вкусовые рецепторы, немного пищи надо давать через ротик, а выходить она будет в трубочку на шейке (эзофагостому). На вопрос, что делать дальше, никто не мог дать ответ. Сказали только, что дочка должна набрать вес — не менее десяти килограммов, чтобы речь могла идти о реконструктивных операциях.

Анна научилась все делать сама: кормить Настю через отверстие в животике, промывать и менять трахеостому. Каждые полгода ребенка возили на консультацию в «Охматдет». Лишь в четыре года Настя набрала положенные десять килограммов. Семья жила надеждой на то, что врачи прооперируют ребенка.


* Настю кормили через стому в животике. Стояла задача, чтобы девочка набрала десять килограммов и ей можно было провести операцию

— Специалисты «Охматдета» не взялись делать реконструктивную операцию, но пригласили на консультацию очень опытного специалиста — профессора Багирова, — продолжает Анна. — Мы благодарны судьбе, что Мамед Мансурович взялся помочь нашему ребенку. Прежде всего он восстановил дочке гортань и трахею, убрал трахеостому. Настя стала нормально дышать. А спустя два года доктор выполнил реконструкцию пищевода. После операции прошел месяц, но нам и сейчас трудно поверить, что дочка ложечкой ест обычную еду, сидит с нами за столом.

Читайте также: «Первый в жизни глоток наша дочка сделала в полтора месяца»

— Обе операции, выполненные Насте, считаются эксклюзивными, сложными и травматичными, — говорит профессор кафедры торакальной хирургии и пульмонологии Национальной медицинской академии последипломного образования имени П. Л. Шупика Мамед Багиров. — Но нам удалось сделать все, что запланировали. Пластику пищевода с использованием части кишечника выполняют давно. Лично я сделал первую такую операцию почти пятьдесят лет назад. А вот коррекция двух таких пороков, как у Насти, сделана впервые, в медицинской литературе не описаны подобные вмешательства. На полное восстановление ребенку понадобится год. Хотя уже сейчас девочка чувствует себя хорошо.


* «Две операции, которые мы выполнили Насте, эксклюзивные, сложные и травматичные, — говорит профессор Мамед Багиров. — Но результат получили отличный: девочка быстро восстанавливается и, надеемся, наша помощь ей больше не понадобится»

Настя веселая, общительная, очень активная. Садится на шпагат, отжимается от пола, любит танцевать, но чтобы обязательно были зрители. Со старшей сестрой, 11-летней Женей, они подружки. Девочки понимают друг друга с полуслова, хотя Настя еще говорит не совсем четко и ей надо заниматься с логопедом.

— Из-за того что до четырех лет у дочки стояла трахеостома, говорить она практически не могла: тихий хрипловатый голос шел из трубочки на шее, — рассказывает Анна. — Настя произносила короткие слова: «мама», «папа», «Еня» (сестричка Женя). Но это не мешало дочке общаться. На детской площадке она носится между горками, качелями.

— Вы объясняли Насте, почему она не совсем такая, как все?

— Нет. Даже не акцентировали на этом внимание. Просто говорили, что доктор ее вылечит и все будет хорошо. То же самое рассказывали старшей дочке Жене. Мы с мужем и сами в это верили. Позволить себе впасть в депрессию, если у тебя двое маленьких детей, нельзя.


* «Мы никогда не акцентировали внимание дочки на том, что она не такая, как все дети, — рассказывает Анна. — Просто говорили, что доктор ее вылечит и все будет хорошо. Так и случилось»

— Вам приходилось самой выполнять медицинские манипуляции со стомами?

— Да. Меня всему обучили в «Охматдете». Врачи предупредили: на замену трахеостомы (дыхательной трубочки, вставленной в шейку) отпущено лишь 30 секунд. А меняла я ее раз в неделю. И промывала стому ежедневно. Для ребенка это крайне неприятная процедура. Поэтому, когда Мамед Мансурович Багиров сделал первую операцию и убрал трахеостому, мы были счастливы — ребенок дышит, как все! К дочке начал возвращаться голос. Но кормить ее надо было по-прежнему через стому в животике. За столько лет мы к этому привыкли.

— Чем можно было кормить ребенка?

— Поначалу детскими смесями, а позже мы готовили разнообразные пюре, протертые каши, творожок с молоком, супы, тщательно измельчая и протирая все через мелкое сито. С помощью специального шприца вливали еду через стому прямо в желудок. За один раз 50—100 граммов. И понемногу давали все пробовать, чтобы ребенок ощутил вкус, сумел проглотить пищу, прожевать. Эти навыки пригодились нам сейчас, уже после операции. Настя довольно легко перешла на обычный способ питания.

Читайте также: «Врачи так искусно вернули на место печень, которая росла… в пуповине малыша, что даже следов операции не видно»

— Как это произошло?

— Мы очень ждали, когда профессор Багиров скажет: «Пора оперировать Настю». И вот этот день настал. Операция длилась почти пять часов. Доктор объяснил, как планирует ее провести. Но мне даже страшно было представлять, как он «перекраивает» дочку изнутри. Нам сказали, что все прошло отлично. Пять дней Настя была в реанимации, затем ее перевели в обычную палату, но под пристальное наблюдение медсестер и врачей. На десятый день Настя сделала первый глоток чая и… закашлялась. Ей еще трудно глотать жидкость. А вот йогурт подошел. Съела полную баночку. Впервые в жизни нормально поела! И с тех пор стомой в животике мы больше не пользуемся. Ее оставили на некоторое время для подстраховки. Надеемся, это приспособление нам больше не понадобится.


* На днях Настя впервые в жизни нормально поела

— Я поражаюсь мужеству и терпению родителей Насти, — говорит профессор Мамед Багиров. — Хочу подчеркнуть: врачи сегодня умеют исправлять многие врожденные пороки. Если в семье случилась беда, нельзя опускать руки, надо бороться за своего ребенка и настойчиво искать тех, кто может помочь.

— В каких еще случаях вам приходится оперировать детей?

— Кроме ликвидации врожденных пороков у детей, к сожалению, приходится бороться с последствиями ожога пищевода, травм, попадания инородных тел. Крайне опасно хранить химикаты, моющие средства в местах, куда может добраться малыш. Приятно пахнущая жидкость в бутылочке кажется ему съедобной, и достаточно одного глотка кислоты или щелочи, чтобы произошел ожог и пищевод расплавился. Таким детям тоже приходится делать пластику пищевода, используя часть прямой кишки. Собственный биоматериал хорошо приживается, а пересаженный участок растет по мере роста ребенка. Да, во многих случаях мы можем помочь, но лучше все предусмотреть и уберечь ребенка от тяжелейшей травмы.


* Настя веселая, активная, общительная. Но чтобы четко выговаривать слова, ей надо заниматься с логопедом. Фото из семейного альбома

— Насте не понадобится больше хирургическое вмешательство?

— Думаю, нет. После первой операции у нее нормализовалось состояние трахеи, ушли воспалительные изменения. Когда мы убедились, что все в порядке, была сделана пластика пищевода. Пересадили 22 сантиметра кишечника. Это безопасно.

— Изменилась ли методика пластики пищевода с момента вашей первой подобной операции?

— Она совершенствуется, но по сути не меняется. А вот анестезия стала гораздо лучше, дети ее легче переносят. Благодаря тому, что мы используем лучший в мире шовный материал, заживление происходит быстро и качественно. Так что осложнения случаются крайне редко. Нам предстоит еще удалить Насте гастростому. В дальнейшем будем только наблюдать за тем, как девочка растет и развивается. За два года лечения этот ребенок стал родным для всех наших сотрудников, но мы надеемся, что наша помощь Насте больше не понадобится.

Читайте также: «Опухоль на шее у новорожденного сына была больше, чем его голова»

Как сообщали ранее «ФАКТЫ», в Киеве новорожденному ребенку провели уникальную операцию на сердце.

*Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров