ПОИСК
Події

«идет на тебя огненный ревущий вал — мурашки по спине! Зайцы из него выскакивают, а через минуту мы с кумом и сами, как те зайцы, еле убежали от пламени! « — рассказывает житель села костогрызово, оказавшегося в эпицентре бед

0:00 28 серпня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Больше недели в лесах под Херсоном бушуют пожары, самые сильные в Украине за последние 10 лет. Стихия парализовала повседневную жизнь 15 тысяч жителей двух районов области и начисто разогнала из пригородных дачных массивов отдыхающих

«Двадцатого августа из-за Днепра в Херсон медленно вползла огромная черная туча, наполняя воздух запахом гари, — эмоционально рассказывает жительница Херсона Таисия Александровна, преподаватель коммерческого училища.  — Эта туча росла на глазах и скоро заполнила собой все небо, закрыла солнце. Зловещее зрелище! Ночь среди дня, представляете?! А у нас на левом берегу хата, под дачу купили. Четыре дня я от телевизора не отходила, пытаясь понять, где же горит. Разложила по квартире географические карты, сижу вычисляю, а в четверг не выдержала — махну-ка, думаю, в Костогрызово, своими глазами посмотрю. Только я в село, а народ навстречу — с тюками, горшками, мешками. Эвакуация! Вот попала, так попала!.. »

«Раз сам Президент прилетел на тушение пожара, так уж точно не сгорим»

Оставив Таисию Александровну стоять среди улицы, заглядываем к ее соседям. Посреди двора расхаживает петух, карауля снесенное в кучу имущество — чемоданы, сапоги, безногую швейную машинку, одеяла, подушки. Хозяев не видно. В другом дворе на мешке сахара сидит старик. Вопросов наших он то ли не слышит, то ли игнорирует их. Поэтому, завидев на другой стороне улицы женскую косынку, спешим туда.

- Эвакуироваться?! — переспрашивает

73-летняя Зинаида Демьяновна.  — Что вы! Моему деду под 80, и мне не 17. Нам с ним скоро сами понимаете, куда эвакуироваться. Да и не верим, что спасатели пустят огонь в село. Посмотрите, каким кольцом окружено Костогрызово, — пожарных машин тьма-тьмущая, людей в форме больше, чем елок в лесу, все наши там вторые сутки дежурят. А еще по телевизору показали, что Ющенко прилетел на тушение. Дед после этого взбодрился: ну раз сам Президент тут, так уж точно не сгорим…

РЕКЛАМА

По совету бабы Зины отправляемся на северную околицу села. Зеленая улица плавно переходит в лесную просеку — с каждым метром то ли от дыма, то ли от тревоги становится все труднее дышать. И вдруг взору открываются сплошь черные окрестности. Сколько видит глаз, везде скелеты обгоревших сосен, а земля покрыта гарью и пеплом. Но где же спасатели, почему их не видно? Оказывается, мы не туда повернули. Молодой парень Саша Беккер, который первым встретился нам, оказался лесником.

- Страшной силы верховой пожар начался здесь в среду в полдень, — рассказывает он.  — Ветер нес беду прямо на хаты. Пламя шло стеной, причем с такой скоростью, что спасатели сами оказывались в ловушке. Суховей раздувал огонь, превращая округу в доменную печь. Слава Богу, ветер поменял направление — и ситуацию удалось переломить. Здесь выгорело гектаров 30-40, а могло пойти с дымом все лесничество.

РЕКЛАМА

Меня поразило местное население. Люди показали, где находятся давно не действующие тампонированные помпы, о которых никто не знал, распечатали их, привезли моторы и организовали круглосуточную заправку боевой техники водой. Это намного облегчило задачу, ведь ближайшие водоемы в десяти километрах отсюда. Сельские мужики объединились в бригады и уже двое суток без отдыха прикапывают пламя, засыпают вновь вспыхивающие очаги. Их жены готовят обеды, приносят кофе, бутерброды. Настоящее народное ополчение! А вот, кстати, и командир одной из таких инициативных групп.

- Саша Кострыкин, — протягивает руку на минутку остановившийся возле нас небритый, черный от пыли и усталости, пропитанный запахом гари мужчина.  — Помогаем, а что делать? Тут такое еще пару часов назад было! Идет на тебя огненный ревущий вал — мурашки по спине! Зайцы из него выскакивают, а через минуту мы с кумом и сами, как те зайцы, еле убежали от пламени. Вроде только-только полз огонь по траве, люди его присыпали, и вдруг за одну секунду вспыхнули верхушки, пламя со всех сторон — мы в западне. Мировые рекордсмены медленней бегают, чем мы с кумом деру давали!

РЕКЛАМА

«Не только древесина обуглилась — обуглились за эти дни и наши души!»

- А как кума зовут? — интересуюсь.

- Запишите: фамилия Спильный. Григорий. Подождите, как бы не Дмитрий. Ой-ой, не так. Представляете, забыл! Кум и кум. Я-то по имени к нему не обращаюсь. Это все от усталости, меня даже пошатывает немного. Сейчас вспомню… Ага, Николай! Вроде Николай! Лучше про лесничего нашего напишите! Без него, мне кажется, от села груды головешек остались бы. Каждый понимал: каких-то полчаса — и этот зловещий огонь пустит нас по миру. Не только древесина обуглилась — обуглились за эти дни и наши души! Все, конечно, старались, но для Саши Беккера моя дверь теперь открыта и днем и ночью. Не зря говорят, что человек в беде проверяется…

Лесничий этих слов, увы, не слышал: некогда ему. Как, впрочем, и всем, кто занят на тушении пожара. Вот и мой собеседник, пока я доставала фотоаппарат, чтобы его запечатлеть, буквально растворился за обгоревшими соснами.

- Теперь хоть направо посмотри, хоть налево, — вздыхает коллега Беккера по соседнему лесничеству Николай Кравченко, — одни угли. Вон на том косогоре сотни мертвых ласточек, задохнувшихся в дыму. Я сам видел, как выскакивала из огня обезумевшая косуля. А вчера нашел зажаренную лисичку. В село прибилось не одно семейство ежиков — ищут у людей спасения. Еще в нашем лесничестве обитало стадо оленей. Где они сейчас? Надеюсь, в пожаре не остались, но сюда все равно не вернутся. Птиц тут тоже уже не будет. Да и восстановить лес практически невозможно…

Возле поселка Нечаево, неподалеку от Цюрупинска, разбит огромный палаточный городок — здесь расположился штаб по укрощению стихии. «ФАКТАМ» предоставили штабного провожатого, дали «уазик», и мы, вливаясь в поток машин, отправились смотреть, чем на пятые сутки с начала ликвидации чрезвычайной ситуации заняты спасатели, военные, сотрудники МВД и других оперативных служб. По бортам боевых машин, которые обгоняем по дороге, можно изучать географию: Бахчисарай, Кривой Рог, Одесса, Николаев, Запорожье, Мелитополь, Каховка…

- Я за рулем уже 50 часов, — устало улыбается наш водитель. И, кивая в сторону моего гида, добавляет: — А Михаил Олейников на ногах уже пятые сутки.

Заместитель начальника ГУ МЧС Украины в Херсонской области полковник Олейников командует, куда ехать, и, пытаясь перекричать мотор, показывает мне зависший прямо над нами вертолет Ми-8, как раз сбрасывающий на дымящиеся участки водные облака. Мы едем к Малым Копаням, куда неделю назад и пришла беда.

- Хоть я в этой системе больше двадцати лет, — признается Михаил Олейников, — такого в жизни не видел. Всего за несколько часов выгорело почти 3000 гектаров леса. Огонь подошел вплотную к трассе Гопри — Скадовск, пламя уже перекатывалось через дорогу, и казалось, будто асфальт горит. Курортники, возвращавшиеся 20 августа с моря, побывали в настоящем аду! Огонь впереди, огонь сзади, а свернуть некуда…

Посмотрите: сразу за трассой — два больших дачных кооператива, и в тот день здесь было полно людей. Мы развернули рукавные линии, внесли стволы, начали отбивать огонь по трассе, чтобы он не пошел на дачи. Весь запас воды вылили буквально за пять минут, а пополнить его негде: кругом безводная территория. Пока дождались 27-тонных цистерн, нам такое пришлось выслушать! Двое пьяных дачников даже стекло на боевой машине разбили…

Сейчас тут безлюдно, в дачном товариществе некогда секретного полупроводникового завода, одного из крупнейших в бывшем СССР, мы застали только двух пенсионерок — Людмилу и Веру.

- Что творилось! — в ужасе закрывает глаза Вера.  — По дачным улицам ездили автобусы, милиционеры стучали в каждые ворота: эвакуация, пожар идет! Поначалу никто съезжать не торопился: леса горят каждый год, мы привычные. Отдыхавшие растянули поливочные шланги и давай заливать участки. Но тут черная туча дыма накрыла дачный поселок полностью — не было даже видно, куда бежать. Тогда уже люди стали выскакивать кто в чем был, с орущими детьми на руках, да вдогонку за теми автобусами. Моя соседка, женщина с больными ногами, собралась было еще в самом начале покинуть свои четыре сотки, но, увидев, как ветер принес в палисадник кусок горящей коры, заходилась тушить огонь. Потом так кричала! Черт с ней, вопила, с дачей, сама сейчас сгорю, спасите! А в крайнем домике в тот день никого не было. И вот  — груды черных головешек на том месте. И дом сгорел, и забор, и урожай, и сад…

- Мы бы спасли этот дом, но милиция запретила срывать двери и металлические решетки на окнах, — словно оправдывается Олейников.

«Огонь шел 15-километровым фронтом, достигая в высоту 150 метров»

… Дальше дорога идет через лес. «Уазик» по пескам ползет медленно, вода в радиаторе близка к закипанию.

- Люди выдерживают, а техника все время выходит из строя, — жалуется водитель.  — На машинах бензонасосы летят мгновенно. Жара.

40 градусов в тени! А песок и вовсе до 50-60 раскаляется: закопаешь яйцо — сварится.

На одном из участков к нам подходит человек в форме. Это командир сводного отряда спасателей МЧС Украины Анатолий Шаповал, подразделение которого спешно переброшено на Херсонщину прямо из печально известной Новобогдановки.

- Огонь шел 15-километровым фронтом, достигая в высоту 150 метров, — докладывает Анатолий Николаевич.  — И это при сильном суховейном ветре! Такое пламя не укротить без авиации. С земли же ее поддерживали два с половиной десятка ЗИЛов-131: только они проходят зыбучие пески. Сюда переброшены крупные подразделения МЧС из Одесской, Запорожской, Днепропетровской, Николаевской областей и Крыма. В среду все возгорания были потушены. Отсекли опасные участки, обкапываем их, караулим, чтобы не возникло новых задымлений.

Это подтвердил на пресс-конференции и министр МЧС Украины. Облетев вместе с журналистами зону бедствия, Нестор Шуфрич лично убедился, что огня нет. Херсонская операция, гордо сказал он, войдет в учебники по пожарному делу, ведь в Европе такие пожары тушат месяцами. А всего через сутки, в День независимости, лес полыхнул с новой силой…

Рассказывая о пресс-конференции, нельзя обойти вниманием один нюанс. Операторы, с высоты птичьего полета снимавшие зону бедствия, «захватили» в кадр военный аэродром, который потом показали многие телеканалы…

- Я знал, что тут расположен секретный объект, но молчал, — сказал Нестор Иванович.  — Во-первых, не имел права говорить, во-вторых, не хотел сеять панику. Рядом ведь базируется часть ПВО, где стоят ракеты С-200. Если б эти склады рванули, Новобогдановка показалась бы нам просто детскими шалостями…

Упомянутую воинскую часть пришлось-таки эвакуировать. После полудня 24 августа огонь стал распространяться одновременно из двух очагов. Верховой пожар опять мгновенно охватил 700 гектаров. Жителей села и дачников вывозили в Цюрупинск, — развернули пункты для приема погорельцев в местных школах, столовых и кафе. К эвакуации подключили даже городские службы такси. Перепуганных людей экстренно сажали в авто, женщины в ночных рубашках голосили, хватали документы и деньги, не успевая запереть дома. Военных спасали ночью, а склады с вооружением — до самого утра, так как оперативно вывезти боеприпасы из зоны огня не удалось. Тут уж было не до леса… По предварительным подсчетам на Херсонщине его уже выгорело четыре с половиной тысячи гектаров.

Местные жители в первый же день пожара сообщили, что видели поджигателя, однако не смогли его задержать. Версию поджога рассматривают правоохранители, в Голопристанском районе даже задержали пастуха, который якобы не отрицает своей вины, но клянется, что спичку бросил по неосторожности. На сегодняшний день все больше остается уверенности в том, что обрушившиеся на Херсонщину беды кем-то спланированы. Но кем? И зачем? Ответ на эти вопросы спешно ищут профессионалы. На месте последнего пожара побывал начальник УМВД Украины в Херсонской области Михаил Ясельский, сюда стягивают и свежие оперативные силы. Областное управление милиции спешно развернуло на левом берегу Днепра свой штаб, сотни правоохранителей контролируют входы и выходы из лесных массивов. С минувшей субботы весь район находится на чрезвычайном положении.

 

28s05 TRIBUCHN.jpg (9286 bytes)Людмила ТРИБУШНАЯ

В журналистике 30 лет. Начинала свой творческий путь в херсонской областной газете «Надднчпрянська правда». Ее работе посвятило отдельную публикацию издание «Журналист Украины». Затем трудилась в Херсонской региональной научно-редакционной группе по подготовке всеукраинского мемориала «Реабилитированные историей», где занималась подготовкой очерков о жертвах сталинских репрессий.

В команде Александра Швеца с 1996 года. Собкор «ФАКТОВ» по Херсонской области, автор публикаций, которые не оставляют равнодушными десятки тысяч читателей.

425

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів