БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура

Лолита милявская: «когда я разрисовала цветными мелками памятник ленину в центре львова, мою бабушку оштрафовали»

0:00 1 июня 2005   1478
Лолита милявская: «когда я разрисовала цветными мелками памятник ленину в центре львова, мою бабушку оштрафовали»
Владимир ГРОМОВ «ФАКТЫ»

Во время последнего визита в Киев певица рассказала «ФАКТАМ» о самых ярких впечатлениях своего детства

Наша встреча с Лолитой Милявской состоялась в гримерке Международного центра культуры и искусств (бывший Октябрьский дворец) во время очередного визита звезды в Киев. Разговоры старших не особенно интересовали дочку Еву, занятую игрушечным Шреком. Лола, поправляя грим перед выходом на сцену, предавалась воспоминаниям. Время от времени к нашему разговору присоединялась ее мама, Алла Дмитриевна, в прошлом тоже певица…

«Я рассказываю дочке сказки про… недостачу в магазине игрушек и собаку Васю, которую били головой о стенку»

- Лола, когда ты была маленькой, могла за себя постоять или тебя нужно было защищать?

- Я всегда могла постоять за себя! Была ребенком неусидчивым, не терпела никакой несвободы, отстаивала свою точку зрения, даже если была неправа. Однажды в первом классе я подралась с мальчиком. Пришла домой с огромным сине-черным синяком под глазом, а дед сказал: «Знаешь что — научись давать сдачу!» Я тут же его успокоила: «Дед, все это ерунда, ты пойди посмотри на того мальчишку… »

На следующий день мама мальчика, с которым мы подрались, пришла в школу, устроила истерику, кричала: «Она хулиганка. Если у нее родители артисты, то что, ей все можно?» Мои мама и папа никогда разбираться в школу не ходили.

Алла Дмитриевна, мать Лолиты: — Ева, кстати, тоже вся в Лолу — НИКОГДА не жалуется. Я говорю ей: «Твоя мама всегда могла за себя постоять, и ты, — говорю, — себя умей защитить — давай сдачи». А она спрашивает: «А как это?» У нее сдача — это деньги.

- Лола, ты строгая родительница?

- Разве я похожа на строгую маму? Когда я приезжаю, можно все. Недаром ведь ребенок говорит: «Мама приехала — амнистия!»

- Сказки Еве читаешь на ночь?

- Читает ребенку бабушка, а меня дочь просит рассказать сказку. Мамины истории придумываются на ходу, в них присутствуют реальные персонажи — никакие книжки и сказки даже рядом не лежали. Ева просит рассказать ей про милиционеров, про директора магазина игрушек с большим носом и бородавкой, у которого недостача, про собаку Васю, которую били головой о стенку.

- А потом родители удивляются, почему у детей любимый герой чудище-людоед Шрек…

- Говорят, ученые доказали, что Шрек вызывает неадекватное поведение и агрессию у детей, и в некоторых странах эту игрушку даже запретили. Я тоже одно время пыталась бороться: убрала все кассеты с мультфильмами про Шрека, спрятала игрушки. Но, как видите, безуспешно.

Конечно, в свое время у меня были другие игрушки. Куклы, например, которые моя дочь не любит, конструктор…

- Ты ведь выросла на Западной Украине?

- Во Львове. В садик я не ходила, а моим воспитанием занимались бабушка и дедушка, поскольку родители постоянно пропадали на гастролях. Мама была певицей, папа — конферансье.

Бабушку звали Александра Ермолаевна. Я не могла выговорить «Ермолаевна», поэтому она была просто баба Шура. Дедушка Дмитрий Андреевич для меня был дед Дима.

Алла Дмитриевна: — Дед мог пойти получать пенсию и принести Лолочке… портрет Хемингуэя, который он купил по пути домой. Я говорю: «Пап, ну Лолита ведь в третьем классе, ребенок!.. » — «Пусть привыкает, — отвечал он, — это великий человек, которого она должна знать».

Лолита: — Дед мне читал лекции. Он был кагэбэшником, служил в разведке… Был очень образованным человеком, владел четырьмя языками. Его политинформации мне хватило на всю жизнь: до сих пор громко не делаю выводов! (Хохочет. ) Потому что знаю, чем это все может закончиться — разведка не дремлет.

В пять лет я знала, как расстреляли Мартина Лютера Кинга. Вставала на стул и рассказывала. Он стоял на балконе, пуля прошла вот сюда (показывает на себе.  — Авт. ) и вышла отсюда — демонстрировала всем. Рассказывала, кто такая Анжела Дэвис, как убили президента Соединенных Штатов Джона Кеннеди. Я знала все: кого и как убили, потрясала политинформацией многих взрослых. Дед Дима читал мне газеты, водил смотреть паровозы… И вот с тех пор я поняла одно: у меня всегда с мужчинами отношения лучше, чем с женщинами. Если бабушка меня наказывала, то дед меня боготворил. И потом, если у моих мужей, которых было достаточно, были отцы, то они меня всегда любили больше, чем их матери — те меня недолюбливали. (Смеясь. ) Может, это и есть основное признание женщины, когда ее с детства любят мужчины. (Хохочет. ) В нормальном смысле.

«Для меня детство пахнет… Лычаковским кладбищем»

- Тебя воспитывали в строгости?

- Да, очень строго. Но это было интеллектуальное воспитание. Я знала либретто всех балетов приблизительно лет в пять, творчество всех художников — в шесть! За один год закончила три класса музыкальной школы и играла без нот Моцарта, по памяти.

Алла Дмитриевна: — Помню, мы как-то приехали с гастролей. Лолочке было годика три. Она все время что-то себе мурлыкала под нос. Наш знакомый музыкант прислушался и говорит мне: «Слушай, это же увертюра!» А Лола ему: «Ну, конечно, это же «Фигаро»! Ты что, не знаешь?.. » Он просто о-бал-дел!

- Лола, правда, что ты балериной мечтала стать?

- Теперь я шучу со сцены, что с детства была крупной девочкой и уже тогда весила больше, чем Волочкова (улыбается).

В четыре года меня первый раз выгнали из танцевального класса! А вообще, я мечтала о классическом балете. Мама тогда работала в мюзик-холле, поэтому она повела меня к одному из педагогов домой и сказала: «Моя дочь хочет танцевать — посмотри ее». Но та сказала: «У нее шаг маленький… » — и тут же продемонстрировала свою дочку. Не знаю, чем она потом закончила. «Еще, — сказала хореограф, — у твоей дочери поперечное плоскостопие». А у меня была природная постановка на пуантах. Я продырявила все тапочки, потому что ходила на носочках. Потом мне купили пуанты, так я на них жила! И только в 40 лет, готовясь к моему шоу, вновь встала на пуанты. И тем не менее все получилось, правда, после этого месяц ходила с разбитыми в кровь пальцами ног.

- Ремнем в детстве пороли?

- Дед доставал свой ремень — солдатский, еще со времен войны, со звездой на огромной пряжке — и все время угрожал. Правда, ни разу в жизни так и не ударил. Я была хитрая. Дед мне только показывал ремень — начиналась истерика. А вот бабушка — та по заднице прикладывалась просто рукой. Но я поднимала такой во-о-ой, будто меня убивают, четвертуют… Соседи, наверное, думали, что ребенка пытают.

Алла Дмитриевна: — А еще истерики были, когда мыли голову…

Лолита: — Весь дом знал, что мне моют голову. Я ненавидела эту процедуру.

- Кроме головомойки, что из детства еще запомнилось?

- Самое яркое впечатление — это, пожалуй, когда я разрисовала памятник Ленину во Львове цветными мелками, и бабушку оштрафовали (смеется). А поскольку я тогда не знала, что такое штраф, то переживала не особенно.

А еще я точно знаю, чем для меня пахнет детство. Это запах Лычаковского кладбища, где я прогуливала школу. Там всегда пахнет прелой листвой и жжеными свечками. И когда я попадаю в места, где такой же запах, начинаю нюхать воздух, как собака. Просто при всех делаю громкие вдохи и выдохи!.. Это как желание вернуть то, чего никогда не будет.

«Иногда во мне просыпается Саша Цекало. В эти моменты очень себя не люблю»

- А манную кашу любила?

- НЕ-НА-ВИ-ДЕ-ЛА! Как и молоко с пенкой… Я вообще не знаю, за что детей мучают манной кашей. Кстати, одна умная тетка как-то по телевизору сказала, что это самая бесполезная каша. Ни витаминов в ней, ничего. А эти жуткие комки… Все детство мне отравила манная каша и кипяченое молоко с пенкой.

- Ты, наверное, дочку не заставляешь есть манную кашу?

- Она ест только то, что любит. Причем манную кашу Ева как раз любит, особенно приготовленную моей мамой. Но это другая каша, не из моего детства. Мне манку готовила бабушка и, как все бабушки, пыталась в меня ее запихнуть, при этом набухав туда кучу масла. Почему-то считалось, что от этого прибавляется здоровье, а не «дохнет» печень.

Мама по полгода была на гастролях на Дальнем Востоке, и оттуда в деревянных ящиках приходили посылки. В них была икра. Черную не помню, а вот красная — в огромных количествах. Икру я ненавидела! До сих пор перед глазами эти деревянные ящики, на которых синими чернилами подписано: куда, кому… Дедушка всегда с гордым видом отдирал гвозди и открывал эти посылки.

Я всегда все делала не так, как все. У меня все через одно место, как говорят у нас на Подоле… Не понимала, почему меня заставляют есть эту икру. Бабушка мазала на хлеб масло, затем икру, а я пальцем вынимала ее и давила, размазывая по стенке. Помню, как-то пришел к нам в гости мой двоюродный брат, который воспитывался в спортивном интернате, поскольку мой дядя и его жена были спортсменами. Кстати, брат сейчас тренирует команду в Голландии. Бабушка брала его на выходные. Брат смотрел на мои выходки со слезами на глазах и говорил: «Как же она может? Икру — по стенке?»

- А в школе ты как училась?

- Не очень! Гуманитарные науки знала хорошо — даже в старших классах замещала педагогов. Меня забирали с уроков математики педагоги литературы и истории, и я преподавала в младших классах. В седьмом классе я запустила математику, и мне устроили переэкзаменовку! После этого мама перевела меня в другую школу.

Алла Дмитриевна: — В прежней был антисемитский настрой…

- Папа у меня был диссидент. Он эмигрировал в Израиль, когда я была в 3-м классе, и мне сказали, что я порчу показатели… Когда я писала, что русская (по матери), в журнале зачеркивали и писали: еврейка.

Алла Дмитриевна: — Меня даже из «Укрконцерта» уволили. Сказали: «Мы не хотим позора. А вдруг вы захотите уехать!»

Лолита: — Кстати, поэтому мне пришлось поехать учиться в Россию, в Тамбовский институт культуры.

Алла Дмитриевна: — Одно время я даже хотела поменять Лоле фамилию, она ведь Горелик Лолита Марковна, но адвокат сказал: «Что вы занимаетесь ерундой? Пока вы менять будете, дочь выйдет замуж».

- Кстати, о замужестве. Через пару недель у тебя ведь годовщина свадьбы. Ты и муж за этот год сильно изменились?

- Я перфекционист. Как говорит мой муж, не надо требовать от других столько, сколько ты требуешь от себя. Я хочу, чтобы люди испытывали такую же любовь к работе, которую испытываю я. Меня раздражают лень, глупость, непрофессионализм. Если раньше я была терпимой, то в последний год стала законченной стервой на работе. Просто стервой!

Именно по этой причине многие не могли терпеть моего бывшего мужа Александра Цекало. Он ведь жесткий человек, с крепким словцом, а я всегда стою на защите всех. Теперь же иногда так начинаю орать!.. Порой кажется, что во мне просыпается Саша Цекало — и в эти моменты я себя очень не люблю!

- Ты все о работе и о работе, а на бытовом уровне?

- Я вытравила из мужа олигарха! Раньше он ходил в костюмах с галстуком, а я ему сказала: «Ты же не старый дядька». И он начал носить молодежную одежду. Теперь джинсы выжили из нашего гардероба все!

- Годовщину свадьбы будете отмечать?

- Будем, но это секрет. Не мой секрет. Я не умею ничего делать. Это муж у меня затейник, он устраивает праздники.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Вечером сидит семейная пара, смотрит тихонько телевизор. Вдруг слышат удары в пол от соседа снизу, да такие, что весь дом трясется... Через 10 минут не выдержали, спустились вниз. Сосед открыл двери в каске: — А-а, соседи дорогие, заходите! Обмоем покупку. Я вот тут батут купил...