ПОИСК
Культура та мистецтво

Сергей юрский: «после роли остапа бендера в «золотом теленке» я стал собирать игрушечных телят и коров»

0:00 23 березня 2005
Великий комбинатор советского кино отпраздновал свой 70-й день рождения и 50-летие творческой деятельности

Народный артист Сергей Юрский вот уже пятьдесят лет в свой день рождения выходит на сцену. Почти 35 лет вместе с ним играет его жена, известная актриса Наталья Тенякова. Теперь и дочь Даша пошла по родительским стопам… Семидесятый день рождения не стал исключением. С утра знаменитый актер принимал поздравления по телефону, по традиции пару часов вздремнул и отправился в театр, где вечером играл в своем спектакле «Вечерний звон. Ужин у товарища Сталина» вместе с любимыми женщинами — женой и дочерью. О них Юрский говорит только как об актрисах. В свою личную жизнь Сергей Юрьевич и близко не подпускает журналистов. В одном из интервью откровения на эти темы он назвал «душевным стриптизом». Оно и понятно. Ведь у человека, который уже много лет ставит спектакли, играет характерные роли, пишет книги, снимает фильмы, проводит поэтические вечера, на которых читает стихи, есть что рассказать своим поклонникам и кроме этого…

Связаться с самым знаменитым Остапом Бендером советского кино удалось не сразу. Из-за постоянной загруженности застать Сергея Юрского в его скромной трехкомнатной квартире в Москве непросто. На все телефонные звонки приятным голосом его супруги Натальи Теняковой говорит автоответчик. И все-таки как-то поздним вечером нам удалось пообщаться с актером по телефону.

«Всегда старался обойти круглые даты. Просто каждый день рождения играю в премьерном спектакле»

- Сергей Юрьевич, как отпраздновали двойной юбилей?

- Я не праздновал ни того, ни другого. Всегда старался обойти круглые даты. Просто каждый день рождения играю в премьерном спектакле. Впрочем, на сцене я ежедневно. И это уже праздник. К юбилею поставил спектакль «Вечерний звон. Ужин у товарища Сталина» по пьесе Иона Друцэ, в котором сыграл главную роль.

РЕКЛАМА

- Почему именно этот персонаж стал главным героем вашего спектакля? Ведь вашей семье и вам лично нелегко пришлось при его режиме…

- Сталин в первую очередь был личностью. Англия довольно сильно пострадала от короля Генриха IV. Почти сто лет длилась война Алой и Белой розы. Было много горя и страданий, однако Уильям Шекспир написал пьесу «Король Генрих IV». Я, кстати, играл Генриха. Все это серьезные исторические проблемы. А самое главное — потрясающая драматургия Шекспира. Сталин не менее трагическая фигура, принесшая несчастья миллионам людей. Не обошли они и меня… На некоторое время я перестал существовать для публики как актер. Так меня наказала власть за «дискредитацию высокого звания советского человека».

РЕКЛАМА

- Как же вы его «дискредитировали»?

- Никак. Просто был свидетелем событий, вошедших в историю как «Пражская весна». Может, поэтому на меня наложили запрет.

РЕКЛАМА

- Каков вождь советского народа в вашей интерпретации?

- Я не хотел ничего менять в пьесе Друцэ. Пытался и пытаюсь понять до сих пор, каким был в быту человек, владевший половиной мира.

- Поняли?

- Это невозможно объяснить или сформулировать несколькими предложениями. Мне кажется, Сталин был человеком зловещим, властным, талантливым и, если верить людям, которые его знали, обаятельным и одиноким. Очень противоречивая личность. Пожалуй, это отдельная тема для разговора. После каждого спектакля я делаю для себя новые выводы. Это психологическая, очень современная пьеса. Попытка проследить, что происходит с сознанием, с психологией, а может, даже с психикой человека, который обладает неограниченной властью, что для нормального человека неестественно. Это Божья власть. А ее получил человек. Это случается в истории человечества. Вот я и пытаюсь понять, почему и как это происходит. Сталин меня интересует только как герой спектакля. Это всего лишь актерская работа. Я же не предлагаю поставить Сталину памятник.

- У нас, кстати, по поводу установки памятника вождя в Крыму возникло много споров…

- Величие победы, которую мы одержали 60 лет назад, неразрывно связано — и тут уж никуда не деться — с величием страны, олицетворением которой являлся тогда Сталин. Взаимоотношения Черчилля и Сталина, в меньшей степени Рузвельта, крайне интересны. Памятник этой троице может привлечь множество туристов, что пошло бы только на пользу Крыму. В последнее время мой любимый Крым стал пустеть, загнивать и превратился в собрание нескольких дорогих отелей с теннисными кортами и саунами. Так что в установке памятника я не вижу политики, это скорее элемент международного туризма, тем более что памятник тройной…

«Никогда не занимался политикой и тем более никогда не хотел играть людей, которые эту политику делают»

23s09 Yurskiy copy.jpg (21025 bytes)- Кого из современных политиков вы хотели бы сыграть?

- Никогда не занимался политикой и тем более никогда не хотел играть людей, которые эту политику делают. Другое дело, когда речь идет о личностях. Они могут быть политиками, художниками, писателями или совершенно незаметными людьми. Чтобы воплотить их образы на сцене, нужно отталкиваться в первую очередь от этого. Нельзя же, как на ярмарке, надевать маску и  — вперед: я Черчиллем буду, а я — Сталиным… Сейчас часто подобное можно увидеть по телевидению. К искусству это не имеет никакого отношения.

- Телевизионную программу «Театральная летопись», наверное, к юбилею подготовили?

- Канал «Культура» всегда к юбилеям деятелей искусства снимает «Летописи». Форма моей «Летописи» несколько необычная. Это не просто монолог актера. Программу построили на основе диалогов, рассуждений о моем фильме «Чернов». Он очень важен для меня. Ведь он о сложном времени — 1990 годе, самом переломном в истории нашей страны. Сколько судеб тогда поломалось! Персонажи этого фильма — люди, которых я очень долго искал. Их диалоги, в частности с Андреем Смирновым, выдающимся режиссером, снявшим «Белорусский вокзал». Именно его я пригласил на главную роль в своем фильме «Чернов». Кстати, после этого у него началась и актерская карьера. Наши со Смирновым диалоги, а также диалоги с известным критиком, знатоком балета и автором многих книг Вадимом Гаевским. Мы обсуждаем сегодняшнее состояние театра и спектакль о Сталине в том числе. В этом проекте участвуют моя жена Наталья Тенякова и дочь Дарья. Они тоже снимались в «Чернове», играли небольшие роли. Для меня их присутствие на экране очень важно. Вот мы все вместе и пытаемся показать время, когда переломились наши судьбы и судьба всей страны.

- Как сильно оно поломало вашу судьбу?

- С тех пор жизнь так переменилась… Появилось очень много положительных моментов. Но множество и отрицательных. Самое важное для меня — изменение шкалы ценностей. Некоторые вещи просто поменялись местами. То, что было очевидно хорошим, стало очевидно плохим. И наоборот. Раньше нам назойливо внушали, что только труд приведет нас к светлому будущему. А сегодня каждый понедельник и четверг в казино разыгрываются крупные суммы. На эти деньги можно было бы содержать всю страну целый год. Вот персонаж Чичиков был раньше очевидно отрицательным героем, а сейчас довольно неплохо смотрится. Я думаю, в первую очередь поменялось сознание людей, мораль. Для меня 90-е годы оказались и самыми плодотворными. Открылось больше возможностей.

- Не хочется из шумной Москвы, в которой вам поначалу приходилось нелегко, вернуться в родной Санкт-Петербург?

- Мне никогда не была чужда Москва. Я и детство провел в этом городе. А родился в Ленинграде. Правда, сейчас столица так изменилась… Москва, в которую я приехал двадцать пять лет назад, существенно отличается от сегодняшней. Моя ленинградская жизнь прежде всего связана со школой, которую прошел там как актер. Это университетский театр, в котором я начинал, театральный институт и Большой драматический театр под руководством Георгия Товстоногова, где я прослужил двадцать лет.

«После Михаила Швейцера никто так и не решился снять «Золотого теленка». Так что я пока остаюсь единственным Остапом Бендером из этого фильма»

- Но вы же ушли из БДТ не по собственному желанию…

- От великого Товстоногова, наверное, ни один актер не ушел по собственному желанию. Уход любого из театра всегда был катастрофой. Я ушел, потому что находился «под запретом». У меня никогда не было конфликта с руководителем театра на творческой или личной почве. Товстоногов всегда очень тонко чувствовал время. В какой-то период театру был нужен Юрский, и я был героем БДТ. Потом появился Олег Борисов…

- И это несмотря на то что вы стали звездой, сыграв Остапа Бендера в «Золотом теленке»?!

- Счастье, что я сыграл Остапа. После Михаила Швейцера никто так и не решился снять «Золотого теленка». Так что пока остаюсь единственным Остапом Бендером из этого фильма. Правда, слышал, сейчас собираются снимать новую версию.

- Роль Бендера существенно отразилась на вашей дальнейшей актерской карьере?

- Да никак не отразилась. Она вылилась в непреходящую любовь к произведению Ильфа и Петрова.

- А на характере сказалась?

- На чувстве юмора. Я стал собирать игрушечных коров и телят. Это такая шуточная коллекция. Мы коллекционируем игрушки вместе с женой Наташей Теняковой.

- Почему именно коровы, а не слоны, к примеру?

- А мне очень нравятся эти животные. И вообще, это шутка. Мне кажется, что сейчас любое коллекционирование лишено смысла. Столько всего производится, что вещи, которые раньше невозможно было достать, продаются на каждом углу. Вспоминаю, с каким ажиотажем мы в детстве собирали марки. Достанешь одну марку Боснии и Герцеговины

20-х годов, а потом полгода ищешь такую же, только другого цвета. А если попадалась марка с картиной Васнецова, а через пару лет кто-то находил к ней Пикассо — это было такое событие! А сейчас все продается и покупается, были бы деньги, можно сразу всю коллекцию приобрести. Теперь это просто вложение денег. По-моему, бессмысленное.

- Как все успеваете?

- А я давно живу. Вот и накопилось все. И сейчас не сижу без дела: книгу пишу, каждый день в спектакле играю.

- Когда же отдыхать собираетесь?

- Да я каждый день отдыхаю. Могу с книгой на диване поваляться. Перед спектаклем всегда отсыпаюсь. Причем днем. Если не вздремну пару часиков, на сцену не выхожу.

- После спектакля как расслабляетесь?

- Тоже сплю.

- Неужели и в юбилей сразу же отправились домой?

- На этот раз сделал исключение, вышел в фойе, где были накрыты столы и где меня ждали несколько сотен коллег.

- А говорили, что не праздновали…

- Не могу сказать, что все гости были мои. Это гости театра. Признаюсь, не ожидал, что после спектакля будет нечто подобное. Такое количество людей стало для меня сюрпризом. По возможности я стараюсь избегать застолий. Скажу честно, в ресторане что-то праздновал, может, два-три раза за всю жизнь. Последний раз это было в Киеве.

- Сейчас к нам не собираетесь?

- Пока нет. В прошлом году был с концертом в Мариуполе. Очень бы хотелось показать в Киеве новый спектакль, о котором мы с вами говорили, и концерт. Вообще, я очень внимательно слежу за тем, что у вас происходит. Мне это нравится. Так что большой привет и всего наилучшего Украине.

 


749

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів