ПОИСК
Події

«врачи, продавшие моего младенца, убеждали, что он родился мертвым… »

0:00 12 березня 2005
В одном из районных судов Макеевки Донецкой области начался суд по беспрецедентному для Украины уголовному делу: факту похищения и продажи детей в местном роддоме

Следствием Донецкой областной прокуратуры были установлены четыре факта похищения и продажи детей в одном из роддомов Макеевки (Донецкая область). Юным женщинам, которые хотели избавиться от нежелательной беременности, говорили, что их младенцы появились на свет мертвыми. Молоденькие мамы покидали роддом, даже не оставляя заявления об отказе от своих детей. Судьбу «ничейных» младенцев врачи устраивали на свое усмотрение: оформив соответствующие подложные документы, детей продавали бездетным парам, которых пугала законная процедура усыновления. Одна из обманутых рожениц, узнав о том, что ее дочь жива и воспитывается другой женщиной, требует вернуть ей малышку.

«Доктор прикрыл мне глаза рукой и сказал, что у меня родился неживой мальчик»

«У вас мой ребенок? Вы не знаете, где моя девочка? Я пойду и заберу ее прямо сейчас!» — бросилась ко мне в коридоре здания суда похожая на подростка девушка. Люда (имя изменено) была полна решимости. Узнав, что я журналистка, она согласилась рассказать свою историю.

- Мы с Сашей (имя изменено.  — Авт. ) познакомились, когда он приехал к своей родне в Макеевку, — рассказывает Людмила об отце своего ребенка.  — Сейчас Саша у себя — на Западной Украине, он на меня немного обижается, ведь я не рассказала ему о том, что пошла на искусственные роды, — глаза Люды полны слез.

Впрочем, мне кажется, что обижаться ее парню не пристало. По рассказу девушки, он о ее беременности знал, но «взрослого» ответа в нужный момент не дал: уехал к себе на родину по неотложным семейным обстоятельствам, а Люде пришлось принимать решение самостоятельно. Девушка скрывала беременность от родителей, сколько могла. Но потом открылась старшей сестре.

РЕКЛАМА

- Саши рядом не было, а на УЗИ мне сказали, что у плода «много ущемлений», — объясняет Люда свое решение избавиться от ребенка. Она помнит, как рассматривала свою, еще не рожденную кроху на мониторе, и ей показалось, что пальчики у плода сросшиеся…

Люда рассказала, что в мае прошлого года старшая сестра привела ее в больницу. За 100 долларов и «тормозок» врачи согласились избавить Люду от ребенка. Как позже рассказал следователь, некоторые гинекологи именуют эту операцию на своем профессиональном сленге «заливкой»: вскрывается пузырь с околоплодными водами, и роженице вводят (»заливают») грамицидин, вызывая расширение родовых путей и сокращения матки — фактически Людмиле стимулировали искусственные роды. Схватки начались у Люды 7 мая 2004 года, роды принимали заведующая родильным отделением и рядовой врач, который прикрыл Люде глаза своей рукой, как только она разрешилась от бремени.

РЕКЛАМА

- Кто у меня: мальчик или девочка? — спросила 18-летняя роженица.

Ей ответили, что у нее мертвый недоношенный мальчик, и сделали какой-то укол, от которого она впала в забытье.

РЕКЛАМА

- Если бы я знала, что мой ребенок жив, я бы не стала от него отказываться! — говорит со слезами на глазах Люда.

О том, что дочь жива, юная мама узнала уже в ходе начавшегося следствия. Малышке, которой скоро исполнится годик, она уже придумала имя и купила приданое. К слову, Людмила — пока единственная, кто претендует на свое дитя. Вот только вернуть дочь ей будет непросто.

Позже следствие установило, что ребенок Людмилы был в тот же день продан за 300 долларов женщине, которая не могла иметь детей. Полина (имя изменено) всячески препятствовала проведению следственных действий.

- Женщина, которая приобрела ребенка Людмилы, отказывает оперативным работникам в проведении генетической экспертизы ей и ребенку, — рассказывает «ФАКТАМ» следователь Донецкой областной прокуратуры по особо важным делам Валерий Полищук.  — Опасаясь за жизнь и здоровье ребенка, мы избегаем любого нажима на нее.

Полина, рассказал следователь, считала чуть ли смертным грехом то, что она не могла родить. Знакомая врач взялась посодействовать ей в решении проблемы, а в роли «суррогатной матери» выступила ничего не ведающая Людмила. Законным способом усыновить ребенка Полина не пыталась, зато теперь обвиняет правоохранителей в том, что они разбивают ее семью: мужа шокировала правда…

Одна женщина буквально налетела на меня в коридоре суда со словами: «Я — мать! Я родила ребенка!» Представиться и побеседовать она отказалась, но высказывала претензии к правоохранителям и журналистам. Я заметила, как хрупкая Люда, сидевшая в сторонке от представительной публики (защищают обвиняемых врачей маститые адвокаты), буквально впилась глазами в мою оппонентку, а потом тихо сказала: «У нее мой ребенок, я это чувствую… »

Адвокат одной из обвиняемых сообщил «ФАКТАМ», что в данном случае врачи не совершили «общественно-опасного деяния, принесшего существенный вред физическому или юридическому лицу, обществу или государству» (так Уголовный кодекс Украины трактует понятие «уголовное преступление»). Мол, слишком юные мамы просили избавить их от ребенка, что и было сделано, а новорожденные, которые выжили благодаря врачам, попадали не в детдома, а в семьи, в которых были желанными детьми.

- Попытки представить дело так, будто привлекаемые к уголовной ответственности врачи боролись за будущее детей и тех супругов, которые платили за счастье быть родителями, считаю неуместными, — говорит следователь Валерий Полищук.  — Больница — не орган опеки и попечительства или суд, которые призваны решать вопросы усыновления. А Полина, обвиняющая нас в разрушении ее семейного очага, сама загнала себя в ловушку. Ведь обман с «рождением» ребенка и без судебного вмешательства мог открыться мужу в любой момент.

Сотрудники роддома, которые не были посвящены в аферы с детьми, обращали внимание на рожениц, кормивших детей смесями. Но все попытки помочь мамам (например осмотреть грудь) строго пресекались заведующей родильным отделением. Возникает вопрос: почему эти очевидные факты не стали известны правоохранительным органам ранее? Следствие пришло к выводу, что в данном медучреждении (впрочем, как и во многих других) судьба подчиненных напрямую зависит от доброго расположения начальства. Пусть и невелика зарплата персонала в государственной больнице, но много ли рабочих мест по специальности найдет медработник в небольшом городе?

- Сейчас адвокаты обвиняемых утверждают, что якобы эти «неучтенные» дети все равно были практически обречены, и если бы не врачи, то они бы не выжили, — продолжает следователь Полищук.  — Да, врачи (речь идет об обвиняемых долж-ностных лицах), конечно, контролировали состояние здоровья этих недоношенных детей, но это ведь их служебный долг! А ежедневно и без всякой дополнительной платы заботился о «неучтенных» недоношенных младенцах рядовой персонал: медсестры, пожилые нянечки, для которых выходить слабенькое дитя — святое дело.

«Мамы» приезжали с цветами в роддом… забирать «своих» детей

В июне 2004 года прокуратура Донецкой области выявила четыре факта продажи детей в Макеевской больнице и возбудила уголовные дела в отношении должностных лиц районной больницы по статьям Уголовного кодекса Украины: похищение малолетнего из корыстных побуждений по предварительному сговору группой лиц, продажа несовершеннолетнего, злоупотребление властью и служебным положением, должностной подлог, взяточничество. А двух фигурантов этого процесса обвинили также в мошенничестве и завладении чужим имуществом путем злоупотребления служебным положением. Кстати, продажа детей была не единственным грехом больницы, обнаруженным за период оперативной работы сотрудниками милиции. За это время подавляющее большинство пациенток, получивших в роддоме медицинскую помощь, оплачивали услуги врачей.

Схема похищения и продажи детей, по информации следствия, была практически одинаковой. Работница одной из макеевских поликлиник (она фигурирует в двух случаях) направляла бездетных мам к заместителю главврача роддома. В двух других случаях бездетные мамы обращались напрямую в роддом. Попавший на скамью подсудимых врач-руководитель был в сговоре с заведующей родильным отделением и с заведующей отделением для новорожденных. Когда в больнице появлялась несовершеннолетняя мама, желающая прервать беременность на большом сроке — около семи месяцев и более, — опытные врачи (все обвиняемые характеризуются исключительно как высококлассные профессионалы) понимали, что вероятность рождения живого ребенка очень высока, и обещали помочь, но… не бесплатно.

Затем в журнале появлялась запись, что младенец родился недоношенным и мертвым. То же самое объявляли матери. Шанса одуматься молоденькой роженице не давали, но и не требовали написать отказ от ребенка.

Следствие обнаружило два журнала учета: один — черновой, где было реальное время родов, другой — подкорректированный (для проверяющих). Авторы журналов старались, чтобы между родами и передачей ребенка покупателям не было больших пауз. Записи в документах фальсифицировали: женщина, которая не могла иметь детей, в больницу поступала якобы беременной, а через 10-15 минут у нее «рождался» ребенок. Таким образом «ничейный» младенец, находившийся в роддоме без учета, легализовался и приобретал родителей. Услуги по «беспроблемному усыновлению» врачи оценивали в 200, 300 и 500 долларов. Лишь одной женщине, попавшей в роддом с очередной сорвавшейся беременностью и находившейся в состоянии огромного психологического стресса, «залежавшийся» ребеночек достался почти даром — за 200 гривен…

- Последний случай был таким: «подготовленный» к продаже младенец уже полтора месяца находился в больнице, — продолжает следователь.  — На «маму», которая вместе с мужем подъехала к роддому на машине, тут же начали заполнять подложную карточку. «Роженица», чей паспорт был уже на столе у заведующей родильным отделением, ожидала «свое» дитя… в приемном покое с цветами. А тем временем врач давала указания по заполнению журнала родов. Получалось, что женщина, которая только ступила на порог больницы, родила еще час назад!

Задерживали участников сделки осторожно: чтобы не пострадал ребенок

Оперативным службам милиции пришлось крайне осторожно проводить захват подозреваемых.

- Когда милиционеры увидели, что приготовленный к «выписке» младенец лежит на столике, начальник скомандовал немедленно начать операцию, — вспоминает следователь, — ведь окажись малыш на руках у кого-нибудь во время захвата, он мог бы пострадать.

Привлекаемые к уголовной ответственности медработники были уверены в своей безнаказанности. Последних покупателей, как поведал следователь, врач убеждал, что документы будут оформлены так, что никакие проверки и прокуратура — никто! — ничего не докажут. И при этом нахваливал будущей «маме» малютку: «Чуть недоношенный, но хорошо набирает в весе!»

- Само упоминание о прокуратуре говорит о том, что врачи понимали: они совершают противоправные действия, — заключает следователь Полищук.  — «Как только я увидел бегущих к роддому милиционеров, сразу все понял», — признался мне на первом допросе муж иногородней «роженицы», осознавший, что поступил он, мягко сказать, «не по правилам».

Следователь выяснил, что эта бездетная пара стала жертвой своей юридической безграмотности. Супругам сказали, будто они не могут быть усыновителями, поскольку один из них — инвалид. Но сейчас, проконсультировавшись с юристом, они воспряли духом и решили законными методами бороться за дитя, к которому прикипели всем сердцем. Страстно желающая ребенка пара и биологическая мама сели за стол мирных переговоров. И в данном случае трагедии не произошло. Настоящая роженица написала официальный отказ от своего ребенка, решив, что еще не готова к материнству. А супруги законным путем уже добились опеки, что дает им больше шансов стать усыновителями именно этого младенца.

Но главным, на мой взгляд, было то, что оппоненты глаза в глаза смогли сказать, что зла друг на друга не держат. Наверное, это важно и для малыша: после всех законных процедур усыновления никто уже не сможет безнаказанно подойти к нему со словами: «Подкидыш! Тебя же украли у матери, а эти люди тебя просто купили».

597

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів