ПОИСК

Академик николай амосов: «оперировать больного надо, как если бы ты взялся оперировать своего сына, брата или мать»

0:00 23 лютого 2007
Эти слова известного хирурга на всю жизнь запомнили те, кому довелось работать под его руководством в Институте сердечно-сосудистой хирургии. В новом документальном фильме о Николае Амосове «Мысли и сердце» речь идет об известных и малоизвестных фактах из его жизни

Книга «Мысли и сердце», изданная в 23 странах мира, начинается со щемящего эпизода: Николай Амосов идет в морг на вскрытие. Девочка, которую он оперировал по поводу врожденного порока сердца, умерла. «Такая маленькая, худенькая, на большом столе. Косички. Вчера утром, наверное, мама последний раз заплетала. Банты смяты. Не нужно смотреть. Нет — должен. Мне нужно знать, все ли сделано как надо? И как нужно делать лучше, чтобы другие не умирали? Или хотя бы реже умирали?» Это — его мысли. А сердце Николая Михайловича при всей внешней суровости этого человека не могло не откликаться на чужую боль. Об этом документальный фильм, названный так же, как и книга — «Мысли и сердце».

- Я с детства знала, что занимать домашний телефон после десяти вечера нельзя, потому что отец ждет звонка из клиники, — вспоминает дочь Николая Михайловича Екатерина Амосова.  — Дежурный хирург докладывал, как чувствуют себя прооперированные в тот день пациенты. И сейчас у меня в памяти всплывает привычная картина: отец сидит за столом у себя в кабинете, с телефонной трубкой, напряженно слушает, говорит, что надо делать. Казалось, он был в ответе за каждого больного, за действия каждого сотрудника. Но при этом, что бы ни случилось, пациенты не должны были видеть его раздраженным, поникшим, в плохом настроении. Ведь они шли в институт с надеждой. Хирургам отец говорил: «Оперировать больного надо, как если бы ты взялся оперировать своего сына, брата или мать».

- Юрий Щербак, известный писатель и врач, рассказал в фильме, что Амосов говорил ему: «Юра, все мои операции ничего не стоят. Одни книги и останутся в памяти… » Ваш отец действительно так считал?

- Возможно. Он трезво относился к жизни. Но, с другой стороны, он ведь не мог оценить, какое влияние оказывал на жизнь других людей. И речь не только о пациентах, оставшихся в живых благодаря операциям на сердце. Его искусственный антитромботический клапан спас многих. Люди после таких операций (а их было около пяти тысяч) чувствовали себя хорошо. Создавали семьи, у них рождались дети. Всего этого могло и не быть… Кроме того, рядом с отцом работали его коллеги, которые видели, насколько он требователен к себе, как поступает в тех или иных ситуациях. Не могло это остаться для них незамеченным.

Прошло уже четыре года после смерти папы. Его именем назвали Институт сердечно-сосудистой хирургии, улицу. Издан четырехтомник, в который вошли все его произведения, за что наша семья очень благодарна донецкому издательству «Норд-Пресс». Купить четырехтомник можно в центре Киева в магазине «Сяйво». Даже я, перечитывая эти книги, каждый раз нахожу новые для себя мысли, оценки. Безусловно, папа оставил след в медицине. Но помнить его по-настоящему будут лишь те, кто видел его, говорил с ним, работал, почувствовал магнетизм его личности.

- В конце 60-х, после того, как Кристиан Барнард сделал в ЮАР первую пересадку сердца, все ждали, что следующим будет Николай Амосов. Но он медлил, а затем и вовсе отказался от идеи.

- Коллеги отца в фильме вспоминают, как это было. Да и сам он писал, что не смог решиться на пересадку, хотя и бригада хирургов была к этому готова, и пациент ждал. Нужен был донор, у которого мозг погиб, а сердце работало. И вот с молодой женщиной произошел несчастный случай, она поскользнулась в ванной, потеряла сознание, наглоталась воды… Врачи констатировали смерть мозга. Но отец не смог заставить себя сказать родственникам женщины, что должен остановить сердце. Оно ведь еще билось…

- Многие знают, что Николай Михайлович поставил на себе эксперимент, доказывающий: с помощью физических упражнений можно продлить активную жизнь. Ежедневно бегал около часа, выполнял пять тысяч движений, ограничивал себя в еде. Правда ли, что в конце концов он разочаровался в этом эксперименте?

- Иногда папа так говорил. Но я как врач уверена: он все делал правильно. До последних дней работал (Николай Амосов умер в 2002-м на 90-м году жизни.  — Авт. ), писал книги, встречался с людьми, интересовался всем, что происходило в стране. Операция на сердце, сделанная в Германии, подарила папе три года активной жизни. И он сам, и мама, и я ценили каждый день, отпущенный ему судьбой.

Премьера фильма о жизни

Николая Амосова «Мысли и сердце»

состоится в воскресенье, 25 февраля,

в 16. 00 на Первом Национальном.

1116

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.