ПОИСК
Здоров'я та медицина

Детский хирург Ольга Горбатюк: «Если у малыша ангина, аппендицит или воспаление легких, он все равно будет говорить, что болит… пуп»

0:00 9 серпня 2008
Інф. «ФАКТІВ»
В этом месте у ребенка сходятся нервные окончания, в которые передается сигнал боли от разных органов. Важно как можно быстрее выяснить причину приступа

«Мама, почему с тобой все здороваются?» — спрашивала дочка, идя по улице за руку с Ольгой Михайловной. — «Это мои больные… «— услышала девочка в ответ. «А что, среди твоих знакомых здоровых нет?» Разговор, состоявшийся почти 20 лет назад, стал семейным анекдотом. За время работы детским хирургом доктору медицинских наук Ольге Горбатюк, теперь уже главному детскому хирургу Минздрава Украины, профессору кафедры детской хирургии Национальной мед-академии последипломного образования имени П. Л. Шупика, приходилось делать тысячи очень сложных операций, требующих мгновенной реакции — спасать детей, пострадавших в ДТП, проглотивших батарейку или упавших с велосипеда, исправлять врожденные аномалии у малышей в первые дни жизни. Даже во время прямой линии Ольга Михайловна не могла отключить мобильный телефон: в любой момент коллеги могут посоветоваться с ней, если по «скорой» привезли тяжелого ребенка. Наши читатели тоже воспользовались возможностью задать вопросы доктору.

При ущемлении грыжи ребенка надо прооперировать в течение шести часов

— Елена, Донецкая область. Сыну три года. Ему ушили паховые грыжи слева и справа, убрали водянку яичка. Скажите, не появится ли грыжа вновь?

— Если операция проведена правильно, то ситуация не повторится. Рецидивы чаще всего связаны с хирургическими просчетами. Ребенок у вас еще маленький, его прооперировали вовремя. Он растет, его соединительная ткань развивается. Нужен обычный режим, обычное питание, и все будет хорошо.

— Если хирурги сделали что-то не так, не грозит ли нашему мальчику в дальнейшем бесплодие? Можно сейчас проверить, в порядке ли семенной канатик?

— Ультразвуковое исследование мы рекомендуем после трех лет, лучше в три с половиной. Нужно не обычное УЗИ, а с эффектом Допплера, чтобы посмотреть состояние кровеносных сосудов, снабжающих яичко. Они очень мелкие, до трех лет их просто невозможно увидеть.

— Как попасть в вашу клинику?

— Обращайтесь в Киевскую детскую клиническую больницу Ь 1 (ул. Богатырская, 30). Телефон хирургического отделения (044) 412−04−31.

— Добрый день, беспокоит Валентина Ивановна из Мироновки. Внуку пять лет. У него паховая грыжа. Оперировать не хочется, но ведь может быть потом ущемление… Слышала, что есть специалисты, которые грыжи вправляют. Это правда?

— Вы сами назвали опасное осложнение грыжи — ущемление. Оно иногда происходит внезапно. Если в течение шести часов не сделать операцию, то те внутренние органы или участок кишечника, которые «выпали» в грыжевой мешок, омертвеют, их надо будет удалять. Вправить грыжу так, чтобы она больше не давала о себе знать, невозможно. Только в редких случаях, если у ребенка, например, пневмония или черепно-мозговая травма и ему временно противопоказан наркоз, хирург может попытаться вправить грыжу и оттянуть на время операцию. Но если этого не удается сделать, все равно оперируем.

— Редакция «ФАКТОВ»? Звоню из Фастова Киевской области. У трехмесячного ребенка в паху какая-то шишка. Что делать?

— Показаться хирургу. Еще в роддоме новорожденных по специально разработанной системе осматривают неонатологи. Они обязательно обращают внимание на пуп, паховую область, выясняя, нет ли грыжи, смотрят мошонку, тазобедренные суставы. Если яичко не опущено или есть грыжа, это сразу видно. Хотя изредка бывают случаи, когда только при ущемлении мы узнаем, что у ребенка врожденный дефект — грыжевой мешок. Ждать, когда образование само пройдет, не нужно.

«Исправлять врожденные пороки важно в самом раннем возрасте — в первые дни и месяцы жизни»

— Светлана, Киев. Моего ребенка в два месяца прооперировали по поводу сужения входа в желудок. Ест малышка уже лучше и не срыгивает. Но я беспокоюсь, будут ли проблемы, когда дочка подрастет.

— Думаю, теперь уже проблем не должно быть, так как и пищевод, и желудок развиваются нормально. Если у ребенка врожденная патология, которую может исправить хирург, то сделать это надо как можно раньше, в первые дни или месяцы жизни. Во многих странах оптимальным временем для таких вмешательств считается возраст до трех месяцев. Мы сейчас все чаще оперируем новорожденных. Например, был случай, когда на четвертый день от рождения убирали воспаленный аппендикс и суженный участок кишки. Соответствующее оборудование у нас уже появилось. И в Киеве, и во многих областных центрах есть наркозные аппараты для самых маленьких детей, открыты реанимации, оснащенные хорошей дыхательной аппаратурой. Правда, не все детские хирурги берутся оперировать новорожденных. Тогда направляют детей в Киев.

— Добрый день, говорит Елена Антоновна из Днепропетровска. Как-то у трехлетнего внука заболел животик. Мы вызвали «скорую». Врачи сказали: немедленно в больницу. А там день подержали и отпустили. Зачем было везти, травмировать ребенка?

— Врачи «скорой» поступили правильно. Они боялись пропустить аппендицит или заворот, при которых нужна срочная операция. Существует даже приказ Минздрава (я считаю, он заслуживает Нобелевской премии!), согласно которому всех детей до трех лет с приступами боли в животе надо госпитализировать. У малыша симптомы не всегда выразительные. Спросишь, где болит, он обычно показывает на… пуп. Дело в том, что сюда сходятся нервные окончания всех органов. И маленькие дети, даже если у них ангина, отит, воспаление легких, все равно говорят, что болит животик. В больнице ребенка в первую очередь должен обследовать хирург, понаблюдать некоторое время, когда малыш спит и когда бодрствует. Уже потом ребенка посмотрят другие специалисты: педиатр, лор, потому что такую же картину может дать отит.

— Какие методы исследования применяют, если у малыша болит живот?

— Опытный хирург по особым признакам может заподозрить, что случилось. Делают рентгенографию, если надо — УЗИ. Обязательна эндоскопия — исследование зондом, который вводят сверху, через пищевод, или снизу. Аппаратура хорошая, японская, для ребенка это безболезненно. Например, бывает так: у малыша частые запоры, родители дают ему слабительное, но пользы от этого нет. А при обследовании выявляется сужение на каком-то участке кишечника. Здесь обязательно нужна операция.

— Многим родителям и сейчас кажется: когда их чадо забирают в хирургическое отделение, значит, будут что-то удалять…

— Есть такое мнение: об уровне квалификации хирурга говорит то, от скольких операций он смог отказаться, потому что правильно поставил диагноз. Казалось бы: болит живот, что тут думать — давайте оперировать. Но в организме нет ничего лишнего. Даже аппендикс — важный лимфоидный орган.

— Наталья Ивановна, Запорожская область. Моему внуку восемь с половиной лет. У него много проблем со здоровьем. А можно ли одновременно прооперировать ему и паховую грыжу, и фимоз?

— Конечно, эти операции удобно сделать под одним наркозом, особенно учитывая все сложности вашего мальчика. Операция, если нет осложнений, продлится около часа.

— Добрый день, беспокоит Сергей из Винницы. Говорят, что у нашего годовалого сына фимоз и надо поскорее прооперировать, а то поздно будет. Что посоветуете?

— Врачи придерживаются разных взглядов на проблему. Считается, что физиологический фимоз может быть до трех лет. У малышей фимоз — это защита нежной, легко ранимой головки полового члена. Достаточно такого размера отверстия крайней плоти, чтобы мальчик свободно мочился, чтобы ничего не скапливалось под кожицей, не было воспалений. Если такое состояние сохраняется и после четырех лет, мы ставим диагноз врожденный фимоз и рекомендуем операцию. До этого возраста оперируем фимозы только осложненные: если есть задержка мочи (из-за маленького выходного отверстия ребенку трудно мочиться) или воспаления крайней плоти и головки полового члена.

— Операцию делают под наркозом?

— Да. Сейчас все операции детям делают под наркозом. Это гуманнее: и хирургу легче оперировать, и дети не боятся, они спокойные. Забрали от мамы — отдали маме.

«Ребенку, получившему травму, должен уметь оказать помощь даже случайный прохожий»

— Игорь Иванович, Черкассы. Очень беспокоит то, что стало больше аварий на дорогах и дети получают тяжелые травмы. Есть мнение: пострадавшего до приезда «скорой» лучше не трогать — вдруг что-то не то сделаешь. Разве это правильно?

— Правильно было бы научить всех людей оказывать первую помощь и взрослому, и ребенку. В политравме есть такое понятие — золотой час, потому что экстренная помощь должна быть оказана именно в первый час после травмы. Во многих странах Европы и США ее могут оказать соседи, родители, полицейские, пожарные — все этому обучены. Ведь «скорая» не всегда быстро приезжает на место происшествия, особенно с нынешними пробками. Прежде всего надо остановить кровотечение (зажать сосуд пальцами или наложить жгут), затем дать пострадавшему обезболивающее, чтобы снять болевой шок, от которого человек может погибнуть. Препараты есть, например, в аптечках водителей или в ближайшей аптеке. Оптимальное обезболивающее средство для детей — парацетамол. Бывают и другие ситуации, когда взрослые должны действовать быстро: ребенок съел бабушкины таблетки — необходимо уметь промыть желудок, в горле застряло инородное тело (батарейка, деталь от машинки) — попытаться извлечь, пока приедет бригада «скорой». Это может спасти жизнь.

— С какими травмами к вам чаще всего попадают?

— Сейчас лежит у нас четырехлетний мальчик, который дома упал с лестницы животом на угол перил и повредил двенадцатиперстную кишку. Подобное бывает достаточно редко, так как сверху ее прикрывают печень, поперечно-ободочная кишка. Чаще травмируются именно печень, селезенка — органы, расположенные близко к передней брюшной стенке. Мальчик перенес три сложные операции, сейчас ему лучше. В прошлом году примерно в это же время тоже был тяжелый случай: качели ударили ребенка в живот, оказалась разбита поджелудочная железа. Мы восстановили ее даже без операции, но лечение проходило очень долго. А вот девочке, упавшей с восьмого этажа, пришлось удалить разорвавшуюся селезенку. То, что ребенок, упав с такой высоты, остался жив, конечно, чудо. Но надеяться на такие чудеса не нужно. Дети должны быть обязательно под присмотром взрослых. Нельзя их оставлять одних.

— Владимир, Киев. Взрослых часто оперируют щадящими методами, в частности, с использованием лапароскопа. Детям делают такие операции?

— Оборудование для лапароскопии сейчас есть во всех детских областных больницах. К сожалению, еще не везде научились работать на нем, поэтому пока оно больше используется как диагностическое. Хирург, который хочет заниматься лапароскопией, должен обязательно иметь опыт открытых операций. Чаще всего лапароскопию используют при удалении желчного пузыря (холецистэктомия), в гинекологии. Но в принципе можно проводить много операций детям, даже новорожденным. За рубежом первые такие хирургические вмешательства сделали 30 лет назад и сейчас 65−70 процентов операций проводят с лапароскопом.

— Как часто у детей удаляют желчный пузырь?

— В последнее время очень много случаев, когда у детей в желчном пузыре обнаруживают камни. Но мы стараемся сохранять орган, вести консервативное лечение, если это возможно. Оперируем, только когда орган уже отключен. Причина этого заболевания — нарушенный обмен веществ, неправильное питание, плохая вода. Еще — врожденные пороки развития: перегибы, перекруты желчного пузыря, завороты. И при нарушенном обмене веществ, неправильном питании в таком пузыре обязательно образуются камни, потому что затруднен отток желчи.

«Попавшая в желудок игла обволакивается слизью и чаще всего выходит сама… ушком вперед»

— Наталья, Днепропетровск. Приходилось слышать, что в удаленном аппендиксе хирурги обнаруживали шелуху от семечек, и это было причиной воспаления…

— Так бывает. Иногда глисты (аскариды) попадают в аппендикс, а обратно выбраться не могут. Обнаруживаем инородные тела, но не часто, потому что у детей в аппендиксе широкое основание. Может попасть иголка, рыбная кость, семечки. Ребенок нередко глотает иглы, но они, как правило, хорошо выходят сами. Иголка проходит весь пищеварительный тракт, обволакиваясь слизью — это защитная реакция организма, — и выходит, причем всегда ушком вперед — разворачивается в кишечнике. Так же и рыбьи кости.

Вообще, инородные тела ребенок может «вдохнуть». Это очень опасно. В прошлом году мне звонили из Николаевской области: малыш «вдохнул» маленькую батарейку, она торчит, ее никак не могли извлечь. Это делают в торакальных центрах с помощью специальных инструментов. Если не удается, нужна открытая операция. Очень опасно, когда ребенок «вдыхает» жвачку. Она от тепла размягчается, размазывается, и ее ничем нельзя ни вымыть, ни удалить. Кончается это резекцией доли легкого. Если же жвачка попадает в пищеварительный тракт, она обволакивается и уходит. Вообще уходит 99 процентов инородных тел, которые попадают в желудок.

В этом году весной меня срочно по санавиации вызывали в Чернигов: у 13-летнего мальчика в левой половине живота, в сигмовидной кишке, обнаружили шариковую ручку, которую он проглотил полгода назад. Она видна на рентгене, ее хорошо можно было прощупать. Ждали целых шесть месяцев, что ручка выйдет сама. Затем решили оперировать. Я его осмотрела и действительно нащупала ручку. Пошли в ординаторскую, написали показания к операции. Такое большое инородное тело нельзя оставлять, вдруг будет прободение, язва, перитонит… Составили все документы, и тут прибегает медсестра: «Ручка вышла!» Ребенку повезло.

Подготовила Ирина ДУБСКАЯ, «ФАКТЫ»

1889

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів