ПОИСК
Події

«нужно взять дохлую крысу, несколько недель вымочить в ведре с водой, а затем влить жидкость в водопровод»

0:00 24 березня 2006
Інф. «ФАКТІВ»
Накануне выборов белорусов пугали «грузинским террористом», который угрожал отравить питьевую воду в столице

Отправляясь в командировку на выборы белорусского президента, мы волновались. Сообщения об арестах и депортациях украинских журналистов оптимизм не внушали.

- Если вас белорусские пограничники снимут с поезда, вырывайтесь и бегите к нашим. Они отобьют,  — советовали коллеги.

Быть предметом пограничного конфликта как-то не хотелось. Поэтому мы постарались как можно меньше походить на любопытных журналистов. Даже диктофоны с собой не взяли.

«Вам повезло. Проверяющие могли и с автоматами прийти», — утешала нас горничная в гостинице

Пассажиров поезда «Киев-Минск» разбудили в полночь. Белорусские пограничники, проверяя паспорта пассажиров, сверяли фамилии со списками в пухлых папках. Очевидно, это и были знаменитые черные списки провинившихся перед «бацькой», кому въезд в Белоруссию заказан. Из-за столь тщательной проверки поезд на пограничной станции задержался почти на час дольше положенного времени. Но нас, к счастью, в списках не оказалось, и в шесть утра в субботу мы высадились на минском вокзале, почти таком же огромном, как киевский, но малолюдном. Таксист, везший нас в гостиницу, похвастался:

- Видите, какой вокзал отгрохали? Рассчитывали на большой пассажиропоток. Да только что-то никто к нам не едет. С Лукашенко дела иметь не хотят.

Устроившись в гостиницу, мы занялись изучением политической ситуации в братской стране. Диспозиция накануне выборов выглядела так. Кандидатов на пост президента Белоруссии оказалось четверо. Кроме Александра Лукашенко, на высший пост претендовали еще три человека. Сергей Гайдукевич, которого иногда называют белорусским Жириновским. В Белоруссии его считают «придворной» оппозицией, призванной имитировать политический плюрализм. Гайдукевичу удалось даже попасть в парламент, чего без разрешения Лукашенко добиться практически невозможно. Александр Милинкевич — единый кандидат от оппозиции. Поддержан большинством демократических партий. Александр Козулин — тоже оппозиционер, подтверждающий, что даже такая слабая и преследуемая оппозиция, как белорусская, единой быть не может.

Белорусские власти изо всех сил убеждали собственный народ и мировую общественность, что выборы в стране проходят строго демократично. А если кто и недоволен их ходом, так это внешние враги.

К их числу, если верить белорусским телеканалам, относится и наша страна. Правда, Украина все же не самое большое зло. Враг номер один (судя по частоте негативных упоминаний в СМИ) — крохотная, лежащая за тридевять земель Грузия. На втором месте — вездесущие Соединенные Штаты. Ну и замыкает тройку главных недоброжелателей Белоруссии Украина.

Чтоб дать представление об отношении белорусских властей к нашей стране, приведем отрывок из письма читателя, которое опубликовано в газете «Советская Белоруссия», издаваемой Администрацией президента.

ЗАСЕКРЕЧЕННЫЕ КОДЛЫ

Уважаемая редакция!

Читаю газеты, слушаю телевидение — и оторопь берет. Что происходит? Почему мы допустили, чтобы в страну прибыло столько сомнительных личностей? То какие-то «киевские студенческие братья» пытаются навести у нас порядок, то загадочные грузинские «революционеры» мчат на помощь! Что этой саранче нужно, кто их зовет, кто кормит эту, не нахожу иного слова, кодлу? Неужели мы, белорусы, потеряем гордость и позволим каким-то прохвостам проворачивать на нашей многострадальной земле темные делишки?

 

Естественно, это отражается и на отношении властей к украинцам. За ними, особенно перед выборами, очень внимательно присматривали. Накануне дня голосования, около десяти вечера, в наш гостиничный номер постучали.

- Это я. Откройте, пожалуйста, на минуточку, — попросила из-за двери горничная.

Отворив дверь, мы увидели… высокого коренастого мужчину в форме. За его спиной горничная с извиняющимся видом пожимала плечами.

- Паспортно-визовая служба, — представился он, развернув перед нами ворох каких-то удостоверений.  — Предъявите документы.

Внимательно изучив украинские паспорта, проверяющий поинтересовался целью нашего прибытия.

- В гости к друзьям.

- Почему же живете в гостинице?

- А что, обязательно сидеть у людей на голове?

- Я видел вас в вестибюле гостиницы в полвосьмого утра, — уличил мужчина.

- Ну если поезд из Киева прибыл в полседьмого, то какой криминал в том, что в полвосьмого мы оформлялись в гостиницу?

Не найдя, что ответить, мужчина удалился, увлекая за собой горничную. Чуть позже она вернулась:

- Вы не обиделись?

- Да что обижаться! Он ведь не сам пришел, его прислали.

- Да. К тому же, в сущности, вам повезло. Они могли и с автоматами прийти, — утешила она.

Правда, со стороны обычных граждан мы неприязни не почувствовали. Они нас, скорее, жалеют. Узнав, что мы из Киева, минчане с сочувствующим выражением лица спрашивали:

- Ну как вы там? Совсем плохо?

Объяснениям, что жизнь в Украине во всяком случае не хуже белорусской, никто не верит.

Если судить по теленовостям, никакой оппозиции в Белоруссии нет

По части доступа к СМИ кандидаты в президенты Белоруссии оказались в весьма неравных условиях. В информации об Александре Лукашенко недостатка не было. Белорусское телевидение в режиме нон-стоп показывало пространные репортажи о его деятельности.

Вот он открывает газопровод в небольшом поселке. Местные жительницы перед телекамерой восторгаются:

- Мы ему говорим: «Надо в нашем поселке еще какое-нибудь предприятие построить», а он и спрашивает: «Какое?» Заботливый президент!

Вот он, восседая на стопке золотых слитков, сложенных в виде табуретки, сообщает радостную весть: золотовалютный резерв Белоруссии достиг 1,5 миллиарда долларов. Это около 146 долларов на душу населения. Для сравнения: резервы Нацбанка Украины составляют 18,268 миллиарда долларов (385 долларов на человека).

Вот он кружит по полю на громадном БелАЗе, а директор автозавода благодарит дорогого Александра Григорьевича за заботу. Тут же Лукашенко строго предупреждает оппозицию:

- Они хотят замутить нам воду, но мы им так замутим, что мало не покажется. Они знают — за нами не заржавеет.

Впрочем, если судить по теленовостям, никакой оппозиции в Белоруссии и нет. Есть несколько грузинских и украинских экстремистов, которые на американские деньги пытаются подорвать спокойствие и стабильность страны.

В доказательство демонстрируются кадры (их частично показывали и наши телеканалы), на которых некий мужчина рассказывает, как учился в грузинской спецшколе взрывать школы. Кроме того, он сообщает, что имел задание отравить водопровод. Способ такой: берешь дохлую крысу и несколько недель вымачиваешь в ведре с водой. Затем воду вливаешь в водопровод. Поскольку в Белоруссию горе-террорист прибыл лишь накануне выборов, надо полагать, что ведро с дохлой крысой он привез с собой в багаже, иначе она не успела бы хорошо «настояться». А «грузинским и арабским инструкторам» — двойка по физике. Ведь вода в водопроводе находится под давлением. И если просверлить в нем дырочку, то влить в нее ведро воды не получится — жидкость из трубы будет выливаться. Зря только крысу замучили.

Об оппозиционерах из телепрограмм можно почерпнуть лишь скудные сведения: они — террористы и при помощи внешних врагов Белоруссии готовят «кровавую баню». Получить дополнительную информацию нам не удалось и на улицах Минска. Вообще, если не смотреть телевизор, ни за что нельзя было догадаться, что в стране кипят предвыборные страсти. На улицах нет никакой рекламы кандидатов, даже Александра Лукашенко. Правда, везде размещены плакаты с фотографиями счастливых людей и текстом: «За талантливую (молодую, щедрую, стабильную, сильную и т. д. ) Беларусь». А уже телевидение и газеты разъясняют гражданам, что голосовать за Беларусь и Александра Лукашенко — одно и то же.

Плакатов или листовок оппозиции в городе тоже нет. Мы видели такие только дважды. Одна была прилеплена к спинке сиденья в маршрутке и призывала 19 марта в 20 часов прийти на Кастрычницкую (Октябрьскую) площадь для мирного протеста. Вторую показали по телевизору. Диктор держал ее так, чтобы нельзя было разобрать написанное, и разъяснял, что листовка эта принадлежит украинской экстремистской организации «Пора» и тоже призывает выйти на площадь. «Берите с собой бутылки, цепи, палки, кирпичи», — цитировал диктор призыв «Поры». Он сообщил, что такими листовками оклеены все стены домов в Минске. Правда, осмотрев довольно много стен и в центре, и на окраинах города, мы ни одной листовки не увидели.

Газеты, публиковавшие точки зрения, отличные от президентской, закрыты и существуют в лучшем случае в Интернете

Узнать, где обретаются оппозиционные кандидаты в президенты Белоруссии, оказалось довольно сложно. Перед прошлыми выборами главы государства (нам удалось тогда побывать в Минске) оппозиция хоть и подвергалась преследованиям властей, но все же занимала легальные позиции в обществе. Кандидаты имели свои штабы, печатали листовки, существовали относительно независимые от власти газеты. Сегодня со всем этим покончено. Газеты, публиковавшие точки зрения, отличные от президентской, закрыты и существуют в лучшем случае в Интернете. А оппозиционные кандидаты осуществляют свою деятельность на явочных квартирах, адреса которых известны лишь узкому кругу посвященных.

В день выборов нам все же удалось побывать в штабе Александра Милинкевича, а потом и на пресс-конференции в старом помещении Белорусского народного фронта.

Небольшой, площадью около 30 квадратных метров, зал не мог вместить всех желающих. Журналисты из Украины, Польши, России и многих других стран (не было только белорусских) теснились в помещении и в коридоре, пытаясь услышать слова оппозиционного лидера. Говорил он, в общем, обычные вещи: ругал власть, жаловался на притеснения и аресты активистов, призывал народ выйти на улицу.

Следующая пресс-конференция Александра Милинкевича была назначена на 19 часов, она должна была состояться незадолго до предполагаемого митинга. Однако кандидат к столпившимся в комнате журналистам не вышел. Его пресс-секретарь сообщил: поступила информация, будто милиция готовит акцию по блокированию Милинкевича в помещении, чтобы не допустить его выхода на площадь.

Не знаем, сколько правды было в этом сообщении. Можем лишь сказать, что выйдя на улицу, мы увидели человек сто молодых людей, которым на вид еще не было даже 20 лет, в одинаковых черных вязаных шапочках. Они толклись у ворот Академии МВД Белоруссии, «по случаю» находящейся во дворе дома, где располагается штаб Народного фронта (в начале 90-х годов, когда национальные движения в постсоветских странах были на подъеме, такое соседство никого не удивляло). Увидев, что журналисты расходятся, молодые люди как по команде тронулись с места и быстро скрылись за проходной академии.

Голосование в стране шло без сучка без задоринки. Все телеканалы Белоруссии вели непрерывные репортажи с праздника народовластия. Светящиеся радостью избиратели совершенно одинаковыми словами рассказывали о своем прекрасном настроении в этот исторический день. На вопрос: «За кого вы проголосовали?» — бодро отвечали: «За Беларусь!»

С самого утра на экранах появились наблюдатели от СНГ, которые выражали полный восторг от хода выборов и говорили, что демократия по-белорусски является образцом для России и всего мира. Описывая свои наблюдения, они в подробности процедуры не вдавались, а отмечали два основных момента: улицы чистые (это совершенная правда) и члены избирательных комиссий улыбаются (мы не имели возможности в этом убедиться). Оба факта, по их мнению, неопровержимо свидетельствовали о полной честности выборов.

Были наблюдатели и из других стран. Депутат сейма Литвы увлеченно развивал тезис о чистоте улиц. Войдя в раж, он вдруг заявил, что в Минске даже снега на улице нет: «Хожу и удивляюсь — куда делся снег?» Мы, конечно, не станем подвергать сомнению объективность наблюдателя, но, по нашему мнению, в Минске не просто был снег, в нем не было проталин.

Время от времени на телеэкране возникала и председатель Центризбиркома Белоруссии Лидия Ермошина. Запомнилась ее бодрая фраза: «Нарушений на избирательных участках нет. Было только несколько сообщений о том, что некоторым наблюдателям показались нарушения. Но мы связались с участками, там все уладили, и теперь эти нарушения наблюдателям больше не кажутся». (По словам оппозиционеров, их наблюдателей удаляли с участков под любыми предлогами. )

Лидеру оппозиции, вооруженному обычным мегафоном, нелегко было докричаться до тысяч своих сторонников

Перед выборами белорусские власти настойчиво убеждали граждан, что оппозиция готовит фальсификацию экзит-поллов. Правоохранители где-то обнаруживали готовые заполненные бланки и сообщали обществу, что с их помощью оппозиция попытается обмануть белорусский народ. А это очень опасно, ведь «фальшивые результаты экзит-поллов стали причиной государственных переворотов в Сербии и Украине».

«Наш совет прост: голосование на выборах тайное, и делиться информацией с посторонним человеком вы не обязаны, — поясняла гражданам накануне голосования председатель Центральной избирательной комиссии Белоруссии Лидия Ермошина.  — Но если вы все же намерены принять участие в экспресс-опросе, то должны знать, что на проведение таких исследований в стране имеют право только две социологические службы». То есть проверить достоверность данных ЦИК могут лишь те, кому это позволила ЦИК.

«Разрешенные» социологи проявили большую прыть. Они объявили первые результаты экзит-поллов уже в десять часов утра — через два часа после открытия избирательных участков (напомним, что в Украине запрещается публиковать какие-либо экзит-поллы до окончания голосования). Согласно этим результатам Александр Лукашенко получил более 85 процентов голосов.

А оппозиция объявила, что вообще никаких экзит-поллов не проводит, и сослалась на данные одного из российских центров, из которых явствовало, что за Лукашенко отдали свои голоса около 47 процентов избирателей. То есть, как минимум, в выборах должен быть второй тур.

К восьми часам вечера в воскресенье на Кастрычницкую площадь начал стекаться народ. На наш взгляд, людей собралось больше 30 тысяч. Причем не меньше тысячи аккредитованных иностранных журналистов. Телерепортеры и фотокорреспонденты, затаив дыхание, ждали, когда власть начнет разбираться с нарушителями государственного спокойствия. Накануне выборов председатель КГБ Белоруссии Степан Сухоренко заявил, что действия всех людей, которые «рискнут выйти на улицы и дестабилизировать обстановку, будут квалифицироваться как терроризм». По этой статье в Белоруссии «светит» срок от 8 до 15 лет.

Но ничего такого не происходило. Люди полностью заняли огромную площадь. Толпа готова была перелиться на проспект Независимости, пересекающий площадь, однако вдоль дороги через каждые 20 метров стояли милиционеры, не давая людям заходить на проезжую часть. По проспекту туда-сюда ездили милицейские машины с громкоговорителями и просили граждан не нарушать правила дорожного движения и ради своей же безопасности не выходить на дорогу. Тон просьб был не просто вежливым. Он был по-дедовски ласковым.

В какой-то момент вдоль площади двинулся мужчина с плакатом «Я за Лукашенко». Один из митингующих схватил его за грудки, но тут на них ринулась толпа фотографов, настолько многочисленная, что драка сделалась просто невозможной. Через несколько секунд сторонник Лукашенко удалился, унося поломанный плакат, а его политического оппонента милиционер, остановив движение на проспекте, повел через дорогу. «Вот и первый арест», — заговорили в толпе. Но, переведя драчуна через улицу, милиционер оставил его на тротуаре и вернулся к исполнению своих обязанностей.

Полная образцово-показательная идиллия в духе «милиция с народом» продолжалась весь вечер. Позже стало известно, что именно в это время в стране было арестовано более ста руководителей местных штабов. Но эти аресты в камеры не попали.

Надо сказать, что белорусские бунтари оказались оснащены намного хуже, чем украинские. У них не было даже элементарной звуковой аппаратуры, без которой руководить действиями огромной толпы невозможно. Не оказалось в первый день и палаток, символики, агитационных материалов. Ничего не оказалось. Бизнеса, который мог бы оказать поддержку восставшим, в Белоруссии практически нет.

Промитинговав в автономном режиме часа полтора, люди начали расходиться, а никаких признаков появления лидеров так и не было заметно. На ступеньках Дворца профсоюзов молодежь скандировала «Живе Беларусь!» и «Ганьба!» Жгли небольшие факелы из бумаги, обернутой бинтом, смоченным какой-то горючей жидкостью.

В десять часов вечера мы стали звонить пресс-секретарю Милинкевича с вопросом, когда же появится единый кандидат. «Да он уже час выступает на площади!» Надо же! А ничего не слышно. Лидеру оппозиции, вооруженному обычным мегафоном, нелегко было докричаться до тысяч своих сторонников.

А потом налетела снежная буря, заставившая людей на площади вспомнить народные анекдоты об умении «бацьки» управлять погодой. Говорят, на каком-то совещании, посвященном сельскому хозяйству, Лукашенко сказал одному из губернаторов: «Ты просил дождь, так я тебе дал дождь».

Пронзительные порывы ледяного ветра, несшие тучи мелкой ледяной крупы, прогнали с площади многих митингующих. Но буран продолжался всего около получаса, и наиболее стойкие митинговали на площади до часу ночи. В конце митинга Милинкевич и Козулин возложили цветы к Вечному огню, который находится на соседней площади Победы, и призвали сторонников демократии завтра тоже прийти на митинг.

После митинга в штаб начали поступать сведения об очередных арестах и даже исчезновениях людей

Наутро белорусское телевидение показало репортаж с Кастрычницкой площади, сообщив: «Кучки хулиганов с фашистскими флагами (так власти называют национальные бело-красно-белые знамена) беспорядочно шатались по площади. Им бесплатно раздавали спиртное, и все они были пьяны». А под конец митинга, по словам проправительственных СМИ, оппозиционеры «надругались над Вечным огнем».

И все же действия оппозиции произвели некоторое давление на власть. Объявление предварительных результатов выборов, запланированное на 12 часов ночи, было задержано. Лидия Ермошина показалась перед публикой только в три часа ночи. Сообщенные ею результаты несколько отличались от ожидаемых. Лукашенко набрал «всего» 82,6 процента голосов. Результат Милинкевича по сравнению с дозволенными экзит-поллами вырос почти вдвое — до 6 процентов.

Наутро Александр Лукашенко, объявленный победителем, дал большую пресс-конференцию. Из его уст народ узнал сенсационную новость: Лукашенко не считает себя лучшим претендентом на пост президента Белоруссии. Он заявил, что сам отдал голос за другого кандидата — Сергея Гайдукевича.

- Он у нас сенатор, значит, ему народ доверяет. А раз народ доверяет, так и я ему доверяю, — рассуждал Лукашенко.

«Занервничал», — прокомментировали знакомые с крутым нравом белорусского президента коллеги-журналисты.

Оппозиция провела понедельник в волнениях. В штаб поступали сведения об очередных арестах и даже исчезновениях граждан. Но главным предметом переживаний был вопрос: придут ли люди на новый митинг, намеченный на половину седьмого вечера?

Они пришли. В договоренный час у ступеней Дворца профсоюзов собралось несколько тысяч человек. Меньше, чем накануне, но достаточно для того, чтоб власть этот митинг заметила. А на другой стороне проспекта собралась еще одна толпа. Эти люди сочувствовали собравшимся на площади, но боялись к ним присоединиться. В Белоруссии очень страшно выступать против власти.

За сутки оппозиционеры обзавелись звуковыми колонками, и митинг пошел веселее. Произносились речи, лились песни. Белорусская революция, не имеющая пока своего названия (предложенные варианты «голубая» и «джинсовая» не прижились), получила продолжение.

Но белорусы приходили в тот вечер на Кастрычницкую площадь не только для протеста. Тоненький ручеек людей тянулся к соседнему зданию — огромному Дворцу республики. Мы поинтересовались, что за мероприятие там проходит. Оказалось, балет. Давали «Лебединое озеро».

 

СТОИМОСТЬ БОЛЬШИНСТВА ТОВАРОВ И УСЛУГ В БЕЛОРУССИИ ВЫШЕ, ЧЕМ В УКРАИНЕ

Нам показалось интересно сравнить цены на товары в двух странах. Мы обошли несколько продуктовых супермаркетов в Минске. Легенда о фантастической дешевизне жизни в Белоруссии, которую пропагандируют некоторые украинские партии, не подтвердилась. Стоимость большинства товаров и услуг в Минске выше, чем в Киеве (см. таблицу). В Белоруссии, так же, как и у нас, все есть. Магазины завалены товарами. Приблизительно 70 процентов из них белорусского производства. Среди импортных преобладают российские, украинские и польские.

Что касается доходов, то их сравнивать тяжело, так как у всех они разные. Можем привести только данные Статистического комитета СНГ, согласно которым средняя зарплата в Белоруссии составляет 214 долларов, а в Украине — 220 долларов.

403

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.