ПОИСК
Житейские истории

«Сын лежал такой худюсенький. Кулачки сожмет и сквозь зубы: «Вытерплю»: герой «ФАКТОВ» Никита Федоренко полностью поправился

12:02 23 августа 2020
Никита Федоренко

Через два года «ФАКТЫ» отметят 25-летие газеты. За эти 25 лет на страницах нашего издания публиковалось огромное множество историй — о судьбах людей и о чрезвычайных и даже парадоксальных ситуациях, в которых они оказывались. И вот сейчас в «ФАКТАХ» появилась новая рубрика «25 лет спустя». В ней мы рассказываем читателям, как сложилась жизнь героев запомнившихся им публикаций.

История восьмилетнего мариупольца Никиты Федоренко два с половиной года назад стала известна всем. Тогда маленькому пациенту столичной больницы «Охматдет» срочно требовалась пересадка костного мозга. Счет шел на месяцы. К операции по спасению Никиты подключился его друг — восьмилетний киевлянин Лука Дадивадзе, трогательно обратившийся в сюжете «ТСН» ко всем взрослым с просьбой собрать деньги на операцию. Тогда слова мальчика: «А вдруг взрослым вообще все равно, что болеют дети…» заставили расплакаться в прямом эфире ведущую — Наталью Мосейчук.

Рассказали историю Никиты Федоренко и «ФАКТЫ». И уже через несколько недель необходимая сумма была собрана, а чуть позже найден донор костного мозга. Операция по пересадке прошла в университетской клинике польского города Быдгощ, где Никита с мамой провел несколько месяцев. Анна Федоренко говорит, что это были самые тяжелые месяцы в ее жизни. А потом Никита стал поправляться. Вместе с мамой он вернулся в Киев, затем в родной Мариуполь, где их ждали отец и сестра.

«ФАКТЫ» постоянно интересовались жизнью своего маленького героя. Вместе с родными Никиты и всеми, кто поддерживал семью, были счастливы, узнав, что операция оказалась успешной. Сейчас Никита живет дома, гоняет на велосипеде, помогает маме по хозяйству, не очень хочет в школу и по-прежнему все секреты доверяет только своему лучшему другу — Луке.

«Иногда боли были настолько сильные, что невозможно было даже дотронуться до тела сына»

— Сейчас у нас все хорошо, — рассказала по телефону Анна. — Мы живем в пригороде Мариуполя, на природе — здесь свежий воздух, свои фрукты, овощи. Никита с другом катаются на велосипедах.

— Что-то напоминает о его болезни?

— Никита, может, уже и забыл о том, что ему пришлось пережить. Но я-то все помню. Как сын с трудом вставал с постели, не ел, не пил… Самый тяжелый период был у нас в Польше, когда сыну уже сделали трансплантацию костного мозга. Пересаженные клетки начали приживаться в его организме и пошла защитная реакция. Началось обострение, тело покрылось черными пятнами. Увидев своего ребенка, я страшно испугалась! Но врачи тут же меня успокоили, сказали, что так должно быть, это хороший знак. Именно так приживается ткань.

«ФАКТЫ» впервые рассказали о Никите и его верном друге Луке в январе 2018 года

— Никиту мучили боли?

— Иногда они были настолько сильные, что невозможно было даже дотронуться до его тела. Приходил доктор послушать сердце — Никита начинал кричать и плакать. В таком состоянии он находился около двух месяцев. Сыну бывало так невыносимо больно, что приходилось капать морфий. Он не мог говорить, нормально ходить в туалет. В общем, восстанавливался очень тяжело.

— Сколько времени вы провели в больнице в Польше?

— Ровно три месяца. Наверное, самые тяжелые в моей жизни. После того как Никите стало легче, он подхватил какую-то вирусную инфекцию и опять лег под капельницы. Организм его был слишком ослаблен, чтобы сопротивляться. Но в конце концов нам разрешили покинуть больницу, и мы сняли квартиру неподалеку. Приходилось постоянно ходить на обследования. К счастью, сыну становилось все лучше и лучше. Никита начал потихоньку крепнуть, появился аппетит. Мы гуляли в парке, хотя ему все еще не разрешали общаться со сверстниками. Помню, Никита был, как ниточка, худой. Только приехав в Киев, стал понемногу поправляться.

— Вы продолжили лечение в Украине?

— Да, стали на учет в «Охматдет», сняли квартиру. Дома, в Мариуполе, мы не смогли бы ничего сделать. Только начали ходить в больницу на анализы, как Никита снова подхватил инфекцию. У него был такой сильный герпес, что до сих пор остался рубец на теле. После нескольких месяцев восстановления в Киеве мы зимой того же года поехали в Польшу на обследование.

— Что сказали врачи?

— Анализы показали, что у Никиты все в порядке. Мне сказали: «Ваш ребенок здоров, можете больше не приезжать». Никогда не забуду этот момент — я с трудом сдерживала слезы. Только тогда ощутила, что самый страшный кошмар в нашей жизни закончился. Мы вернулись в Киев и каждый месяц наблюдались в «Охматдете». Никита был еще слаб и два раза подхватывал бронхит. Но врачи запретили ему принимать антибиотики, объяснив, что организм сам должен бороться. И все получилось.

«Никита и Лука уже стали как братья — друг без друга жить не могут»

— Никита чувствовал, что ему становится легче?

— Знаете, сын словно начал оживать. Мы больше гуляли, он стал подолгу ходить пешком. Его мышцы начали восстанавливаться, и сыну уже хотелось гонять на велосипеде! Я тогда пообещала ему, что как только это будет возможно, мы купим велосипед. Как он был счастлив, когда врачи разрешили кататься!

— Сын пошел в школу?

В Киеве, во дворе дома, где находилась наша съемная квартира, был лицей. Я договорилась, чтобы учительница приходила к нам домой. Таким образом Никита закончил третий класс. Когда мы вернулись домой, в Мариуполь, сын пошел в четвертый, а сейчас собирается в пятый класс. Мы уже год живем дома, но каждый месяц по-прежнему ездим в Киев, чтобы контролировать состояние сына.

Так было до карантина. Последний раз мы обследовались в марте. Только вернулись домой, как все сообщение между городами было прервано. А теперь только смотрим, как в Киеве увеличивается количество заболевших. Признаюсь, страшно ехать. Ведь у Никиты иммунитет полностью еще не восстановился.

Сестричка Никиты очень рада, что брат наконец-то вернулся домой, и теперь им не нужно надолго разлучаться

— Сын вспоминает период, когда был болен?

— Вспоминает как страшный сон. Иногда сидит и вдруг спрашивает: «Мама, помнишь, как мне было плохо? Как я не спал, не мог есть?» Я ему: «Конечно, помню, сыночек. Но все прошло уже…» Знаете, силы, чтобы держаться, мне давал ребенок. Конечно, я молилась за него. Помню, Никита плакал: «Мамочка, я не могу больше, сильно болит». Он говорил и продолжал бороться. Лежал такой худюсенький. Кулачки сожмет и сквозь зубы: «Вытерплю». После таких слов, конечно, я не могла ни о чем другом думать, только о том, что мой сыночек обязательно поправится.

— Смотрю фотографии — у Никиты уже длинные волосы…

— После того как долгое время ему пришлось ходить вообще без волос, теперь не можем заставить пойти в парикмахерскую. Такая шевелюра отросла! Но у него будто страх какой-то перед стрижкой, поэтому мы и не настаиваем.

— Вашему сыну надо придерживаться особой диеты?

— Нет, он ест все, что ему хочется. Но больше всего любит мясо — ел бы его постоянно. Я шучу, что нам попался донор — большой любитель мясных продуктов. Никаких таблеток Никита сейчас не пьет, ему все уже отменили. Если бы не карантин, период ежемесячных обследований закончился бы. После него нужно проверяться раз в год, а потом реже, пока диагноз не будет полностью снят.

— Никита продолжает общаться с Лукой?

— Конечно! Только Никита вернулся из Польши, и они встретились. Когда были в Польше, Никита и Лука все время общались по Интернету, так что им было что обсудить. Знаете, они уже стали как братья — друг без друга жить не могут. Когда мы приезжаем в Киев, мальчики обязательно встречаются. Мы ходим на стадион или детскую площадку. У мальчишек куча своих секретов, разговоров.

— Сын рассказывает, кем мечтает стать?

— Он хочет отлично знать английский и математику. У него есть какая-то инженерная жилка. Постоянно что-то мастерит из конструктора: то винтовку, то самолет. Получается, что сын рос во время войны. В 2014 и 2015 годах у нас в селе сильно грохотало — было слышно, как шли бои. И танки ездили по селу. Страшно было, непонятно, чем все закончится. Но, признаюсь, уезжать все равно никуда не собирались — здесь и родственники, и наш дом. А сейчас, конечно, дети уже мечтают о жизни в большом городе.

«Мне нельзя долго находиться на солнце — иначе бы целый день на велосипеде гонял»

На вопрос, как он себя чувствует, Никита бодрым голосом отвечает: «Нормально. Бывает, правда, вспоминаю, как раньше болел. Но это, лишь когда у меня нет настроения».

— Бывает и такое?!

— Ну да. Если не разрешают на велосипеде, например, кататься. Мне нельзя долго находиться на солнце — иначе бы целый день гонял! Я на велосипеде как-то даже на море поехал. Правда, оно у нас грязное, не очень это было интересно. Еще, бывает, в телефоне игры всякие смотрю. Мечтаю в Киев к Луке поехать и велосипед с собой взять. Лука говорил, что в центре города есть отличный велотрек. Вот карантин закончится, останется только маму уговорить.

— Мама говорила, что ты мечтаешь конструктором стать.

— Электриком и механиком. Мне вообще все техническое нравится, а математика мой самый любимый предмет в школе. И еще английский. А вот литература у меня не очень идет. Но я не расстраиваюсь, тем более что пока еще каникулы.

Читайте также: «Когда вылечусь от опухоли мозга, исполню мечту — заведу белую лошадку и буду за ней ухаживать»

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали историю спасения пятимесячной больной лейкемией малышки, которой в киевском «Охматдете» сделали пересадку костного мозга, причем донором стал семилетний брат девочки.

2304

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер