Общество и люди

Доверие к сайтам, за которыми стоят печатные издания, будет выше, – Виталий Сыч

15:03 30 июня 2020
Виталий Сыч

Тема будущего СМИ сейчас находится в эпицентре внимания, так как журналистика оказалась под угрозой существования в тот момент, когда общество в ней нуждается, как никогда раньше. В информационное пространство хлынуло огромное количество фейков, и эта инфодемия распространяется по всему миру так же быстро, как пандемия. На фоне инфодемии многие газеты, журналы и телеканалы оказались на пороге закрытия, тысячи журналистов во всем мире потеряли работу. К сожалению, общество до сих пор еще не до конца поняло, что профессиональные СМИ важны не меньше, чем, скажем, профессиональная медицина. Практически все сайты всемирно известных изданий, включая The New York Times, The Guardian и Le Monde, создали на своих порталах раздел «Медиа», где рассказывают о новостях в СМИ, приоткрывая дверь «кухни», где готовится информация. И, судя по всему, для читателей это не менее интересно, чем посетить кухню известного шеф-повара или ателье знаменитого кутюрье.

О том, как могут измениться средства массовой информации после пандемии, «ФАКТАМ» рассказал известный журналист, главный редактор медиадома «Новое время», прошедший курс обучения по медиауправлению в Стэнфордском университете, Виталий Сыч.

«Многие считали, что платить за контент на сайте в Украине никто не будет, но оказалось, что это не так»

— Виталий, английская газета The Guardian написала, что коронавирус убил аппетит к тревожным, мрачным новостям. В день, когда число погибших от вируса в Великобритании критически возросло, почти семь миллионов человек смотрели телевизионное шоу о том, как ремесленники восстанавливают старые вещи — часы, абажуры, мебель… Как вы считаете, в Украине пандемия тоже отразится на предпочтениях читателей?

— Когда она началась, во всех онлайн-медиа наблюдался огромный всплеск интереса к новостям о коронавирусе. Понятно, что информация, касающаяся безопасности жизни и здоровья людей, интересует всех, и очень остро. Сейчас интерес к новостям на эту тему упал, потому что люди эмоционально устали. В спокойное время всегда более востребован развлекательный контент из разделов «Стиль», «Техно», «Спорт»… Поэтому мы на сайте издания стараемся развивать тематики, которые могли бы компенсировать падение интереса в период отсутствия острых новостей.

— Есть мнение, что после пандемии на первый план может выйти тема экологии. Что вы думаете по этому поводу?

— К сожалению, у нас многим кажется, что глобальное потепление, которое несет опасность для всего человечества, это где-то там, далеко. Наши люди больше интересуются тем, что касается их непосредственно прямо сегодня. В Украине предметом широкого интереса является политика, потому что у нас от нее зависит все — деньги, бизнес и прочие сферы жизни. А помимо политики, как я уже сказал, людей интересуют стиль, гастрономия, техно… И если в издании есть хороший баланс между новостями политики и экономики и развлекательными, то такая комбинация будет востребована. Я был на европейском газетном форуме в Вене. И вот что интересно: две очень уважаемые в Германии газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung и Süddeutsche Zeitung, которые раньше публиковали простыни аналитики, начали делать приложение про стиль. Они в это очень много вкладывают и хорошо зарабатывают на этом. И если кто-то из журналистов считает: мол, зачем писать о такой ерунде, то для многих читателей ерунда — это политика и экономические новости. Больше развлекательного и полезного контента стало и в обновленном журнале Spiegel: технологии и инновации, стиль, кулинария, воспитание детей, психология, путешествия… Об этом читают все — в том числе политики и бизнесмены!

— Цифровые СМИ во всем мире сейчас стараются делать контент платным. Согласно последним данным Reuters Institute for the Study of Journalism, в мире уже 16% людей платят за онлайн-новости. А, например, в Норвегии таких читателей уже 42 процента. Многие медиаэксперты говорят, что за этим будущее…

- За рубежом пейволл уже внедрили и The New York Times, и Financial Times, и Wall Street Journal, и многие издания. Ряд СМИ, например, The Guardian в Великобритании, а в Украине — «Лига» и «Украинская правда» избрали другой способ — добровольные пожертвования читателей на качественную независимую журналистику. Мы в свою очередь первыми из крупных украинских медиа ввели платный доступ к контенту на сайте. Изначально, конечно, были сомнения. Многие считали, что платить за контент на сайте в Украине никто не будет, но оказалось, что это не так. Стало очевидным, что чисто рекламная модель СМИ никуда не ведет и через 3−5 лет Google и Facebook отберут еще больше денег у медиа, а издания, оставшиеся в старой модели, будут остро конкурировать в Украине за небольшой островок рекламных средств. Чтобы не попасть в такую ситуацию, мы ввели платный контент, расширив таким образом источники дохода.

Мы консультировались с коллегами из Словакии и Латвии и основывались на их опыте. К слову, по их словам, во всех странах СМИ боятся, как отреагирует читатель на пейволл, но это не повод его не вводить. Могу сказать, что результат превзошел наши ожидания — уже более десяти тысяч подписчиков платят за доступ к контенту на сайте. Конечно, есть люди, которые отказываются от подписки, но большинство ее продлевают. Думаю, за первый год платный контент составит 20 процентов нашего дохода, что в принципе для начала неплохо.

«Нужно понимать: если вы читаете что-то бесплатно, значит, за это уже кто-то заплатил»

— В Норвегии отдельные СМИ продают статьи поштучно и даже обещают читателю вернуть деньги, если его внимание задержится на публикации не больше десяти секунд. Возможна ли такая практика в украинских медиа?

— Почему нет? Но мне неизвестны подобные прецеденты с возвратом. Если читатель разочарован, он может просто не продлить подписку.

— За какую информацию читатель готов платить?

— Это журнальные статьи (интервью и расследования), авторские колонки и бизнес-контент (новости и аналитика). Что касается последнего сегмента, у бизнес-аудитории денег больше, чем у обычной, и они готовы платить за материалы, которые для них важны. У нас на сайте доля платного премиум-контента составляет 5−7 процентов.

— Как вы считаете, как скоро большинство порталов украинских СМИ внедрят плату за цифровой контент?

— Отвечу так: чем больше сайтов сделают такой шаг, тем быстрей осуществится переход к данной модели. Например, в США уже практически вся качественная пресса в онлайн-формате платна: The New York Times, The Wall Street Journal, The Washington Post… На всех развитых медиарынках это уже правило. Вы можете, конечно, получать бесплатные таблоиды. Но нужно понимать: если вы читаете что-то бесплатно, значит, за это уже кто-то заплатил. Например, если вы бесплатно смотрите каналы, их владельцам-олигархам выгодно, чтобы вы это увидели.

— Согласно последним данным Reuters Institute for the Study of Journalism, в апреле пандемия подняла доверие к традиционным СМИ до 59 процентов. Многие читатели больше доверяют печатным СМИ, так как, по их мнению, информация в них более достоверна. Как говорится, что написано пером, того не вырубишь топором…

— Да, печатные медиа считаются более надежным источником информации. В начале пандемии было много версий, от чего можно заразиться, как протекает болезнь, погибает ли вирус на солнце или нет. Особенно много фейков появлялось в таблоидах и соцсетях. Традиционные медиа более тщательно проверяют информацию, поэтому люди и ринулись читать эти СМИ, чтобы понять, что вообще происходит.

— Каково, по вашему мнению, будущее печатных изданий?

— Думаю, сложнее всего ежедневным изданиям, которые напрямую конкурируют с интернетом. Меньше всего проблем будет у ежемесячников, потому что там другой тип контента. А вообще, печатные медиа еще несколько лет могут чувствовать себя спокойно, если у них есть сайт, для которого они являются поставщиком платного контента. Кроме того, доверие к сайтам, за которыми стоят печатные издания, будет выше.

— Как считаете, есть ли шанс очистить информационное пространство от фейков? Какой способ проверки информации вы считаете наиболее надежным?

— В начале пандемии эмоции у людей зашкаливали, и многие СМИ, в соблазне опередить конкурентов, старались выдавать информацию как можно скорей. Сейчас градус накала упал, поэтому и фейков, предполагаю, будет меньше. Конечно, проверять информацию необходимо — думаю, прежде всего нужно смотреть на ее источник.

«Главный „эффект“ от пандемии, который я наблюдаю, это то, что людям понравилось работать дома»

— Как, с вашей точки зрения может измениться наша жизнь после пандемии? В одном зарубежном издании прочла прогноз психолога о том, что пандемия привьет нынешним детям страх заниматься экстремальными видами спорта и даже путешествовать.

— Про экстремальные виды спорта не скажу, а путешествовать, надеюсь, будем скоро, с этим все будет нормально. Главный «эффект» от пандемии, который я наблюдаю, это то, что людям понравилось работать дома. Многие поняли, что офис и бизнес могут функционировать дистанционно. Раньше такое было сложно представить, но оказалось, что это может работать и довольно неплохо. Как-то в журнале Esquire были опубликованы данные опроса людей, которые находились при смерти, на предмет того, о чем они больше всего жалеют. В основном опрашиваемые сожалели о том, что слишком много работали и на все остальное у них не оставалось времени. Мне кажется, немало людей во время пандемии поняли, что они могут работать из дому, больше общаться с близкими и детьми и таким образом сделать свою жизнь более комфортной.

— Несколько лет назад в Израиле на аукционе за 1,5 млн долларов был продан рецепт счастья от Альберта Эйнштейна, который он однажды написал на бумажной салфетке в японском отеле: «Спокойная и скромная жизнь приносит больше счастья, чем стремление к успеху». Как вы считаете, пандемия изменит понятие счастья?

— Знаете, я сейчас читаю книгу Мо Гавдата «Формула счастья». Автор книги — американский инженер, который работал в Google. Пройдя в своей жизни немало испытаний, он вывел такую формулу: «Счастье — это реальность минус ожидания». Если ожидания человека таковы, что он не может до них дотянуться, будет чувствовать себя несчастливым. Думаю, сейчас произойдет переосмысление многих вещей. Например, того, что можно много работать и зарабатывать, но при этом не быть счастливым, а можно немного замедлить ход и получать больше удовольствия от жизни.

— Что бы вы пожелали читателям «ФАКТОВ»?

— Желаю, чтобы пандемия как можно скорее закончилась, чтобы все вернулись к полноценной жизни, смогли путешествовать, ходить в рестораны и наслаждаться жизнью.

Читайте также: Многие компании рассмотрят возможность работать без офиса, — digital-эксперт Николай Рогинец

Ранее в интервью «ФАКТАМ» известный медиаэксперт, шеф-редактор портала «Детектор медиа» Наталья Лигачева тоже высказала мнение, что пандемия ускорит переход медиа на платный контент.

Фото из альбома Виталия Сыча

610

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров