ПОИСК
Культура та мистецтво

Победительница «танцую для тебя» екатерина кузнецова: «в какой-то момент я поняла, что не могу смотреть на марата просто как на партнера. Увидела в нем мужчину»

0:00 11 листопада 2008
Успех в танцевальном проекте позволит воплотить в жизнь благородную мечту одного из его участников — построить реабилитационный центр для детей, больных раком

Двухмесячный танцевальный проект канала «1+1» «Танцую для тебя» подошел к концу. В минувшую субботу были названы имена победителей. Как и предполагалось, зрители проголосовали за Катю Кузнецову и Марата Нуделя, блестяще оттанцевавших всю программу. Молодая актриса, студентка пятого курса Театрального института имени Карпенко-Карого, дочь известного футболиста Олега Кузнецова, танцевала, чтобы воплотить в жизнь мечту Марата и его тети Ривиль Кофман построить реабилитационный центр для детей, больных раком. 250 тысяч гривен выделил канал «1+1», а помещение предоставили в Национальном Институте рака. «Я теперь знаю, что мечты сбываются… » — сказала, не скрывая слез, на гала-концерте Катя Кузнецова.

«Когда мы почувствовали, что выдохлись, поехали к деткам в больницу»

- Катя, говорят, вашей паре изначально предсказывали победу.

 — Мне кажется, в проекте нет победителей и побежденных. Это не просто танцевальный конкурс. Люди боролись за мечту, и мне приятно, что практически каждая сбылась. Кому-то помог спонсор, кому-то канал «1+1»… Я долго думала по поводу нашей с Маратом мечты. Не знаю, должна ли она быть в этом проекте…

 — То есть?

 — Реабилитация больных раком детей настолько глобальная проблема, и появилась она не вчера. Страдает ведь не один ребенок и даже не несколько, а огромнейшее количество! Я уже не говорю о взрослых. Мне кажется, столь серьезным вопросом должно заниматься государство. Важно, что мы еще раз обратили внимание: с каждым днем все труднее бороться с этой страшной болезнью.

Я сейчас не думаю о том, что мы победили. Люди захотели сделать все возможное для детей, которые после операции смогут находиться в красочном доме-сказке и почувствовать себя хоть на время здоровыми, сильными и счастливыми…

 — Неужели на протяжении всего проекта не возникал спортивный азарт победить соперников?

 — Изначально я не верила, что смогу научиться танцевать. Очень сомневалась в своих возможностях. Конечно, выжимала из себя все, что могла, но не всегда это получалось как надо. А на гала-концерте Марат мне вдруг сказал: «Катя, я в тебя верил! И Амадор (хореограф Амадор Лопес.  — Авт. ) тоже!» Где-то на пятой программе мы почувствовали, что сильно устали. Это был рок-н-ролл, по танцу было видно, что мы выдохлись. Именно тогда и поехали к деткам в больницу. После этой встречи мы будто заново родились! Открылось второе и третье дыхание. Мы поняли, что не имеем права останавливаться.

 — Вы познакомились с детьми только в середине проекта?

 — Да, так было предусмотрено правилами. Теперь я понимаю, если бы мы приехали в больницу раньше, то, наверное, проводили бы там все дни. Настраивались с Маратом перед поездкой, что не будем плакать, но это было невозможно. Я подошла к маленькой девочке, обратилась к ней: «Привет!» А мне говорят, что она не видит… Ей всего четыре годика. Психологически это просто нереально вынести! Мы пришли с намерением их поддерживать, а оказалось, это ОНИ нас поддержали! Мы не могли обмануть ожидания ребят…

 — Говорили, что ваша пара неспортивно сражается, поскольку Марат, в отличие от других партнеров, профессиональный танцор.

 — Мне кажется, если бы это противоречило правилам проекта, Марату не разрешили бы принимать в нем участие. К примеру, у Алены Винницкой партнер «народник» — профессиональный танцор. Видно было, что и у Оли Горбачевой партнер имеет отношение к танцам. Анастасия Терещенко занималась танцами! Марат — не профессионал, у него нет даже высшего образования.

 — Но танцует он блестяще.

 — Это да. Но Марат танцует сам, никогда в жизни у него не было партнерши. Особенно тяжело давались ему синхронные движения и поддержки. К тому же он немного ниже меня ростом… Но ни разу за весь проект я не услышала от Марата: «Я устал, больше не могу!» Хотя у него были проблемы с плечом и коленом.

«Румба — это просто катастрофа»

 — Что пострадало у вас, Катя?

 — На третьей программе я сильно потянула спину. Мне очень сложно давались поддержки: просто не могла сгибаться. Помню, приехала как-то домой после тренировки, легла на кровать и поняла, что встать не могу. Но тут появилась Рива (Катя с Маратом танцевали ради ее мечты.  — Авт. ) и с помощью массажа поставила меня на ноги. Это повторялось практически каждый день.

 — Ривиль Кофман в 2006 году стала победительницей в номинации «Чувство долга» ежегодной премии, учрежденной газетой «ФАКТЫ» и «Новым каналом», «Гордiсть кращни».

 — Это потрясающая женщина! Когда Рива рассказала свою историю, через что ей пришлось пройти, я была потрясена. Но за четыре месяца знакомства она ни разу не пыталась грузить нас своими проблемами. Все время была в приподнятом настроении, заражала нас эмоциями, позитивной энергетикой. Я только удивлялась, откуда она берет силы!

 — Катя, как вы попали в танцевальный проект?

 — В августе мы с мамой заболели. Лежали дома и смотрели телевизор. Вдруг раздался телефонный звонок, и администратор проекта «Танцую для тебя» пригласил меня стать его участницей. Именно в это время я уже подписала контракт с Первым Национальным на работу в утреннем эфире. Но продюсеров шоу это не смутило, и через день я стала вести эфиры на Первом. От предложений сниматься в кино отказывалась. Три месяца в моей жизни, кроме «Танцев», ничего не было.

 — Какой танец оказался для вас самым сложным?

 — Румба! Мы привыкли, что в танце начинаешь идти на счет «один» или «три», а тут — «два». Катастрофа! Румба кажется медленной, но по технике это самый быстрый и очень чувственный танец. Когда у нас получилась румба, пасодобль уже дался намного легче. Следующим кошмаром стал украинский танец! В бальных танцах ладони рук нужно закрывать, а в украинском — открывать. Мои руки вытворяли что-то невероятное, я станцевала его только за счет актерского мастерства.

 — Ваш хореограф Амадор очень эмоционально относился ко всему, что вы делали на паркете.

 — Амадор сразу сказал: «Я пришел на проект, чтобы победить». Уже на первой программе он знал, что будет ставить мюзикл «Индия». Все наши танцы продумывал наперед. В середине проекта мы с Маратом стали замечать, что Амадор какой-то убитый. Оказалось, у его тети, которая живет в Венесуэле, обнаружили злокачественную опухоль. Тем не менее он держался до последнего, оставаясь при этом безумно сентиментальным.

 — На гала-концерте вы признались, что приезд вашего папы на эфир стал неожиданностью.

 — Очень приятной. Мечты сбываются. Мой папа — помощник главного тренера футбольного клуба «Москва» Олега Блохина. В субботу у них должна была быть игра, но ее буквально в последний момент перенесли на воскресенье, и папа смог прилететь в Киев. Я весь день была в предвкушении того, что папа впервые увидит меня на паркете.

 — Мне показалось, он даже плакал…

 — Не знаю. Он человек, переживающий радость или горе в себе, не любитель показывать свои чувства. Но он гордится мной. Может быть, папа и плакал… Пока длился проект, мама передавала ему в Москву записи эфиров. Папа абсолютно четко указывал, что у меня плохо, что хорошо. И мама у меня точно такая же. Она была на каждом эфире. На первой программе, когда нам выставили высокие оценки, я поняла, что это мама принесла мне удачу!

 — Говорили, ваши отношения с Маратом давно переросли рамки дружеских…

 — Зрители считают, что у нас роман. Но я общалась с ребятами из балета, и они говорят: «Катя, это абсолютно нормальный творческий процесс. Между людьми, которые танцуют вместе, обязательно проскакивает искра!» Возможно, у других пар это было не столь заметно. Но румба, пасодобль, вальс настолько «контактные», что волей-неволей какие-то чувства должны рождаться. Могу открыто признаться, что у меня действительно в определенный момент что-то екнуло внутри. Я уже не могла смотреть на Марата просто как на партнера. Увидела в нем мужчину.

 — И тот страстный поцелуй во время румбы…

 — Он не был запланирован. Амадор сказал, что поцелуй может быть, но это не обязательно. Я тогда подошла к Марату и говорю: «Если танец так поведет, что ты захочешь меня поцеловать, сделай это… » К тому же перед этим мы станцевали диско и получили низкие оценки. Поэтому на румбе уже ТАК оторвались! И поцелуй в конце был логичным завершением нашего танца… Когда мы прощались после гала-концерта, я призналась Марату, что хочу продолжать с ним танцевать. И это совершенно искренне…

 

4095

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів