БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

«Вернулся из больницы и узнал, что лишился обеих квартир»: мошенники и полицейский обокрали ученого

8:14 18 марта 2019
Виталия Боримского из Киева мошенники лишили денег и двух квартир

Если бы кандидат физико-математических наук Виталий Боримский мог хотя бы на секунду представить, что его звонок в полицию закончится тем, что он останется без двух квартир, денег и документов, он, конечно, никуда не звонил бы. Но в тот момент ученый поступил самым естественным для себя образом. Он набрал 102 и сообщил, что его знакомая, одолжившая у него 9 тысяч гривен, не отдает долг, и попросил полицию вмешаться.

На вызов приехал 30-летний сотрудник одного из столичных райотделов. Огляделся, заметил хорошую обстановку в трехкомнатной квартире Виталия Васильевича, паркет, кожаную мебель… Никто уже не узнает, когда именно — в ту же секунду или позже — в голове у полицейского возник план завладеть имуществом пенсионера. Но с того дня «заботливый» правоохранитель стал наведываться к одинокому профессору, приносил ему угощение, справлялся о здоровье. Потом попросил Виталия Васильевича ненадолго приютить своего дядю, якобы готовящегося к операции. Дядя оказался цыганом, который вел себя в гостях нагло и вызывающе, как будто у себя дома, и ни к какой операции явно не готовился. А вот Виталий Боримский неожиданно для себя очнулся в больнице с отравлением неизвестным веществом. Когда же спустя три недели вернулся домой, его квартира была уже продана.

Напомним, ранее «ФАКТЫ» рассказывали о случае, когда мошенники, чтобы завладеть чужой квартирой, нашли двойника настоящего хозяина.

О подоплеке этой истории мне рассказали Олег и Елена Цымбаленко — родители любимого ученика Виталия Васильевича. Еще пять лет назад профессор был репетитором у их сына Севы, помог ему подготовиться к поступлению в Украинский физико-математический лицей. После этого занимался физикой и математикой с его младшим братом, а с Севой поддерживал дружеские отношения. И когда Боримский попал в переплет, оставшись один в своей квартире, в инвалидном кресле, без еды, денег и связи, то, чудом реанимировав поломанный компьютер, сразу же написал любимому ученику, что он в беде.

— Вообще-то, у Виталия Васильевича есть и дальние родственники, и другие ученики, — рассказывает мама Всеволода Елена Цымбаленко. — Он был очень востребованным педагогом, преподавал в нескольких университетах, даже летал за границу с лекциями и здесь, в Киеве, занимался репетиторством. Но характер у него непростой, не все находят с ним общий язык. А с Севой они родственные души. Виталий Васильевич многому его научил и любил нашего мальчика, как любят свой удачный проект. Сева тоже всегда испытывал теплые чувства к преподавателю, навещал его. Последний раз они виделись год назад, когда Виталий Васильевич сломал ногу и лег на операцию. А когда осенью 2018 года Сева получил от учителя просьбу о помощи, он, конечно, сразу помчался к нему. Сказать, что наш сын был поражен переменами, случившимися с его учителем, — ничего не сказать. Еще недавно Виталий Васильевич был высоким, полным, громогласным и уверенным в себе мужчиной, выглядевшим моложе своих 62 лет. Теперь перед Севой сидел дряхлый старик, запуганный, осунувшийся и похудевший наполовину. Да еще и в инвалидном кресле.

А с квартирой вообще произошло нечто невообразимое. Ученый, всегда аккуратный до педантизма, теперь жил среди мусора и пыли. Мы с мужем вслед за Севой пришли к Виталию Васильевичу, накормили его, помогли прибраться и только потом стали узнавать, что с ним случилось и что довело его до такого плачевного состояния.

*Так профессор Боримский выглядел год назад

— Он обмолвился, что есть один парень, Егор, который за ним ухаживает, — рассказывает муж Елены Олег Цымбаленко. — А сейчас, мол, этот парень уехал и оставил его одного, без еды и связи. Мы с Севой продолжали приезжать к Виталию Васильевичу каждый день, привозили еду. И в один из дней случайно столкнулись нос к носу с этим самым Егором. Я психолог по профессии, поэтому сразу четко «срисовал», как сильно он испугался и разозлился, увидев кого-то рядом с Боримским. Ведь считал его совершенно одиноким и полностью от него зависящим. Какая агрессия и злоба была на его лице! А Виталий Васильевич замер и только смотрел на Егора с выражением непередаваемого ужаса и отчаяния. «Я не хотел, чтобы вы пересекались, я его боюсь», — объяснил он нам. И только потом начали всплывать подробности этой страшной ситуации.

Оказалось, осенью 2017 года Виталий Васильевич позвонил в полицию, хотел подать заявление на свою знакомую, которая не отдавала ему крупный денежный долг. На вызов пришел полицейский по имени Егор. Втерся к нему в доверие, убедил сдать внаем его вторую квартиру возле метро «Арсенальная», а в эту, трехкомнатную, на бульваре Дружбы народов, где жил сам ученый, временно поселить его, Егора, дядю, который якобы готовился к операции.

— Я верил Егору, — рассказывает корреспонденту «ФАКТОВ» Виталий Боримский. — Он ведь приходил ко мне каждый день, приносил продукты. Я удивлялся, конечно, но был рад и такому вниманию, ведь, кроме Егора, мне некого было послать за едой. А дня через три-четыре он стал уговаривать меня взять к себе дядю Мишу. Давил на жалость, мол, человеку нужна операция, негде жить. Говорил, что дядя Миша тут проживет недолго, к тому же будет платить за комнату и помогать мне. Моментами он помогал, это правда, но денег не платил никогда. Жил в свое удовольствие, делал, что хотел. А еще иногда он очень странно себя вел. Мог, например, бегать по подъезду и кричать, что он мой брат. Я его просил прекратить, но бесполезно.

Читайте также: Через 4 месяца после покупки жилья я узнала, что стала стала жертвой «черных риелторов», — киевлянка

А однажды я вдруг проснулся в… больнице. Врачи объяснили, что мне дома стало плохо. Я ужасно удивился: мне не было плохо, я просто спал, но проснулся уже почему-то в палате. В больнице пробыл две недели, причем врачи толком так и не объясняли, от чего они меня лечат. Потом за мной приехал дядя Миша на моей же машине. Я возмутился, спросил, кто ему позволил брать ключи и автомобиль, но он не ответил. Говорил только, что он меня спас. Организовал «праздник» в честь моего возвращения. Приехал мужчина, представившийся высокопоставленным чиновником, который якобы снимает мою квартиру на «Арсенальной» (на самом деле это был знакомый дяди Миши), привез мне много еды и подарков, говорил, как он за меня переживал и как хорошо, что дядя Миша меня спас и отвез в больницу. В общем, они устроили целое представление, чтобы показать, как они меня любят и обо мне заботятся, причем все это было сделано за украденные у меня деньги.

Пропажу денег и документов я обнаружил не сразу, а только через несколько дней после возвращения из больницы. Увидел, что вместо документов на квартиру лежат ксерокопии, а от большой суммы денег не осталось вообще ничего. Я стал спрашивать сначала у дяди Миши, потом у Егора, что все это значит и кто меня обокрал. Тогда мой квартирант вдруг сразу исчез — просто собрал вещи и испарился.

А Егор продолжал приходить какое-то время. Причем я его не звал, он просто заходил в квартиру, пользуясь дубликатом ключей. На все мои жалобы и возмущения Егор отвечал, что, если буду сильно интересоваться, куда все пропало, мне несдобровать. Могут, мол, и голову разбить. Потом он тоже исчез, я остался сам, к тому же без всяких средств связи — мой мобильный телефон дядя Миша якобы случайно разбил. Через две недели у меня закончились все продукты, я начал голодать. Даже вывешивал в общий коридор записку для соседей с призывом о помощи, но наутро нашел только клочки от нее.

Сам выйти на улицу я не мог: после операции на колене я так и не встал с инвалидного кресла, лифта у меня в подъезде нет. Кроме того, мое состояние усугубилось тяжелейшим артритом, который вызывает невыносимую боль. В общем, я был в критической ситуации и даже запаниковал. А потом мне удалось починить старенький компьютер и связаться с Севой. Благодаря ему и его родителям я до сих пор жив.


* Еще недавно Виталий Боримский занимался репетиторством, а сейчас не может ходить и с трудом говорит

— У нас нет доказательств, но, судя по тому, как сильно Виталий Васильевич постарел за один год, с каким трудом сейчас говорит, ему явно постоянно что-то подмешивали в еду, — вздыхает Олег Цымбалюк. — В больницу, насколько мы знаем, он тоже попал с отравлением медикаментозными средствами. Доктора сказали, что, если бы мы не вмешались, Виталию Васильевичу в его тогдашнем состоянии оставалось бы жить всего несколько месяцев.

Понятно, зачем мошенникам нужно было травить хозяина квартиры. Чтобы завладеть его имуществом. Один из участников этой мошеннической операции (пока еще не задержанный) сказал мне, что квартира должна была быть освобождена до Нового года. А как это можно сделать при наличии в ней живого человека? Очень просто: убрать этого человека. Виталий Васильевич живет одиноко, и никто даже не узнал бы, что с ним случилось.

Тот же злоумышленник пытался с нами «по-хорошему договориться», чтобы мы не влезали в это дело. Даже обещал, что разрешит Виталию Васильевичу пожить в квартире, которая ему больше не принадлежит. Конечно, ни на какие договоренности с преступниками он не пошел, но то, что они говорили, оказалось печальной правдой: ни трехкомнатная квартира на бульваре Дружбы народов, ни двухкомнатная на «Арсенальной» больше не были собственностью Боримского.

Мы выяснили это, сделав соответствующий запрос в госреестр.

Стало ясно, что Виталий Васильевич стал жертвой мошенников, что нужно обращаться в правоохранительные органы. Но куда? Напишешь заявление в райотдел — оно просто ляжет под сукно, как и тысячи других. Об этом нам даже сам Егор говорил с насмешкой: «Хотите — идите в полицию, посмотрим, чего вы там добьетесь». Нас спасло то, что он полицейский. Мы обратились напрямую в Департамент внутренней безопасности Национальной полиции. Там среагировали быстро и очень профессионально. Разыскали и Егора, и дядю Мишу.

Читайте также: Напоили, избили до смерти и отняли квартиру: мошенники, провернувшие преступную схему, найдены, но на свободе

— Департамент внутренней безопасности, куда обратился Олег Цымбаленко, сделал свою работу и передал дело нам, — прокомментировал ситуацию Александр Кобылянский, первый заместитель руководителя Киевской прокуратуры № 7. — Мы открыли уголовное производство по факту подделки документов и мошеннического завладения имуществом. Так называемый дядя Миша (на самом деле он ром, многодетный отец, проживавший в Житомире) выкрал у Боримского паспорт, вклеил туда фотографию знакомого и вместе с этим знакомым, которого он выдавал за Виталия Васильевича, пошел к нотариусу и совершил сделку. Покупателем обеих квартир является один и тот же человек, так что тут вся преступная схема налицо. На сегодняшний день задержаны еще не все фигуранты этого дела. Например, Егор пока тоже на свободе — у нас еще недостаточно доказательств для его задержания. Того, кто играл роль Боримского при продаже квартиры и чья фотография была вклеена в его паспорт, мы тоже пока разыскиваем. Проданные квартиры находятся под арестом.

А относительно того, подсыпали ли что-то Боримскому, травили ли его, пока не известно. Но, учитывая, что за последний год из активного ученого и репетитора он превратился в немощного старика (что было очень на руку злоумышленникам, которые только и ждали, чтобы с ним поскорее что-то случилось и квартира стала свободной), подозрения у нас есть. Следствие идет, доказательства собираются. Все, кто участвовал в этом преступлении, ответят по закону.

P. S. Имена злоумышленников изменены.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, как мошенники отобрали квартиру у известного нардепа в центре Киева, а также публиковали советы эксперта, как не стать жертвой аферистов при аренде квартиры.

Фото автора

2997

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров