БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Благое дело

«Мальчик просто бредил космическими ракетами»: как осуществилась мечта больного ребенка

14:32 25 января 2020 997
Максим Сирчин побывал в Индии на запуске ракеты

В декабре подопечный благотворительного проекта «Здійсни мрію» восьмилетний харьковчанин Максим Сирчин, который борется с раком, стал первым ребенком, получившим разрешение посетить индийский космодром имени Сатиша Дхавана на острове Шрихарикота и увидеть запуск настоящей ракеты! Сначала мечта Максима появилась на бумаге. Участвуя в арт-марафоне «Моя дитяча мрія», он нарисовал ракету и признался, что когда-нибудь надеется увидеть ее запуск.

Экспедицию на космодром более месяца организовывали украинские специалисты Национального центра управления и испытаний космических средств, МИД, посол Украины в Индии и Индийское космическое агентство. Впервые в истории космодрома ради Максима сделали исключение и пустили гражданских, да еще и иностранцев, на территорию военного объекта.

Максим полетел в Индию с папой в составе украинской делегации Национального космического центра. А запуск ракеты смотрел вместе с официальными делегациями Америки, Японии и Израиля в Центре управления полетами. 45-метровая ракета-носитель доставила на орбиту сразу десять спутников. За пять минут до старта Максиму позволили выйти на ВИП-площадку, откуда ракету отлично видно. Мальчик крепко сжимал папину руку, глядя в небо, а потом с трибуны, из-за которой его почти не было видно, поблагодарил на английском языке своих волшебников.

— Договориться о посещении, а тем более о съемке военного объекта в Индии, было практически невозможно, — призналась куратор проекта телеведущая Лидия Таран. — Но ради мечты наших маленьких подопечных объединяются десятки неравнодушных людей, наших волшебников, и перед командой «Здійсни мрію» открываются все двери.

Максим мечтал запустить в космос настоящую ракету, еще лежа под капельницами в онкологическом отделении. Проходя сложное лечение, он просто бредил ракетами — даже просил медсестер рисовать их на пластыре, который держал катетер. Тогда жизнь мальчику спасла пересадка костного мозга и его большая мечта.

«Нам пришлось пережить страшное ожидание, приживется ли костный мозг донора»

— Болезнь началась в конце 2015 года, Максиму тогда было пять лет, — вспоминает мама мальчика Светлана Сирчина. — В то время мы жили в Краматорске. У сына за ушками увеличились лимфоузлы, и в местной больнице его стали лечить от лимфоденита. Постоянно меняли назначения, но ничего не помогало. Тогда нас направили на консультацию в Киев. Помню, это было 5 января 2016 года. Максим сдал кровь, и нам сказали час погулять, подождать результатов. Когда они были готовы, нас с сыном тут же забрали в стерильное отделение (вот так, в чем были) и уже не выпустили. Максиму поставили диагноз лейкоз.

— Это был шок для вас.

Просто не передать словами. За нами закрыли дверь палаты, и мы с сыном могли увидеть папу только в окошко. На следующий день он поехал в Краматорск за вещами. К тому же надо было решить, с кем останется маленькая дочь, которой тогда исполнилось год и восемь месяцев.

Спасибо бабушкам, которые нам помогли. Малышка больше полугода жила отдельно от нас, потому что муж переехал в Киев. Нужно было покупать лекарства, стирать белье, каждый день приходить в больницу, носить анализы в лабораторию. Одна я бы не справилась. Максим не давал мне возможности даже сходить в туалет, я все время должна была находиться рядом. Сколько было криков, истерики! Малышу сложно привыкнуть к полной изоляции.

— Что помогало держаться в то время?

— Знаете, когда я услышала диагноз, то первое время не могла поверить, что все это происходит с нами. Но я была не одна — очень помогал муж, поддерживал меня. Когда мы лежали с сыном в больнице, стояла снежная погода. А Максим до этого так мечтал покататься на санках! И вот он смотрел в окно, за которым каждый день папа специально для сына лепил снеговика, — это был крохотный момент счастья ребенка.

Читайте также: «Это была моя самая заветная мечта!»: онкобольной 5-летней девочке устроили настоящий бал

— Сколько вы жили в таком режиме?

До марта. Прошли четыре блока химиотерапии. После третьего блока у Максима пошла реакция на какой-то препарат. Начался сильный отек, перестала выходить из организма жидкость. Максим поправился на четыре килограмма буквально за неделю — во всех органах, вплоть до легких, была вода. Помню, вечером, когда его везли в реанимацию, сын находился почти в бессознательном состоянии. Было очень страшно.

Нас с мужем отпустили на ночь, но не хотелось никуда идти. Мы бродили всю ночь по улицам Киева, пока утром нас не пустили в реанимацию. За сутки из тела сына выкачали три литра воды. Четвертый блок химии было страшно начинать, но лечение нельзя останавливать. К тому же пришло время лететь в Польшу, на трансплантацию костного мозга.

— Как Максим переносил лечение?

Психологически в Польше было намного легче. Врачи разрешили нам с мужем по очереди оставаться с Максимом. Мы сняли квартиру и взяли с собой дочь. В палату к сыну каждый день приходил психолог-аниматор, который развлекал детей. Бывали сложные периоды, но все постепенно наладилось.

Сначала Максиму провели сильную химиотерапию, которая полностью убивает костный мозг. Иммунитет оказался на нуле. Потом сделали трансплантацию. Нам пришлось пережить страшное ожидание, приживется ли костный мозг донора. Слаба Богу, все прошло нормально. В течение двух недель мы ждали, пока начнут вырабатываться клетки костного мозга, и только тогда смогли немного расслабиться.

Читайте также: Так осуществляются мечты: Тина Кароль подарила онкобольному Роме заветный супермобиль

— Сколько времени вы провели в Польше?

— Через три месяца после трансплантации делали еще один важный анализ, который показывал, как прижился костный мозг. К тому времени мы с Максимом уже переехали на квартиру, а муж с дочерью улетели в Киев. Все это время Максим пил таблетки, сдавал анализы и потихоньку возвращался к нормальной жизни. Первое время ему было сложно гулять — сильно уставал. Мне пришлось даже купить коляску. Но сын не сдавался, начал понемногу ходить. Разработать ноги помог велосипед.

— Максим часто плакал?

— Конечно, плакал как любой ребенок. Особенно не любил наркоз, устраивал просто истерики. Но в Польше к этому подходили более продуманно — сыну делали укол, когда он находился у меня на руках. Ребенок засыпал, а потом его забирали. В Украине его сразу изолировали в отдельной палате, и это всегда сопровождалось криками и плачем. Но со временем Максим привык, что надо сдавать анализы. Не ныл, не жаловался. Вообще, он достаточно сдержанный мальчик.

— Что говорят врачи по поводу состояния Максима?

— Сказали, надо жить обычной жизнью, соблюдая лишь определенные ограничения. Никто из врачей не может сказать на сто процентов, что Максим полностью выздоровел. Это такая болезнь, которая может вернуться. Но с каждым годом вероятность ее возвращения все меньше и меньше. В детский садик сын не ходил — ему нужно поменьше контактировать с детьми. Нельзя заводить животное, хотя сын всегда мечтал иметь кошку.

Когда из Польши мы вернулись в Украину, мужу предложили работу в Харькове, и мы всей семьей переехали туда. Первое время каждые три месяца летали на обследование в Польшу. Там же сыну начали делать и прививки, поскольку те, что были сделаны раньше, потеряли свое действие. В семь лет Максим пошел в школу. Сейчас уже во втором классе. Плавает, посещает уроки живописи.

Читайте также: «После Лондона меня не покидает чувство счастья»: как осуществили мечту больного ребенка

— И мечтает стать летчиком?

Честно говоря, я сама была удивлена, когда Максим, принимая участие в арт-марафоне, нарисовал ракету. У него бурная фантазия! Это случилось через год после трансплантации костного мозга. Мы с сыном приехали в Киев, чтобы поучаствовать в празднике победителей, который организовывал фонд «Таблеточки». Там же их друзья из «Здійсни мрію» предлагали деткам нарисовать их мечты. Макс нарисовал ракету и сказал, что мечтал бы увидеть, как она отправится в космос.

Максим нарисовал ракету и сказал, что мечтал бы увидеть, как она отправится в космос

Признаюсь, мы даже не верили, что из этого что-то получится. Но через несколько месяцев нас с Максимом пригласили в Золочев, где отцифровывались все детские рисунки и специальным сигналом отправлялись в космос. Там же, в прямом эфире, сына наградили сертификатом на поездку в Индию с возможностью присутствовать при запуске ракеты. Честно говоря, Максим сначала ничего не понял. Слишком много было информации, внимания. Когда ему рассказали, что мечта его сбудется, я лишь по сияющим глазам ребенка увидела, как он счастлив.

Мальчика наградили сертификатом на поездку в Индию с возможностью присутствовать при запуске ракеты

— Он вспоминает поездку в Индию?

— Конечно! Это же целое море эмоций. Приехал из центра полетов с плакатами, носил их в школу, рассказывал, что там происходило. Постоянно пересматривает фотографии, видео. Миниатюра ракеты, которую запускали при нем, стоит в квартире на самом видном месте.

«Нужно было пройти сложную систему пропусков, пока смогли попасть в Центр управления полетами»

— Максим очень ждал момента, когда мы с ним полетим в Индию, — рассказывает Александр Сирчин, отец мальчика. — Все время спрашивал, как и что там будет происходить. Для него это был первый такой длинный перелет. Никому не доверил собирать свой чемодан. Сам укладывал футболки, брюки и любимые игрушки. Правда, в Индии ни разу их так и не достал, поскольку там его задарили подарками. Мы переживали, как сын перенесет перелет, — все-таки восемь часов, но все прошло отлично. Максим летел в предвкушении чуда.

— Вас встречали в аэропорту?

— Да, приехали представители посольства Украины в Индии. Мы вышли — на улице тепло, куртки тут же сняли. Все пять дней, которые находились в Индии, стояла прекрасная погода.

Читайте также: «Сын нарисовал себя и Диму Комарова. Этот рисунок оказался пророческим»

— Вы жили в Дели?

— Мы каждый день переезжали в новый город. Максим был в восторге и вечером, когда связывались с мамой, проводил экскурсию по номеру и рассказывал, как прошел день. Сына переполняли эмоции, ведь ему уделяли много внимания, снимали. Он побывал в зоопарке, увидел слона. Но, конечно, самое большое впечатление произвел на него запуск ракеты. Сын знал, что стал первым мальчиком, которому разрешили увидеть все собственными глазами.

— Это ведь режимный объект?

— Да, очень охраняемый. Нам пришлось пройти сложную систему пропусков, пока смогли попасть в Центр управления полетами. Знаете, это как в фильмах — большой зал, где люди сидят за компьютерами, стоят большие мониторы и дается обратный отсчет. Запуск ракеты мы смотрели с балкона вместе с большим количеством генералов.

На запуск ракеты Максим смотрел вместе с генералами

— Что Максим говорил, когда ракета взмыла в небо?

— Он был в восторге и даже не мог выразить своих чувств словами. Думаю, ему хотелось бы еще раз увидеть, как взлетает ракета, — это произошло так быстро… Позже сын огромное количество раз пересматривал этот момент.

— Теперь у Максима есть точная копия этой ракеты?

— Да, ему сделал такой подарок директор космодрома. Блестящая копия ракеты в 200 раз меньше той, которая запускалась.

Читайте также: «Я и на пожарной машине ездил, и огонь тушил!»: как осуществилась заветная мечта тяжелобольного ребенка

— Что вас больше всего поразило в поездке?

Индия — совершенно другая страна, с иным менталитетом, традициями, едой. Очень сложно было найти для Максима неострые блюда. Белые люди в Индии, оказалось, пользуются особым почитанием. Все хотели с нами сфотографироваться, особенно с Максимом. Дети для них — это святое.

Сын впервые увидел океан. В то время дул сильный ветер, поднимая волны, но Максим все равно побегал по берегу и помочил ноги. Он был в восторге от всего! Знаете, на него в Индии просто вылилось огромное количество положительных эмоций, и я уверен, все это наилучшим образом сказывается на его здоровье. Видел, как счастлив мой сын, он постоянно радовался, улыбался. Да и сейчас, вспоминая поездку, не перестает повторять, что это были самые счастливые его дни.

Желающие помочь подопечным фонда «Здійсни мрію» могут перечислить средства:

БО «ТИ НЕ ОДИН» БЛАГОДІЙНИЙ ФОНД «1+1 МЕДІА»

Код ЕДРПОУ 41 565 550

IBAN — UA 41 328 209 0 26 007 050 040 834 (UAH/ USD/ EUR)

МФО — 328 209, АБ «Південний».

Призначення платежу: благодійний внесок (пожертва).

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, как благодаря проекту «Здійсни мрію» осуществилась мечта юного шахматиста Миши Комнацкого, страдающего тяжелым заболеванием почек.

Фото «1+1»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров