БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина

Провал или прорыв для Украины? Чего ждать от битвы Порошенко с Зеленским

11:05 2 апреля 2019 19640
Зеленский и Порошенко

Первый тур выборов президента Украины стал по-настоящему сенсационным: комик Владимир Зеленский выходит во второй тур с результатом более 30%, компанию ему составит действующий глава государства Петр Порошенко с результатом в 16%. Впервые в истории человек без политического опыта всерьез претендует на самый высокий пост в нашей стране. Сторонники Зеленского оценивают это как шанс на глобальные изменения в Украине. Однако что на самом деле ждет нас в случае победы лидера студии «Квартал 95» и как будут развиваться события, если действующему президенту удастся сохранить свой пост? Об этом «ФАКТЫ» пообщались с аналитиком Украинского института будущего Игаром Тышкевичем.

— Феномен Зеленского — чем он обусловлен?

— Это было прогнозировано. Я еще три месяца назад сказал, что Зеленский будет лидером. Это было очевидно. Возьмем социологию последних трех лет — социологи задавали вопрос, насколько люди готовы принять обновления во власти: может ли человек без опыта госуправления стать депутатом или президентом. И общество разделилось на две части. 42−45 процентов говорили «нет» (их позицию можно охарактеризовать шуткой из белорусских реалий: «Президентом может быть человек, имеющий опыт работы президентом»). И примерно столько же говорили «да».

Теперь рассмотрим ключевых игроков. Почти все кандидаты топтались на поле избирателей, предпочитающих людей «с опытом». И получилось, что около сорока процентов избирателей не имели своего кандидата. Теоретически такими могли быть Вакарчук, еще несколько человек. Но в Администрации президента сочли, что Вакарчук слишком опасен, и уговорили его не идти. И тут проявился феномен Зеленского. Он спокойно охватил всю эту группу — конкурентов на данном поле у него не было.

Второе: рассмотрим посылы рейтинговых кандидатов. Пункт N1 — близко к крайней истерии «или я, или катастрофа»: Юлия Владимировна, Бойко, частично Гриценко. И Петр Порошенко, который всех обвинял в пророссийскости. И получилось: пока все кандидаты впадали в истерию. Зеленский стоял в стороне и смотрел. Такая позиция, естественно, подкупает.

Третий фактор — возрастной. На кого был направлен сам стиль предвыборных тезисов. Что такое «Новый курс» Юлии Тимошенко? Теоретически он задумывался как возможность отойти от бабушек, выйти на новое электоральное поле. Но сделав несколько ошибок в работе с экспертами, она поняла, что захватить молодежь и средний класс у нее не слишком получается. И сконцентрировалась на пособиях, пенсиях и других темах, интересных в возрасте 55+. Что и показывала социология о ядре ее электората.

Петр Порошенко, «Мова! Армія! Віра!» Тот же электорат старшего возраста, консервативного, в основном — из Западной Украины. Он сам себе ограничил электоральное поле. Сам пошел тем путем, который ранее использовали пиарщики Партии регионов, разделяя Украину на «хороших» и «плохих». Когда началась избирательная кампания, он мог бы апеллировать к среднему классу. Помните, он заявил о приоритетах в экономике на следующий срок? Но вместо этого начались апелляции к наименее защищенным и пожилым гражданам: повышение пенсий, игра с тарифами. Деньги за растаможку «евроблях» раздали пенсионерам. А одновременно с этим примерно такую же сумму Украина одолжила под 10 процентов годовых на 10 лет Вопрос: зачем, имея необходимую сумму, влезать в такие кабальные долги? На молодежь же в кампании Порошенко не работал практически никто.

Точно так же люди старшего возраста были электоратом Бойко, Гриценко… И получилось, что за возрастную группу от 45 и выше сражались сразу несколько рейтинговых кандидатов. А на поле молодежи не работал никто, кроме Зеленского.

Еще одна возрастная группа — 35−45 лет — была полем боя между Порошенко и Зеленским. Очень много людей этого возраста в городском среднем классе, бизнесмены не готовы были голосовать за Порошенко. А зачастую, как голосуют владельцы бизнеса, так голосуют и его работники. Порошенко мог бы сделать шаги навстречу этим людям, изменив свою экономическую политику. Но давайте вспомним ситуацию с нашумевшим налогом на выведенный капитал. С одной стороны, он подает подписанный им законопроект в Верховную Раду, а с другой стороны, подписывает меморандум с МВФ, которым гарантирует не трогать налог на прибыль. Это бабушка может посмотреть на что-то одно и сказать: «Ой, как хорошо!» А люди, занимающиеся бизнесом, смотрят и на то, и на то. И у них возникает вопрос: «В каком случае президент был искренним — когда подавал законопроект или когда подписывал меморандум?» Многие из этих людей изначально были настроены против Порошенко. Исправить это можно было последовательной политикой. Но не было даже попыток сделать это, апеллировать к ним. Комитет избирателей Украины проводил сравнительный анализ программ кандидатов в президенты. И у Петра Алексеевича всё, что касается экономики, было представлено общими фразами. А Зеленский, естественно, работал в тех электоральных группах, с которыми недорабатывал Порошенко.

Идем дальше. Попытки через телеканал «Прямой», частично через «5-й», частично через «112» ударить по рейтингу Зеленского — они были бы очень эффективны, если бы избиратель Зеленского смотрел телевизор. Но избиратели Зеленского телевизор не смотрят, они получают информацию из социальных сетей. И нетрадиционная избирательная кампания Зеленского принесла свой результат. Его люди понимали, кто их целевая аудитория, как эта аудитория получает информацию, как к ней апеллировать, и они жестко работали именно в этом сегменте.

Партнеры Порошенко вложили огромные деньги в телеканал «Прямой». Мураев вложил огромные деньги в телеканал «Наш». Аудитория этих каналов ограничивается примерно миллионом граждан Украины. А теперь берем Instagram Зеленского и смотрим количество просмотров его роликов — получилось то, что называется «дешево и сердито». Попытки сыграть в антирекламу против него посредством телевидения — то же самое, что демонстрировать немое кино слепому человеку.

По идее, команда Зеленского могла бы достичь гораздо большего. Она просто много где еще и недоработала.

— Юлия Тимошенко уже заявила, что по экзит-полу ее штаба она проходит на второе место. Если же она все-таки останется третьей, можно ли спрогнозировать ее действия? Говорят, что она уже готова заключить альянс с Зеленским…

— Классика жанра: поскольку штаб Тимошенко уже опубликовал свой подсчет, они просто обязаны опротестовать результаты, побороться. Вопрос только, насколько активно будут это делать. Следующий пункт — обеспечить себе дальнейшее политическое будущее. С одной стороны, Тимошенко гарантированно будет иметь достаточно сильную фракцию в Верховной Раде следующего созыва, можно начинать работать на парламентские выборы. С другой — штаб Тимошенко, естественно, будет выходить как на Порошенко, так и на Зеленского, чтобы заключить соглашение: голоса в обмен на что-то.

Тимошенко хочет власти, она ей интересна в первую очередь. Если не получилось президентом, почему бы не реализовать формат премьера. Посмотрим с точки зрения Зеленского. Переговоры, естественно, будут. Но в команде Зеленского прекрасно читают и считают социологию. Которая показывает: практически весь электорат Тимошенко, кроме ее «ядерных» бабушек (которые дают 6−8 процентов голосов), уходит к Зеленскому. И зачем ему тогда ограничивать себя обязательствами перед таким опытным и жестким политическим игроком, как Тимошенко, ради того, чтобы получить то, что он и так уже имеет?

Тимошенко же будет максимально пытаться договориться с Зеленским. Фактически это возврат к 2004 году со слабым президентом, без опыта жесткого президентского правления, и с сильным зубастым премьером. Она будет пытаться возродить ситуацию Ющенко-Тимошенко. Но если команда Зеленского умна, они просто покажут Тимошенко на дверь, сказав «спасибо за то, что пришли».

Но остается еще Петр Порошенко, которому надо срочно добирать голоса. Если «ядерный» электорат Тимошенко (6−8 процентов) прибавить к процентам Порошенко, получим достаточно серьезную цифру. Плюс частично электорат Бойко (считающий, что страной должен управлять человек с опытом), плюс электорат Гриценко, плюс практически весь электорат Смешко (которого я считаю более техническим кандидатом против Гриценко и частично — неудавшейся попыткой сыграть против Зеленского). Таким образом, голоса Юлии Владимировны для Петра Алексеевича достаточно важны.

Может ли Тимошенко пойти на такое? Почему бы нет. У нее в истории были разговоры и с социалистами, и с социал-демократами, и с «Нашей Украиной"-«Народной самообороной», и с Партией регионов, и с Блоком Петра Порошенко. Пойдет ли команда Порошенко на это? Все зависит от того, как будет развиваться предвыборная кампания. Если они будут видеть, что Порошенко недобирает, Тимошенко станет «золотой акцией». И сможет выторговать в том числе и пост премьера — хотя бы на какое-то время.

Но, в отличие от ситуации Ющенко-Тимошенко, ситуация Порошенко-Тимошенко более опасна. Ющенко был более слабым президентом, чем Порошенко, в том числе — и по личностным характеристикам. Но и то противостояние стоило Украине пяти впустую прожитых лет. Порошенко же мощный игрок, я не сомневаюсь, что он рано или поздно Тимошенко «додавит». Но на фоне экономического кризиса, войны на Донбассе, политической нестабильности внутри страны открытая война таких мощных игроков может стоить Украине государственности. Внешние атрибуты государственности останутся: флаг, исполнение гимна с рукой на сердце, герб, патриотическая риторика. Но при этом экономика уже может не принадлежать Украине.

— В начале кампании рейтинг Порошенко был на уровне 5−8 процентов. За счет чего президент его удвоил-утроил?

— Первое — это страх, противопоставление. Сравните риторику Порошенко 2014−2015 годов, когда его обвиняли в нерешительности, с риторикой 2018 года, когда его политтехнологи начали лепить «железного канцлера». Это апелляция к силе, это противопоставление — «или я, или пророссийские силы» (а любое противопоставление другой группе мобилизует твою группу), что естественным образом мобилизовало электорат Западной Украины и электорат среди военных.

Второе. Как бы ни смеялись над «Томасом», но Томос-тур, учитывая религиозность украинского общества (тем более превращенный в прессе в аналог битвы с Россией за судьбы мира), тоже добавил. Когда батюшка в церкви возносит здравицы одному из кандидатов в президенты в наиболее религиозных областях Украины (центральные и западные регионы), это очень хорошо работает. Если в России — «победобесие», то у нас было «томасобесие». В этом технологичные подходы абсолютно идентичны с подходами в Российской Федерации. Вопрос только в том, что ты берешь на щит. Это работает со времен империй 19-го века.

— Если второй тур будет, как и прогнозируется, между Зеленским и Порошенко, проведут ли дебаты между ними, как думаете? И насколько вообще механизм дебатов сейчас действенен?

— В случае дебатов с большим количеством игроков Зеленский слаб, это понимала его команда и перед первым туром сознательно избегала контактов с прессой и дебатов. Сейчас Зеленскому надо добирать электорат из групп, на которые он раньше не выходил. И я не исключаю, что делать это он будет и путем дебатов.

Мне очень интересно посмотреть, как это будет происходить. Если Зеленского хорошо подготовить, он сможет задать Порошенко большое количество неудобных для того вопросов, называя, в том числе конкретные фамилии из его окружения. И в то же время ответы на вопросы, направленные ему, может попытаться переводить в формат жесткой политической сатиры.

Для Зеленского это возможность, с одной стороны, выйти на нового избирателя (относительно небольшое количество). А с другой — он рискует существенно потерять. Это будет взвешивать его команда. И то же самое — у Порошенко. Проблема Порошенко не в том, что он не сможет задавать неудобные для Зеленского вопросы. Заметьте, как Петр Алексеевич очень нервно реагирует, когда над ним смеются. Это, в принципе, присуще любому политику, считающему себя лидером нации. Для любого политика смех — самое страшное. Особенно — жесткий смех. И в команде Петра Алексеевича, думаю, будут серьезно оценивать возможность того, что Зеленский пытается превратить их шефа в посмешище.

— Какие первоначальные шаги сейчас надо сделать Порошенко и Зеленскому?

— Их командам следует проанализировать свою кампанию, посмотреть, на чем оба недобрали. И задекларировать эти тезисы (а возможно, и включить в команду выдвигавших их людей). По большому счету у обоих кандидатов есть возможность как успеха, так и полного провала.

Рассмотрим разные сценарии:

В случае провала Порошенко нас ждет возврат в 2018 год: неаккуратный экономический рост, на востоке — неизвестно что, регулярные коррупционные скандалы, попытки «распила» очередного облэнерго и т. п. И все это под хорошей риторикой. В случае резкого успешного шага Петра Алексеевича это все-таки попытка ответить на повестку, которую задал еще Майдан в 2014 году: смена системы существования страны, в том числе смена элит. Это значит, отказаться от договорняков с региональными элитами, резко или постепенно выйти из договоров с Ахметовым и другими финансово-промышленными группами. Либо предложить «польский вариант»: когда в один прекрасный момент начинаем жить по-новому, с чистого листа. Резкие, возможно, даже непопулярные реформы. Но в этом случае Петр Алексеевич, и так имеющий багаж негативного рейтинга, рискует оттолкнуть значительную часть приобретенного им электората. С другой стороны, учитывая достаточно мощные рычаги влияния Порошенко, это может стать историей большого успеха.

Негативный вариант Зеленского. У него нет команды — это и негатив, и позитив. Если взять на веру тезис, что Зеленский — марионетка Коломойского, то мы получаем систему того же олигархического договорняка. И как ни парадоксально, возвращаемся к той же ситуации 2018 года. У нас будет патриотическая риторика (посмотрите на патриотическую риторику «плюсов» и риторику Коломойского в 2014—2015 годах). Будет риторика с позиции силы. Будет апелляция к сильной армии, к вере. В экономике — то же самое, что и у Петра Алексеевича с Ринатом Леонидовичем. С одним исключением: если мы сегодня обсуждаем в качестве спорных моментов цену на уголь, приватизацию облэнерго, поставки российского газа как глобальные проблемы, то с приходом Коломойского больше будем обсуждать финансовую безопасность страны и зависимость от импорта нефти. Потому что у Ахметова бизнес-интересы — финансы, металлургия и энергетика, а у Коломойского — нефть и деньги. Та же самая медаль, но другой стороной.

Успех Зеленского. Если сейчас, в течение трех недель, Зеленский начнет формировать нормальную команду из адекватных людей… Показателем будет, кто, кроме Тимошенко, из участников президентской гонки будет с ним контактировать. И если Зеленский выходит на второй тур с реальной командой, побеждает, и этой команде отдаются бразды правления, он точно так же, как и Порошенко в случае успешного либо резкого сценария, нарывается на конфликт со всеми олигархическими группами, местными элитами. Но у него не будет конфликта с электоратом. Потому что его электорат от него этого и ждет. И за счет этого Зеленский может переломить ситуацию и дожать. В этом случае Украину может ожидать успех.

Как видите, и тот, и другой кандидат имеют шансы как на полный провал и возврат к 2017−2018 годам, так и на успешные преобразования. Ключевой вопрос — что и тот, и другой со своими командами сделают на протяжении ближайших трех недель. Если их команды не будут переформатированы с приглашением адекватных, думающих, пусть нелояльных к персоне, но лояльных к идее людей, то и один, и второй скатываются к негативному сценарию.

— Почти 12% Бойко и более 4% — Вилкула. О чем это говорит?

— Если Петр Порошенко «разбивает» страну, говоря «или я, или Россия», мобилизуя западную часть электората, то вполне логично, что кто-то мобилизует восточную. Раздел страны всегда работает в обе стороны. Это проигранная информационная работа на юге и востоке — «приветы» Министерству информации передают уже как минимум три года.

— То есть это «прокол» Порошенко.

— Это рудимент одной из комбинаций, которую пытались провернуть. Для Порошенко в определенный момент рассматривался вариант выхода во второй тур с Бойко.

— То есть вариант Ельцина с Зюгановым, Кучмы с Симоненко.

— Да. Тогда это сыграло. Сейчас — нет. Потому что Бойко есть Бойко. Заметьте, команда Порошенко, говоря о пророссийских кандидатах, не контрагитировала против Бойко. Россией пугали, а Бойко — нет.

Украинское общество меняется. За откровенно пророссийского кандидата мало кто согласен голосовать. Да, Бойко подобрал свое. Но без голосов оккупированных частей Донецкой и Луганской областей во второй тур не вышел.

— Если Зеленский станет президентом и начнет реализовать свои слова «надо перестать стрелять», существует ли угроза раскола Украины, нового мощного Майдана?

— Давайте смотреть, что написано в программах и какие группы будут вокруг каждого из кандидатов. Договариваться с Россией придется — рано или поздно, независимо от того, кто станет президентом. Любая война заканчивается переговорами противоборствующих сторон. И если мы не считаем Россию стороной переговоров (это могут быть и переговоры по капитуляции России), с кем нам договариваться? С «ЛНР-ДНР»? Вот Волкер говорит с Сурковым. Почему? Петр Порошенко подписал меморандум «Минск-1».

- Но в Минске ведутся многосторонние переговоры. А «просто перестать стрелять» — слишком односторонне, я не уверен, что террористы ответят взаимностью…

— Порошенко тоже говорит о прекращении огня на востоке. Другое дело, как это используют конкуренты. В случае слов Зеленского удачно сработала контрагитация штаба Петра Алексеевича. Тут они молодцы.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, что кандидат в президенты Владимир Зеленский уже планирует встречу с Владимиром Путиным и обсуждение будущего для оккупированных Россией территорий. А вот в Кремле заявили, что ни о чем с Зеленским договариваться не собираются.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров