ПОИСК
Культура та мистецтво

«я 13 лет жил в подземелье», -- говорит скульптор-самородок николай шматько, которого сегодня называют «королем мрамора»

0:00 10 вересня 2003
В Славянске Донецкой области семья Николая Гавриловича наконец обрела дом, а художник -- мастерскую и галерею

Открытием художественной галереи ознаменовался 5 сентября День города в Славянске (Донецкая область). Притом город приобрел не только галерею, где выставлены картины и мраморные скульптуры самобытного художника Николая Шматько, но и… самого автора работ со всей его семьей. Отныне, благодаря бизнесмену Анатолию Лысенко, Николай Гаврилович будет жить и творить в Славянске. До этого семья скульптора 13 лет жила в Красном Луче (Луганская область) в просторной землянке, собственноручно вырытой мастером на тещином огороде.

Талант ваятеля проснулся в Шматько, когда ему исполнилось 33 года

То, что удалось увидеть собственному корреспонденту «ФАКТОВ» в Славянской «именной галерее Николая Шматько», потрясает. Даже гипсовые заготовки будущих светильников и фонтанов прекрасны и удивительно пропорциональны. Каждая деталь в его работах -- будь то страдальчески изогнутые брови Христа, несущего свой Крест на Голгофу, или пальцы на руке танцовщицы -- выполнена с такой виртуозностью и легкостью, будто сделаны не из тяжелого и требовательного в обработке мрамора, а из более пластичного материала. Например, мраморный диск над головой у женщины, поклоняющейся Солнцу, настолько тонок и отшлифован, что просвечивает. Этим светом и озарено лицо скульптуры, пропорции которой мастер по описаниям историков позаимствовал у древнеегипетской царицы Нефертити.

В семье Шматько помнят историю о том, как, попав в первую домашнюю галерею скульптора (в Болграде Одесской области), известный румынский профессор академии художеств расплакался: «Мне обидно за прожитые годы: я ничего не создал. Я -- не скульптор, а лепщик».

Николай Гаврилович буквально «ворвался» в искусство, когда ему стукнуло 33 года.

-- Папа работал в Болграде художником-плакатистом, был даже пожарным одно время, -- рассказал «ФАКТАМ» младший сын Николая Шматько 26-летний Рафаэль. -- «Попутно» отец занимался шахматами, даже давал сеансы одновременной игры сразу на 35 досках, писал дома картины. Однажды знакомый попросил его сделать мраморный барельеф для надгробия. До этого отец никогда с мрамором не работал. Но работу над надгробием он вспоминал так, будто это умение было дано ему от рождения, только до поры он о том не знал. После этого он стал ваять…

-- Однажды я просто проснулся другим человеком, -- объясняет новое увлечение Николай Шматько.

С тех пор Николай Гаврилович работал по 16 часов в сутки, оттачивая технику работы с мрамором. Весь процесс -- от эскиза и лепки будущей скульптуры в гипсе до ваяния в мраморе -- мастер производил самостоятельно. Лишь недавно ему начал помогать младший сын.

Мрамор, который стоит от 6 до 14 тысяч долларов за кубический метр, кстати, доставался начинающему (почти 30 лет назад) скульптору нелегко. Помогали почитатели таланта художника-самородка и благотворители. К счастью, в числе последних был и директор мраморного карьера под Челябинском.

Когда семье Шматько нужно было переезжать (подальше от молдавского конфликта, начавшегося в 1990-м году на границе с Приднестровьем), чтобы вывезти десятки скульптур и картин пришлось нанимать фургон.

Теперь в коллекции скульптора-самоучки 62 изваяния и десятки картин. Выставлено в галерее, конечно, не все. Но разнообразие сюжетов и их воплощение просто поражают воображение. В одном зале гордо возвышается «Древо жизни» -- фаллос, увитый плющом.

-- Это я изваял специально для женщин, -- объясняет автор работы Николай Шматько. -- Я вообще-то предпочитаю изображать лучшую половину человечества -- они гибче, пластичней. Но некоторые посетительницы все спрашивали: «А где где же у вас мужские образцы?». К сожалению, Микельанджело, создав Давида, просто не оставив мне места для творческой перспективы. Потому я изваял для всех женщин это «Древо». Им все сказано. Выражена, так сказать, вся мужская сущность.

Николай Шматько пишет и картины-аллегории на общественно-политические темы. Например, в «Перестройке»: лидеры советского государства, изображенные обнаженными слепцами, ведут друг друга и такой же голый народ в пропасть.

В галерее немного тесновато, но это, похоже, замечают только гости. Хозяин находит, что здесь очень просторно, особенно если сравнивать с… землянкой в Красном Луче.

Когда по подземелью ходил Евгений Марчук, наверху теща скульптора окучивала картошку

-- 13 лет жил в подземелье, -- говорит Николай Шматько. -- Но долго этого не замечал, потому что попадая в подвал, я уходил в свой мир, чтобы творить красоту, подальше от скорби нашей жизни -- нищих согбенных стариков и вороватых детей-попрошаек. Но однажды я проснулся и увидел весь ужас такого положения: бомжи и те жили в картонных коробках, где теплее, чем в землянке. Все эти годы обществу я не был нужен, оно не замечало, где я живу и работаю.

Работы ставшего уже тогда известным художника-самородка в течении последних 13-ти лет размещались в… землянке! А сыновей Николая Гавриловича можно смело назвать «детьми подземелья».

-- Муж вырыл землянку, когда понял, что тогдашнее руководство Луганской области, пригласившее нас переехать в Красный Луч, ничего не собирается делать для обустройства галереи и мастерской, -- рассказывает жена скульптора, Раиса Андреевна. -- Для детей мы сделали отдельную комнатку, а сами спали в коридоре.

В «верхнем» доме, откуда Шматько прорыл вход в свою землянку, уже жили теща, сестра жены и племянница, поэтому переселенцам места не было. В просторном подземелье Николай Гаврилович и ваял, и выставлялся. Землянку поддерживали бетонные своды, а поскольку деньги на крышу для «собственного угла» появились не сразу, Николай Гаврилович сначала покрыл свое сооружение… шахтерскими резиновыми сапогами. Чтобы гости могли разглядеть его работы, скульптор зажигал свечи.

-- Галерея наша работала бесплатно и почти без выходных, -- говорит старший сын скульптора 28-летний Андрей. -- кто только у нас не бывал, даже Евгений Марчук приезжал. Он чинно ходил среди картин и скульптур, ежась от сырости, а тем временем бабушка наверху окучивала картошку.

На некоторых посетителей произведения производили удивительное действие.

-- Одна американка буквально вцепилась в папиного «Пророка», целый час не могли оторвать! -- смеется Андрей. -- А однажды произошел курьез. Приехала интеллигентного вида армянская семья с маленьким мальчиком. Малыш с любопытством бегал возле скульптур, вдруг припал к груди женской мраморной статуи и попытался пить молоко…

«Во время своей первой выставки в Киеве, я спал… в камере убийцы Столыпина».

По словам Николая Гавриловича, почитатели его таланта не раз предлагали ему перебраться в Москву. Но он не соглашался, потому что никто не брал на себя расходы по обустройству галереи.

-- Были и другие варианты: один американский миллионер семь раз уговаривал переехать на Гавайи, -- рассказывает Николай Шматько. -- Я бы там, наверное, безбедно жил. А здесь, чтобы выжить, мне приходится выполнять работы на заказ.

Однако Николай Гаврилович не принял заманчивое предложение иностранца: тамошних законов он не изучал (вдруг лишат творческой свободы?), а главное -- американская культура, по словам художника, все равно, что «черствый и сухой хлеб -- без вкуса и запаха».

Родина, увы, еще долго не могла оценить талантливого самоучку-патриота. Чтобы выставить свои работы в Киеве на годовщину Независимости в 1993 году, Николаю Шматько пришлось продать золотые часы и видеомагнитофон. С творческими работами он расстаться не пожелал.

Дети три дня вместе с отцом мокли под дождем в сквере, охраняя свои скульптуры. А поселили их в «Киевской крепости», бывшей тюрьме.

-- Я с сыновьями спал в камере, где сидел убийца Столыпина, -- вспоминает Николай Шматько.

Больше на признание соотечественников разочарованный скульптор не надеялся. Несколько приветливее к самобытному автору отнеслись в Москве. Видимо, решив, что Микельанджело тоже «академий не кончал», Николая Гавриловича три года назад титуловали званием профессора Московского Института Мировых Цивилизаций. А его персональную выставку (два года назад) открыл известный почитатель авангардного искусства, депутат Госдумы Владимир Жириновский. Лидер Либерально-демократической партии России в почтительном молчании, вовсе не характерном для этого экзальтированного деятеля, прошествовал мимо выставленных картин и скульптур Шматько и изрек только одну фразу: «Этому человеку нужно помочь!».

Но «выйти на поверхность» семье скульптора помогла только случайная встреча со славянским бизнесменом Анатолием Лысенко.

Проведя полчаса в подземной галерее, Лысенко предложил: «У меня для вас есть достойный дом в Славянске. Переезжайте, я построю для вас мастерскую. Будем украшать наш город». Новоселье состоялось уже через 20 дней! Для этого над интерьером дома и галереи круглосуточно трудились несколько бригад, что обошлось меценату в круглую сумму.

-- Многие творцы ждут такого человека всю жизнь, но так и не находят, -- говорит о своем покровителе Николай Гаврилович.

Теперь скульптор с сыновьями и женой разместились в двухэтажном особняке (до революции здесь проживал городской архитектор). Вход в галерею Шматько отныне будет платным: нужны деньги на воплощение грандиозных замыслов.

-- Хочу украсить наши города, их площади и улицы, светильниками и фонтанами 20--30-метровой высоты. И не с какими-то там плюющимися зверушками… А чтобы люди могли стать под каскад воды и наслаждаться формами человеческого тела, воплощенными в мраморе. Надеюсь, при содействии властей, открыть здесь и свою школу. Я могу очень быстро научить работе с камнем практически любого -- уверен в своих силах Николай Гарилович.

Кстати, покровитель художника бизнесмен Лысенко, -- самый восхищенный его слушатель и почитатель.

Но самая заветная мечта Николая Шматько -- персональная выставка в Париже. Стоит это примерно… 1 миллион долларов! Идею, по словам скульптора, поддержала 88-летняя Дина Верни -- легендарная натурщица, позировавшая Пикассо, Дали и Майолю, а ныне -- владелица собственной галереи-музея в Париже. С ее мнением считаются люди искусства во всем мире. Мадам Верни беседовала со Шматько целых полчаса и, по его словам, велела представить украинскую скульптуру в Европе.

-- Искусство нас воодушевляет, делает нас лучше, -- утверждает ваятель-самородок. -- Ведь просвещенный, насыщенный высоким искусством человек не сможет оскорбить другого человека.

926

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів