БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина

Прикидывался украинцем: исповедь экс-сотрудника российской фабрики троллей (видео)

9:46 18 марта 2019 1451
Фабрика троллей

Чем ближе в Украине выборы президента, тем активнее ведут себя в социальных сетях тролли и боты. Одни расхваливают действующую власть, другие — кого-то из иных кандидатов на президентское кресло. И все они вместе взятые выливают друг на друга гигабайты компромата, пытаясь заставить пользователя соцсетей сделать «единственно верный выбор».

Иногда за подобными постами в интернете стоят люди, а иногда и хитроумные компьютерные программы, готовые в первую же секунду после появления какого-либо сообщения в социальной сети поставить сотни лайков или сгенерировать десяток комментариев.

Как я пытался сдать свой аккаунт в аренду

Автор этих строк попытался внедриться в логово троллей и ботов. На сайте бесплатных объявлений я увидел сообщение такого характера: «Пользуешься Facebook? Заработай на аккаунте». Я уже знал, что суть подобных объявлений — набор на работу троллей. Накануне пообщался с аналитиком международного волонтерского сообщества «Информнапалм» Кристиной Добровольской, и она рассказала о том, что с недавнего времени тролли начали использовать аккаунты реальных людей, которые берут в аренду за деньги. Так тролля вычислить гораздо труднее.

Я позвонил по указанному в объявлении номеру. Ответила женщина, судя по голосу, средних лет.

— Здравствуйте. Звоню по объявлению…

— Это вы про Facebook?

— Да-да. Хочу заработать. Что мне нужно будет делать?

— Вы пользуетесь своей страницей в Facebook?

— Да. Она у меня активна.

— Мы готовы взять вашу страницу в аренду.

— Что я должен сделать? — повторяю вопрос.

— Передать нам логин и пароль.

— А я потом смогу пользоваться своей страницей?

— Пока она будет в аренде — это делать нежелательно.

— Скажите, а как будет использоваться моя страница?

— Зачем вам такая информация? Мы будем платить вам деньги.

— Меня все-таки многие знают. А вдруг вы от моего имени будете писать что-то нехорошее людям?

Пауза несколько секунд.

— О нет, не волнуйтесь. Это маркетинговые исследования. Будем от вашего имени ставить лайки каким-либо товарам.

— И ничего больше?

— Только связанное с рекламой.

Я, конечно же, не удержался от того, чтобы задать вопрос о стоимости аренды своего аккаунта в Facebook.

— Все зависит от вашей страницы. Насколько она у вас заполнена. Пустая или полупустая — это одна расценка. Будет стоить долларов 20−30. С семейными фотографиями в альбоме, с заполненной информацией — до 60. Вы подписываете с нами договор и потом, каждый месяц на вашу карточку будут приходить деньги.

Далее меня попросили выслать адрес своей страницы, чтобы ее можно было оценить. И тут я совершил непростительную ошибку. Дело в том, что у меня в профиле, в графе «Работа» было написано: «Журналист в газете «ФАКТЫ и комментарии», и я эту запись не удалил. Моя собеседница на другом конце провода вежливо ответила: «Извините, ваша страница нам не подходит», — и положила трубку.

Итак, на работу троллем устроиться не удалось. Тем не менее я не сдавался. И вскоре мои попытки разузнать секреты этой профессии увенчались успехом. Некоторое время я пытался активно комментировать в социальных сетях большое количество новостей, при этом не забывая интеллигентно троллить своих оппонентов, в надежде на то, что на меня обратят внимание потенциальные работодатели. Быстро научился вычислять троллей и начал писать им в личных сообщениях, что хотел бы взять у них интервью. Как правило, меня тут же заносили в черный список. Но потом повезло. Один из троллей неожиданно согласился пообщаться со мной на условиях анонимности. Оказывается, он четыре месяца работал на своеобразной мини-фабрике троллей, но его уволили за то, что во время смены он вышел в магазин, а вернулся на рабочее место лишь пару часов спустя.

Откровения бывшего тролля из России: переводили комменты онлайн-переводчиком

Мой собеседник сразу предупредил меня, что он из России.

— Живу в Санкт-Петербурге, — рассказал он. — В мою задачу входило выдавать себя за украинца и комментировать политические новости. У меня в профиле написано, что я из Днепра.

Я знаю украинский язык, потому что какое-то время жил у вас на Украине. Поэтому мне легко было выдавать себя за местного. Знаю, что некоторых ребят нанимали, чтобы они выдавали себя за украинцев, так они сообщения переводили на украинский через онлайн-переводчик. Иногда получалось очень смешно, с ошибками. Но им и платили меньше.

— Скажите сразу — это денежная работа?

— Мне платили в месяц по 40−50 тысяч рублей (около 600−750 долларов. — Авт.). Но нужно было выполнять план. Смена длилась 12 часов. За это время я должен был написать 135 комментариев. В каждом — не меньше 200 знаков.

— Как вас проверяли?

— Есть специальные программы, которые ведут учет.

— Начальник читал ваши комментарии?

— Все перечитать невозможно. Нас в одной комнате сидело 20 человек. Представляете — такое количество перечитать? Обычно все на доверии. Когда старший смены сидел с нами в офисе, он иногда в режиме онлайн просматривал, что мы пишем. Когда он уходил, мы немного жульничали.

— Как это?

— Накручивали себе количество комментариев. Мы же все немного психологи. Знаем, обычно, кого можно задеть. В ветке комментариев обычно ищем себе жертву и пишем, допустим: «Ваня Иванов — ты дурак». Тот начинает отвечать, умничать, я ему в ответ тоже что-то пишу. Начинался срач. Так, бывало, в одной ветке на ровном месте по десять комментов себе в зачет делали.

— А если «Ваня Иванов» промолчит?

— Тогда искали другую жертву.

— Ага. Вот, что значит выражение, которое я часто встречал в обсуждениях: «Не кормите тролля». То есть, отвечая на ваши оскорбления, я помогаю вам заработать? Скажите, а кроме вот этого срача с оскорблениями оппонентов, какова цель вашей работы?

— Могу сказать лишь о себе. Моей задачей было предоставить негативную картинку об Украине в социальных сетях. Если вы помните, больше года назад после Пасхи у вас националисты начали нападать на цыган? Вот, я писал одобрительные комментарии, что мол, цыган нужно сжигать, что это не люди. Таким образом для российских СМИ создавалась картинка, что в Украине полно ксенофобов. О других национальностях тоже писал от имени «щирого українця».

«Для своих аккаунтов воровали реальные фото с чужих страниц»

— Как проходил ваш рабочий день?

— 12 часов безвылазно возле компьютера. Подписан на основные социальные сети и форумы. Можно выйти в туалет на пару минут. Один раз в день разрешалось на 15 минут выйти на улицу, подышать свежим воздухом. Строгая дисциплина. За опоздание на смену или невыполненный план — штраф.

— С какого аккаунта вы работали? С личного?

— У меня было 20 аккаунтов. Некоторые создавал сам, придумывая «левые» фамилии. Основную фотографию брал с чужих страниц в запрещенных у вас соцсетях «Одноклассники» и «ВКонтакте». Пользователи с пустыми аватарками потихоньку уходят в прошлое. Люди научились очень быстро их вычислять. С цветочками или котятами на главной странице — еще проходят, но уже не так хорошо. Потому — воруем фото у других.

— То есть можно не удивляться, если когда-нибудь у чужого человека увижу в профиле свое фото?

— Не исключено.

— Как выводить на чистую воду троллей? С реальными фото их страницы выглядят действительно очень правдоподобно.

— Подскажу. Если есть время — загляните к человеку, которого вы подозреваете, что он тролль, в фотоальбом. Я в ваш, например, заходил. У вас в альбоме много личных фотографий. У тролля будет только та, что размещена как аватар. И еще какие-нибудь фото с изображением природы, животных, актеров.

— У вас большая текучка? Я обращал внимание на то, что кто-то вдруг активно начинает комментировать все подряд, а потом так же внезапно исчезает. Вот помню персонажа, который подписывался как «Сергей Локтионов». Он одно время участвовал почти в каждом обсуждении. Но писал всегда почти одно и то же. Попытаюсь по памяти процитировать: «Каким же нужно быть трусом, чтобы отпетлять от шести волн мобилизации». Ну и так далее. С небольшими вариациями. Он писал эту фразу всем своим оппонентам. Когда его спрашивали, воевал ли он сам, отвечал, что ему не позволил возраст, но в АТО был его сын. А в альбоме — ни одной фотографии с «сыном-героем».

Была еще такая «Маша Копылова». Очень активно все комментировала, потом вдруг пропала. Я ее поймал один раз на том, что она за один день высказала в комментариях две прямопротивоположные точки зрения.

Совсем недавно в соцсетях появилась… не вспомню, как ее точно звали, по-моему «Эльшера Коста». У нее на аватарке рисунок женщины карандашом, а сама она якобы из Колумбии. Сначала активно писала комментарии, оскорбляя своих оппонентов, а потом начала на новостных страницах в Facebook размещать новости. Но это продлилось недолго. Через месяц она куда-то исчезла.

Могу еще много назвать таких фамилий или ников. Когда-то долго переругивался с неким «Робертом Дауни». И только потом понял, что этого делать не стоило. Кормил-таки тролля. Но их сейчас почти никого нет. Появляются другие ники.

— Не факт, что они больше не работают на фабриках троллей. Я уже говорил, что у меня самого было 20 страниц. Видимо, ваши «старые знакомые» где-то переусердствовали и Facebook просто заблокировал их аккаунт. И они стали писать с другого. Кстати, эта ваша «Маша Копылова» — не обязательно женщина. У меня тоже были женские аккаунты. От имени женщины легче оскорблять своих оппонентов-мужчин. Нам рекомендовали создавать женские аккаунты.

Но текучка действительно есть. Не все справляются с напряжением. Кто-то получает удовольствие от того негатива, который он выливает на головы людям в соцсетях. Но большинство устраивается на такую работу от безысходности. Люди думают, что это легко. Многие не проходят испытательного срока. Потому и исчезают.

Как с ольгинской фабрики троллей в России едва унесла ноги беременная сотрудница

В 2016 году с ольгинской фабрики троллей в России сбежала некая Ольга Мальцева. Несмотря на то, что ее бывшие хозяева настоятельно не рекомендовали этого делать, она все-таки дала интервью сайту Радио Свобода.

— В августе 2014 года я искала себе новую работу, так как ушла со старой, и наткнулась в интернете на объявление, — рассказала Ольга журналистам. — Как раз в тот момент я начала писать, и подумала, что мне будет интересно развиваться в этой сфере. Но я тогда не знала, что это за контора и чем занимается. Откликнулась. Мне позвонили и пригласили на собеседование. Сначала со мной побеседовала женщина, как я понимаю, из отдела кадров. Она дала мне задание, которое я выполняла часа четыре. Там много было людей. После этого мне сказали, что перезвонят. Через несколько дней пригласили на собеседование к директору. Прошла собеседование и на следующий день вышла на работу.

— В каком отделе вы оказались?

— В отделе блогов. Писали по 12 постов в день. Вначале было по 10, потом стало по 12, на политические темы, и комментарии различные. Комментарии были как на социальные, так и на политические темы. Любые можно было писать. Писали в ЖЖ. Это было распространение в СМИ информации в определенном ракурсе. В котором было нужно. Распространение определенного мнения о политической обстановке в стране и на Украине.

— Существует ли специальный отдел, который нацелен только на Украину?

— Там во всех отделах рассматривается и украинская история, и Россия, и Сирия. На тот момент, наверное, Украины было все-таки больше по объему, но в какой-то период, когда в Сирии обострялась обстановка, очень много было Сирии. Но больше все же было по Украине.

— Из той информации, которая утекает с фабрики троллей, видно, что условия работы там достаточно жесткие. Людей штрафуют, выносят выговоры. В каких условиях вы работали?

— Вначале было нормально, коллектив был дружный. Никаких строгих правил не было. Уже после ситуации с Людой Савчук (журналистки, которая внедрилась на ольгинскую фабрику троллей, а потом написала разоблачительную статью. — Авт.) стало жестче, все мониторилось, был введен жесткий контроль, вплоть до того, что каждый этаж закрыли. Если ты работаешь на третьем этаже, а я работала на третьем, то на другой этаж ты никак не можешь зайти. Все соцсети мониторилось, все, что ты выкладываешь, твоя переписка, возможно, даже прослушивались телефонные разговоры. Я не уверена, но мне говорили, что это — так.

— Вас действительно хотели проверять на полиграфе, детекторе лжи?

— Да, было дело. В предпоследний день, когда я работала, меня, как и всех, спрашивали: «Кто не проходил беседу на полиграфе?» Я сидела и молчала. Начальник меня пытался отправить на беседу. Я ему ответила, что мне нельзя проходить детектор лжи, так как я была в положении, а беременным по медицинским показаниям это запрещено. Тогда он мне сказал, чтобы я принесла справку от врача. Как же! Я узнавала, что во всех нормальных организациях, которые занимаются такой проверкой, есть определенные ограничения: нельзя проходить полиграф беременным, людям с психическими отклонениями и тем, кто склонен к таким психическим заболеваниям. Поскольку я была беременной, то мне по закону полиграф был противопоказан.

— Все сотрудники фабрики троллей проходят проверку на детекторе лжи?

— Да, там все проходят через эту штуку. Насколько я знаю, там после ситуации со мной всех еще раз «прогоняли» через полиграф. Кого-то даже уволили, как мне сообщили. А всем, с кем я общалась на работе, запретили со мной контактировать. С того момента мне больше никто не писал. Я пыталась писать сама, но мне не отвечали. Ну и ладно. Их дело.

Ольга Мальцева сбежала с фабрики троллей после того, как ей не разрешили уйти в декретный отпуск. Женщина буквально еле унесла ноги.

— Когда я узнала, что в положении, то пошла к руководству выяснить по поводу декрета, как полагается по закону. Мне сказали, что у нас в конторе на официальное трудоустройство очередь, да и вообще ничего не выплачивают. Посоветовали увольняться, если не нравится. Когда подошел срок уходить в декрет, я пошла снова разговаривать. Мне сказали то же самое и стали давить, чтобы я увольнялась. Я сказала, что сначала приду за зарплатой, а потом уже уволюсь. Потом мне позвонили раньше дня зарплаты, кажется, 7 марта, и сообщили о том, что выдаются деньги. Я поняла, что здесь что-то не так. Конечно, деньги были нужны, и мы поехали вместе с мужем — мне было страшно [ехать одной] на 30-й неделе беременности. Мало ли, на что эти люди способны?
Приехали. Там сидело много людей из персонала. Меня пригласили подписывать какие-то документы. Я стала догадываться, что здесь что-то не так. Спросила, какой документ? Мне ответили, что на увольнение. Я сказала, что сначала должна получить зарплату, а потом подпишу документ. Меня посадили за стол, выдали деньги. Я их взяла и пошла. За мной побежали. Я поняла, что нужно срочно убегать. Побежала с третьего на первый этаж. Они кричали: «Ловите девушку!»

Какой-то парень пытался меня поймать, я его оттолкнула, он упал, а я побежала дальше. На первом этаже уже столпились охранники. Не знаю, что они со мной хотели сделать. Они кричали: «Отдайте деньги!» Подошел мой муж, естественно, он сказал, чтобы меня не трогали. Потом вышел мужчина с первого этажа, вроде как начальник охраны, не помню, как его зовут, отвел нас в комнату, поговорил недолго, спрашивал, зачем я снимала видео в этой организации. Но у него доказательств того, что это сделала я, не было. Там, где я снимала, камер не было. А через полчаса он нас отпустил. Так я, ничего не подписывая, ушла.

Ранее «ФАКТЫ» писали о новой стратегии российских интернет-троллей, которую они собираются применить перед президентскими выборами в Украине.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров