БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории

«Мои сумки есть у Хиллари Клинтон и принцессы Мэри»: украинка создала успешный бизнес в Дании

10:19 14 апреля 2019 6176
Naledi Copenhagen

Когда львовянка Наталка Хансен училась в Киево-Могилянской академии на политолога, она даже подумать не могла, что будет жить в Дании, где откроет собственный бизнес, да еще и в сфере моды. Сейчас Наталка — основательница бренда сумок и аксессуаров Naledi Copenhagen, которые продаются в дорогих бутиках Копенгагена. Сумки, дизайн которых Наталка придумывает сама, уже есть у кронпринцессы Дании Мэри и Хиллари Клинтон. Как ей удалось создать успешный бизнес в одной из самых благополучных стран Европы, Наталка Хансен рассказала в интервью «ФАКТАМ».

Ранее «ФАКТЫ» публиковали интервью с киевлянкой Анной Деркач, создавшей собственный бренд дамских сумок: «У меня есть заказчики в США, Канаде и Европе».

«Мы с подругой решили: даже если с продажами ничего не выйдет, у нас с ней будут уникальные сумки»

До того как переехать в Данию, Наталка успела пожить в Кейптауне и закончить Эдинбургскую бизнес-школу. Сразу после выпуска из Киево-Могилянской академии девушка работала в киевском представительстве известной датской компании, специализирующейся на морских грузовых перевозках. В этот период и познакомилась с будущим мужем — датчанином.

— Когда мужа перевели по работе в Кейптаун, я поехала вместе с ним, — говорит Наталка Хансен. — Уже находясь в ЮАР, я окончила Эдинбургскую бизнес-школу, где проходила обучение онлайн, после чего мне захотелось открыть свое дело.


* Наталка Хансен училась в Киево-Могилянской академии на политолога и даже не могла подумать, что откроет бизнес в сфере модной индустрии

— Как появилась идея заниматься именно производством сумок?

— Началось все с того, что я случайно прочитала статью о том, как в Европу незаконно завозят шкуры экзотических животных, в частности, питонов. Журналист, проводивший расследование в Индонезии, обнародовал шокирующие факты истребления питонов, статья имела большой резонанс. После этого скандала в британском Vogue заявили, что не будут печатать фотографии изделий из питона. Вскоре в одном из магазинов Кейптауна я увидела сумку, которая, как мне показалось, была сделана из кожи питона. Решила рассказать продавщице, откуда и каким образом добывают материал для таких вещей. Но оказалось, что сумочка изготовлена из кожи не питона, а страуса. Кожа ног одного из многочисленных видов этой птицы действительно очень похожа на змеиную. Только этих страусов, в отличие от питонов, специально разводят на фермах, они идут на мясо и используются в производстве медикаментов. В дикой природе на них не охотятся.

Читайте также: Научилась паять, работать с эмалями и жемчугом: как арт-директор рекламного агентства стала успешным ювелиром

Тогда у меня и родилась идея заменить в изделиях кожу питона страусиной. Визуально они очень похожи, но страусиная более долговечна и престижна. Но даже известные дома моды использовали ее крайне редко, так как для работы с такой кожей нужны специальные технологии.

Обсудила эту идею со своей подругой Мэри, и мы решили попробовать сделать такие сумки. Подумали, что даже если с продажами ничего не выйдет, то у нас будут уникальные сумки, дизайн которых мы придумаем сами.

— Где искали кожу тех самых страусов?

Мы нашли производителей кожи, которые поставляют ее в крупнейшие модные дома Европы, такие как Channel и Dior. Узнав, какой вид кожи нас интересует, поставщики удивились. Они привыкли, что это сырье не пользуется спросом, и сами были рады нам ее продать. Идея заменить страусиной кожей питонью привела их в восторг, и они согласились с нами работать.

Не могу сказать, что поначалу мы вкладывали очень большие средства. Мы начинали осторожно, потому что понятия не имели, как пойдут продажи и пойдут ли они в принципе. Кожа страуса очень дорогая. Когда вы покупаете сумку из коровьей кожи, цена самого материала составляет не больше 15 процентов от себестоимости изделия. Все остальное это работа, фурнитура и так далее. А кожа страуса настолько дорогая, что у нас 80, а то и 90 процентов стоимости изделия — это цена материала. Что очень удорожает саму сумку.


* Сейчас сумки бренда Naledi Copenhagen продаются в престижных бутиках

По словам Наталки, работа над проектом была в самом разгаре, когда она узнала, что беременна. А вскоре выяснилось еще более неожиданное обстоятельство: Наталка ждала тройню!

— Для нас с мужем это было совершенно неожиданно, — признается Наталка. — Я узнала о беременности, когда мы с Мэри только начали искать производителей сумок и работать над дизайном. А еще мы с мужем должны были переезжать в Данию. Но планы пришлось изменить. Мы переехали из Кейптауна в Копенгаген, только когда нашим детям (Наталка родила троих мальчиков. — Авт.) исполнилось восемь месяцев.

«Сначала я лично обошла все известные бутики Копенгагена»

— На момент переезда в Данию у нас была отшита маленькая коллекция. Три модели сумочек, каждая из которых выполнена в трех или четырех цветах, — продолжает Наталка Хансен. — Я пробовала продвигать бренд, рассылая предложения по имейлу, но это не дало результата. Поэтому решила лично обойти магазины. Первым делом пришла в магазин известного датского бренда Normann Copenhagen. На встречу с байером пришла с сумкой своего бренда. Байер поинтересовался, откуда эта сумочка. После чего спросил: «Сколько экземпляров мы можем у вас заказать?» Я такой реакции совсем не ожидала. Таким образом мы получили наш первый заказ.

Читайте также: Когда я на улице продаю «младенца», прохожие цепенеют: ветеран АТО делает уникальные куклы

За первым быстро последовал и второй.

— Я опять пошла в известный магазин без каких-либо договоренностей и связей, — вспоминает Наталка. — На этот раз это был любимый магазин королевской семьи Rue Verte. Я показала байеру наши изделия, рассказала, почему мы делаем их из такой кожи. И байер сразу заказала у нас сумки! Хотя потом призналась, что таким образом закупки, как правило, не делает. Но история создания наших сумок произвела на нее большое впечатление.

Через несколько недель после того, как мы поставили партию сумок в оба магазина, мне перезвонила байер из Rue Verte: «Угадай, кто купил сумку?» Оказалось, сама датская кронпринцесса Мэри! Байер рассказала, что принцесса их постоянный клиент. Обратив внимание на наши сумки, она прочитала вкладыш о страусиной коже, сразу купила сумку и заказала еще одну другого цвета. С тех пор я не раз видела на фотографиях принцессу Мэри с нашими сумками. У нее их уже как минимум семь.


* У кронпринцессы Мэри есть семь сумок бренда Naledi Copenhagen

— Продажи пошли хорошо, — продолжает Наталка. — Мы продавали наши изделия только в эксклюзивных бутиках. Где-то процесс шел лучше, где-то хуже. Со временем я поняла, что главное — понять, какой сегмент рынка является твоим, работать в этом направлении и не соглашаться на случайные предложения. Важно также понимать, что первый раз продать коллекцию намного проще, чем второй. Чтобы тебе сделали заказ на следующий год, бутик должен остаться доволен и сервисом, и оборотом. Мы сразу стали прибыльными. Хотя, конечно, и у нас было много неудач и непростых ситуаций.


* Кейт Миддлтон и кронпринцесса Мэри (с сумкой, которую создала Наталка Хансен)

— Как ваша сумка попала к Хиллари Клинтон?

Наш бренд активно участвует в различных благотворительных акциях в ЮАР. Мы разыгрываем наши сумки в лотереях, деньги от которых потом идут на благотворительность. Хиллари Клинтон, как и многие другие влиятельные знаменитости, является членом всемирно известного фонда TUTU LEGACY FOUNDATION в Кейптауне, основателем которого является лауреат Нобелевской премии мира Десмонд Туту. На 20-летие фонда его основатели решили сделать подарки филантропам, которые постоянно их поддерживают. И подарили Хиллари Клинтон сумку моего бренда. А примерно через год я обнаружила в почтовом ящике… письмо от Хиллари Клинтон! Она поблагодарила нашу компанию за то, что мы занимаемся благотворительностью.

Сейчас бизнес Наталки Хансен активно развивается. В ее компании работает шесть человек. Подруга Мэри, с которой она начинала проект, теперь живет в Великобритании, где тоже налажен рынок сбыта. Увеличивается количество интернет-продаж. Сейчас сумки бренда Naledi Copenhagen заказывают во многих странах мира. И не только сумки, но и шарфы, украшения из серебра со вставками из страусиной кожи.


* Датская принцесса часто появляется на публике с сумками Naledi Copenhagen

На вопрос о том, тяжело ли открыть свое дело и вести бизнес в Дании, Наталка отвечает:

— В Дании все намного проще, чем в Украине или в ЮАР. Зарегистрироваться как частный предприниматель я могу в течение десяти минут, и происходит это в онлайн-режиме. Здесь практически нет бюрократии, все делается быстро и бесплатно. Государство поощряет предпринимательство. Обратная сторона медали — высокие налоги. В Дании налоги составляют минимум 40 процентов от дохода и подоходный налог прогрессивный, то есть зависит от вашей зарплаты. Если вы занимаете престижную руководящую должность, налог будет не меньше 50 процентов. Но главное здесь то, что мы видим: наши налоги идут не кому-то в карман, а на нас и наших детей.

Жить здесь очень комфортно. Многие спрашивают, как с тремя детьми я успеваю заниматься бизнесом. У нас с мужем не было нянь, даже когда мальчишки были совсем маленькими. Муж брал на год отпуск (здесь декретный отпуск для отцов — общепринятая практика), а потом, как и я, открыл свой бизнес. Мы делим обязанности пополам. Когда сыновья были поменьше, я больше работала дома. Это даже помогало отвлекаться от бытовых забот. Больше всего меня вдохновлял результат моей работы. То же происходит и сейчас.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о новых трендах в сумках: вышивка гладью на органзе.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров