Культура

Руководитель группы «ласковый май» андрей разин: «мама михаила горбачева завещала мне свой дом»

0:00 10 сентября 2002   4509
Наталия ЗАЯЦ «ФАКТЫ»

В сентябре группа отмечает 15-летие образования и 10-летие распада

В редакцию «ФАКТОВ» Андрей Разин приехал с Андреем Данилко на его серебристой «Тойоте Камри» и в сопровождении участника группы «Ласковый май» Андрея Шишкина.

Среди современников лучшего преемника Остапа Бендера, чем создатель популярной группы 80--90-х «Ласковый май», пожалуй, не сыскать. И хотя вот уже десять лет назад группа распалась, ее название по-прежнему используют как нарицательное. А предводитель сирот Андрей Разин из смазливого юноши превратился в солидного дяденьку с целой кучей важных должностей: депутат Госдумы Ставропольского края, заместитель председателя комитета по промышленности, строительству, энергетике и жилищно-коммунального хозяйства Госдумы, а также исполняющий обязанности старшего судебного пристава Хостинского района города Сочи, ко всему -- руководитель художественной студии для одаренных детей «Ласковый май» и председатель Ставропольского фонда культуры.

У себя на родине в селе Привольном Ставропольского края, которое благодаря тому, что что здесь родился первый и последний президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев, попало практически во все энциклопедии мира, Андрей Разин выстроил мельницу с пекарней, подъемный кран, за что и попал в книгу Славы села.

Первые деньги Разин зарабатывать в сельском хозяйстве еще в 12 лет, когда из одноклассников-детдомовцев организовал мобильную бригаду по сбору винограда. В 13 лет за заработанные деньги съездил на курорт. Но самые крупные суммы добыл, когда его взор обратился на шоу-бизнес…

«Я руководил предвыборными штабами Путина и Березовского»

-- Я был самым первым продюсером «Миража». Для создания репертуара группы нашел композитора Андрея Литякина, и мы с ним в студии «Рекорд» записали первые песни в исполнении студентки Московской консерватории Маргариты Суханкиной. Мы ей платили за каждую песню по сто рублей, хотя она очень просила: «Не надо денег. Только не рассказывайте никому, что это я пою: если в консерватории узнают, меня сразу исключат!» Под ее фонограммы я подбирал красивых девчат. Первой была Наташа Гулькина, потом Света Разина. Правда, в один прекрасный день они потребовали разрешить им исполнять песни «вживую». После этого я их уволил и взял на работу сначала Наташу Ветлицкую, потом Таню Овсиенко. Затем и эти певицы ушли в самостоятельное плавание. Намучившись с ними, решил создать мальчиковую группу «Ласковый май». Было очень тяжело каждый год полностью менять коллектив.

-- Как вы нашли Таню Овсиенко? Ведь она киевлянка, а вы работали в Москве?

-- Она работала в одной из киевских гостиниц официанткой, и у нас с ней произошел небольшой конфликт. Дело уладили, но Таню уволили с работы. Мне, как совестливому человеку, пришлось взять ее к себе. Овсиенко работала у меня костюмершей, потом стала певицей. Помимо нее, мы взяли в группу и ее мужа, клавишника.

-- Говорят, когда вы стали зарабатывать первые большие деньги, то купили частный дом для воспитательницы, которая вас забирала к себе домой на выходные из детского дома.

-- Первые большие деньги, 200 тысяч рублей, я заработал после первого турне с «Ласковым маем». Со этой суммой я приехал в Ставрополь и купил котельщице тете Лиде дом, воспитательнице -- квартиру, пацанам-одноклассникам -- по машине. Потратил все деньги за неделю. Зато на душе стало спокойно. Кстати, в Ставрополе я -- депутат.

-- Насколько мне известно, вас уже не первый раз переизбирают.

-- В третий. В этом году меня опять избрали на пятилетний срок, доверяют.

-- Можно узнать список ваших добрых дел?

-- Ну что я могу делать: гоняю чиновников…

-- Я читала, что на «Кинотавре» вы и известных артистов гоняли в качестве судебного пристава.

-- Что делать? Надо платить налоги! В марте следующего года я буду баллотироваться на должность мэра Ставрополя.

-- В середине 90-х вы были доверенным лицом руководителя КПРФ Геннадия Зюганова.

-- А на следующих выборах я был доверенным лицом Владимира Путина в Карачаево-Черкессии. Президент Карачаево-Черкессии Владимир Семенов и председатель Верховного Совета республики предложили мне возглавить предвыборный штаб Путина. В тот момент там была непростая ситуация: было крупнейшее противостояние между карачаевцами и черкесами, а моя кандидатура была наиболее приемлемой и для той, и для другой стороны. В свое время я также возглавлял штабы: Геннадия Ходырева в Нижнем Новгороде, Березовского на выборах в Госдуму Российской Федерации, штаб Александра Черногорова и практически сделал его губернатором Ставрополья. Раньше он был моим помощником.

-- Вы так быстро меняете политические взгляды?

-- Что касается предвыборных технологий, то равных мне на Кавказе, по-моему, нет. Не буду хвастаться, но ни один из моих протеже не проиграл выборы. Может быть, из-за того, что я не зарабатываю на выборах, а выкладываюсь полностью? Я азартный человек и если занимаюсь каким-то делом, то уже не сдамся ни при каких обстоятельствах, пока не добьюсь победы.

«Сейчас готовлюсь к защите докторской диссертации»

-- Когда вы только все успеваете?

-- Раньше я работал в сельском хозяйстве, после «Ласкового мая» был ректором института культуры, потом председателем союза фермеров юга России. У меня два высших образования -- экономическое и юридическое. Я кандидат наук, сейчас защищаю докторскую диссертацию по уголовно-правовой тематике.

-- В сентябре этого года у вас несколько круглых дат.

-- 15 сентября -- мой день рождения. Пятнадцать лет со времени создания и десять лет со дня распада «Ласкового мая». И еще одна важная дата -- 6 сентября родился Юра Шатунов. Все эти даты мы будем праздновать аж до начала следующего года. В рамках юбилеев дадим большие концерты в Ереване, Санкт-Петербурге, Минске. Ведем переговоры о проведении концерта в Киеве. Москва -- в последнюю очередь. Там концерты пройдут аж в январе-феврале следующего года.

-- Говорят, в этом году вы набрали новый «Ласковый май»?

-- Теперь в группе будет новый солист, Андрей Кучеров. Песни пишет ваш земляк из Николаева Ким Брейтбург. Кстати, Андрей Кучеров тоже родился в Николаеве, жил там до семи лет, потом переехал в Ставрополь.

-- Теперь вы работаете со знаменитыми композиторами, хотя раньше брали песни даже у бомжей.

-- И у бомжей, и у алкоголиков. Главный принцип -- лишь бы была хорошая песня. В основном песни для нас писал Сергей Кузнецов. Он хоть и алкоголик, но писал хиты -- «Белые розы», «Старый лес» и другие. Алкоголизм -- это личная проблема человека.

-- Когда вы подбирали музыкантов для «Ласкового мая», в коллектив брали исключительно детей-сирот?

-- Не совсем так. Сейчас со мной приехал Андрей Шишкин, он был с родителями. Я брал в коллектив только красивых людей. Считал, что с плохой внешностью вообще нельзя выходить на эстраду.

-- К вашей юбилейной дате сложилась довольно непростая ситуация. Сразу несколько участников группы «Ласковый май» организовали свои коллективы с подобным названием.

-- Я подал в суд и выиграл процесс. Буквально несколько дней назад мы оформили брэнд «Ласковый май». Думаю, к этому вопросу в ближайшие десять лет мы возвращаться не будем. «Ласковый май» как был за Разиным, так до 2012 года и будет… Несмотря на то, что бывший музыкант группы Владимир Шурочкин заручился поддержкой очень влиятельных людей. Но приехали мои еще более влиятельные люди и дубинами разогнали их всех. Моя студия «Ласковый май» ни на один день не закрывалась. Из нее вышла известная певица Вика Цыганова, работавшая у нас два года на разогреве. Со мной начинал работать покойный Женя Белоусов. Наш воспитанник Костя Пахомов сейчас снимается в кино. У Юры Шатунова самостоятельный проект. Вообще ребята из «Ласкового мая» неплохо устроились. Мы воспитали большую часть администраторов для российского шоу-бизнеса, все они когда-то работали моими администраторами: продюсер Баскова -- Рашид Дарабаев, администратор Сергея Пенкина -- Сергей Пережаев, администратор Буйнова -- Андрей Салов, администратор Аллегровой -- Игорь Сафиулин. Когда к звездам приходят устраиваться мои бывшие сотрудники, их с удовольствием берут на работу, как бы они плохо ко мне ни относились. Они знают, что у этих людей огромный опыт гастролей, обширные связи. Мы ведь давали по сто концертов в месяц!

«Латойя Джексон была в ужасе, услышав песни «Ласкового мая»

-- Если бы была своеобразная книга рекордов российского шоу-бизнеса, по многим позициям вы занимали бы там лидирующие позиции.

-- Мы были бы рекордсменами практически по всем номинациям. Мы были самым гастролирующим коллективом, и по сей день ни один артист не переплюнул нас по популярности. «Москонцерт» дал нам справочку о заработанных 47 миллионах рублей. Пять лет мы работали в концертной дирекции Москвы при Иосифе Давыдовиче Кобзоне. Со всей этой суммы мы исправно платили налоги. Не забывайте, что в те годы один рубль соответствовал 90 центам!

-- Думаю, ваш успех не прошел незамеченным вашими коллегами по шоу-бизнесу.

-- Мы воевали с ними, но давили исключительно творчеством. Когда они все собрались в одном балагане у Пугачевой на «Рождественских встречах» -- 30 самых ярких звезд Советского Союза, я объявил концерты «Ласкового мая». Они сумели продать 16 аншлагов, а мы, вдвоем с Юрой Шатуновым -- 17. Тогда я им показал, кто в доме хозяин. На следующий год они попытались взять реванш. В итоге у них -- 10 концертов, у нас -- 13. После этого поняли, что с нами тягаться бесполезно. Нас приглашали спасать заведомо провальные гастроли. В «Олимпийский» пригласили Латойю Джексон. Вместо 30 тысяч билетов, как рассчитывали, продали всего 2 тысячи. Как вы думаете, кого пригласили в первое отделение спасать зарубежную звезду? После того, как в афишу поставили «Ласковый май», за один день продали 30 тысяч билетов! Правда, Латойя была в ужасе, когда услышала песни «Ласкового мая». Она стояла за кулисами и не понимала: «Что это музыка?» -- спрашивала она у переводчика. Когда мы уехали, в зале «Олимпийского» осталось всего две тысячи человек…

-- Зачем же десять лет спустя возвращаться в шоу-бизнес с его скандалами?

-- Меня не интересуют скандалы, дрязги и т. д. Но меня это настолько вдохновляет! Сейчас в газетах пишут, что я родился в тюрьме, 18 сентября. И вовсе не Разин, а какой-то Косоротов. Вся эта грязь меня не трогает. Все плохое работает на мой карман. Я никогда этого не чурался. В свое время я был сражен, узнав, как София Ротару отнеслась к тому, что о ней в «Московском комсомольце» пытались написать критическую статью. Чтобы остановить это, она «включила» ТАКИЕ СВЯЗИ, вплоть до Горбачева! Главного редактора Олега Гусева вызвали в ЦК Комсомола и сказали: «Ни в коем случае в советские времена о Софии Ротару нельзя писать плохо!» Я сказал тогда ее сыну Руслану: «Был бы скандал в отношении Софии Ротару, был бы битком набитый зал». Когда я объявил, что буду работать один, без Шатунова, мой первый концерт должен был состояться в Киеве. В глубине души я очень волновался, что билеты на него не продадутся. На мое счастье в «Комсомольской правде» вышла статья «Майские метаморфозы», где написали обо мне ТАКОЕ! Я со страхом думал, что меня посадят. После статьи звонит мне ваш первый секретарь Горкома комсомола и спрашивает: «Андрей Александрович, вас еще не посадили?» -- «Нет». -- «Вы знаете, на вас все продано». -- «А сколько продано?» -- «Десять тысяч билетов на десять дней -- Дворец спорта». После этого я позвонил в «Комсомольскую правду» и сказал журналисту: «Большое спасибо, ты дал заработать мне сто тысяч долларов». В газете было написано, что меня с дня на день арестуют. Все приходили посмотреть, что это за монстр, который мучает детей. Но при этом они вносили в кассу деньги, и мне это нравится.

-- У вашей группы было множество двойников.

-- Было пять Разиных и пять Шатуновых.

-- ??!

-- Мы этого не скрываем. Пою я, к примеру, у вас в Киеве. Звонит мне директор Магаданской филармонии и приглашает приехать. -- «Не могу, пою в Киеве». -- «Андрей Александрович, дайте мне хоть кого-нибудь». -- «Есть только двойник». -- «Ой, пожалуйста, такие же деньги, как за вас платим». Ну, если они просят, если им это нравится, платят деньги -- пожалуйста, возьмите Разина. Я -- честный человек. В конце года в «Олимпийском» я собирал их всех вместе, и они пели… моим голосом.

-- Против вас было возбуждено уголовное дело…

-- В советские времена я с экрана телевизора сказал: «Хочу создать ассоциацию любителей «Ласкового мая». Желающих вступить в нее прошу прислать по одному рублю и указать свой обратный адрес, мы вышлем вам членские билеты». Мне прислали один миллион пятьсот тысяч рублей. На меня открыли дело и «пришили» хищение государственных средств в особо крупных размерах. Когда я объяснял, что рубль -- не государственное средство, а добровольное пожертвование, и показывал документ, по которому люди будут бесплатно проходить на концерты, который стоит три рубля, деньги у меня все равно конфисковали.

«Когда кагэбисты видели фото, где я на руках у Горбачева, все вопросы сразу отпадали»

-- В одном из интервью я читала, что участников своего коллектива вы держали в «ежовых рукавицах», не разрешали слишком выделяться среди сверстников.

-- На сцену я не разрешал выходить в шубах и золоте. Но дети из моего коллектива были богатыми, хорошо одевались. Юра Шатунов настолько этим проникся, что в обыденной жизни носил фуфайку и кирзовые сапоги. Все были в шоке, когда приезжала черная блестящая лаком «Чайка» и из нее выходили сироты в телогрейках. Алла Борисовна, когда это увидела, чуть не упала в обморок. Мы с ней работали на одной базе в «Олимпийском».

-- Она дама коварная…

-- Мы ей были не по зубам. Она нас ела, ела… а проглотить не могла. Знаете, почему? Потому что у нас было огромное количество поклонников. Больше, чем у Пугачевой. Она неоднократно обращалась в милицию, натравила Раймонда Паулса обратиться к с просьбой к председателю Совета Министров Николая Рыжкова посадить нас.

-- Насколько мне известно, вы родились в одном селе с Михаилом Сергеевичем Горбачевым, в Привольном.

-- Горбачев -- мой сосед. Я с ним знаком лично. К нему домой на каждую Пасху приезжаю. Хотя раньше мы с ним ссорились за дом. Его мама перед смертью завещала мне дом. Он с этим не согласился. Вот мы с ним два года и судились. А сейчас в нем музей делаем.

-- Правда, что вы выдавали себя за племянника Горбачева?

-- Я даже написал по этому поводу песню: «Дядя Миша -- ты мой дядя дорогой, неужели ты не слышишь, как ругают нас с тобой?» Это был пиаровской ход. У меня есть снимок, где я, ученик третьего класса, я сфотографировался с Михаил Сергеевичем. Когда кагэбисты телевизионщики видели снимок, где я сижу на руках у Михаила Сергеевича, все вопросы ко мне сразу отпадали. Помню, я арендовал «Чайку», приезжал на ней в Останкино и «гонял» там начальников.

-- Для этого вы должны были предъявить какой-то документ?

-- Все делала «Чайка». Это была правительственная машина. Со служебного входа я звонил зампреду Гостелерадио Попову и говорил: «С вами разговаривает племянник Михаила Сергеевича Горбачева. Мне надо вам сказать два слова!» Он с семнадцатого этажа бежал вниз и видел: подъезжает ГАЗ-14 с флажками советского государства, водитель открывает двери, и оттуда выхожу я. «Садитесь, пожалуйста, мне надо с вами поговорить», -- говорил я Попову. Пока мы ехали в машине до проспекта Мира, я решал все вопросы. Мало того, мой друг звонил по секретному телефону 206-45-00 в эту «Чайку», и я с ним разговаривал, как с Михаилом Сергеевичем. Это произвело на Попова еще большее впечатление. А я Горбачеву как бы отвечаю: «Дядя, сейчас я подъеду, машину отпущу, все, пока». До этого в течение четырех лет нашу группу не пускали на телевидение. После этого случая Попов собрал телевизионное начальство, среди которого был и Игорь Крутой, и нам был открыт «зеленый свет».

-- «Добрые» люди не донесли эту историю до ушей Михаила Сергеевича?

-- Я их опередил, написав песню «Дядя Миша, ты мой дядя дорогой». И он решил, что это все наветы.

-- Правда, что вы не разрешали участникам группы излишеств в виде курения, пьянства, секса?

Тут в разговор вмешался Андрей Шишкин: Конечно, правда! Каждый вечер после 11 часов проводился жесткий секс-контроль, проход по номерам. На первый раз ограничивались денежным штрафом и словесным порицанием, на второй -- снятие с гастрольной поездки, на третий -- увольнение из коллектива. Несмотря на всю свою кажущуюся грозность, Андрей -- человек довольно мягкотелый: через полгода провинившийся, реабилитировавшись, возвращался в коллектив. Строгие меры принимались, потому что против нас было очень много провокаций в виде малолетних девушек, за которых могли привлечь к уголовной ответственности.

А. Р. : Я держал коллектив в строгости. У меня никто не курил, не пил. За все эти провинности у меня был внушительный денежный штраф. Сам я, кстати, до 28 лет даже пива не пил. Попробовал только, когда ушел в большую политику. Но до сих пор не курю.

А. Ш. : На самом деле проштрафившихся было много, просто Андрей не всегда все знал. Девушки на время обхода номеров гроздьями свисали из окон и прятались на балконе. Проходящие мимо гостиницы видели белые простыни, на которых свисали поклонницы. За всем не уследишь!

А. Р. : В городе Иванове одна девушка сняла номер на восьмом этаже гостиницы, а мы жили на седьмом. Они с подругой привязали к батарее простыню и по ней спускались этажом ниже в номер к Шатунову.

-- Говорят, известная ведущая «Музобоза» Лера, которая в этом году вела конкурс в Юрмале, была вашей фанаткой и ездила за группой по всем городам Советского Союза.

А. Р. : Однажды, когда она в очередной раз приехала с нашей группой на гастроли, а это было в Киеве, я ее просто поколотил. Дал Андрею Шишкину деньги, чтобы он ее посадил в самолет. Он ее посадил на автобус в Борисполь, дал денег на билет. Я выхожу на сцену, начинаю петь, поворачиваюсь, а она танцует в зале. Мой барабанщик Линюк очень просил, чтобы я ее оставил в покое, потому что она беременна. Вскоре она родила от него сына. Это был мой прокол, я не уследил. Потом она отказалась от ребенка и сдала его в детдом. Мой музыкант забрал ребенка и воспитывал его сам. Наш коллектив принял участие в судьбе так называемого сына полка.

«В честь нашей группы поклонница назвала своего сына Ламай»

-- У ваших ребят было столько поклонниц, потому что они очень даже неплохо зарабатывали?

А. Р. : Когда заработная плата советского человека колебалась в пределах 100--130 рублей, наши получали по три-четыре тысячи в месяц. Концертная ставка артиста тогда была 14 рублей, но я находил тысячи способов, чтобы платить ребятам нормальные гонорары.

-- Обычно у людей с вашим положением и влиянием находится много родственников…

А. Р. : Буквально вчера в ток-шоу вышла моя фанатка и объявила, что родила от меня сына. Все были в шоке, потому что действительно я ее помню, она ездила с нами на все гастроли, делала пацанам прически, стирала рубашки. Но когда вышел ее сын, и мне показали свидетельство о его рождении, в графе «отец» -- прочерк. А в строке имя -- «Ламай». Я чуть в обморок не упал! Своего сына она назвала в честь нашего коллектива. Моя жена, которая смотрела эту программу по телевизору, была в шоке. Ведущий шоу Отар Кушанашвили сказал: «Андрей Александрович, вы не имеете права, вы депутат, вы не должны отказываться от брошенных детей!» Помимо этого, у меня было около двенадцати мам. Хотя я точно знаю, что мои родители погибли в автомобильной катастрофе в 1964 году, когда мне исполнился один год. Знаю, где их могила. У Юры Шатунова мама тоже погибла, когда ему было восемь лет, и тоже есть могила. У него периодически появлялось в месяц по одной--две мамы. Одна была сумасшедшая. Мы даже принимали серьезные меры через прокуратуру, потому что она написала мне в письме, что «если он не признает меня своей матерью, то на одном из концертов я его застрелю».

А. Ш. : Но папа у Юры был точно Элвис (смеются).

А. Р. : Как-то в прессе появилась «утка», что Юра -- незаконнорожденный сын Элвиса Пресли. Но это нас так выручило в Америке! Вышел журнал с фотографией, на которой Юра Шатунов стоит рядом с Элвисом Пресли. Многие заметили большое портретное сходство. В статье речь шла об одной женщине, которая училась в Америке и в 1973 году забеременела от Элвиса Пресли. Она подробно рассказала, где был его концерт, потом она, якобы, приехала в Россию и бросила ребенка в детдоме, уехав назад в Америку. Когда вышла эта статья, мы долго смеялись и прихватили с собой журнал. А в Америке, когда мы отдыхали на берегу океана, устроили там небольшую дискотеку: начали громко петь, танцевать, к нам подъехала полиция и начала выяснять, почему мы шумим. У них разговор короткий: руки на капот и начали обыскивать. И нашли у Шатунова на шее ладонку -- маковую головку, которую ему дала мама нашего директора Аркадия Кудряшова, чтобы его не сглазили. Когда полицейский ее увидел, он тут же начал надевать на Шатунова наручники. Мы перепугались не на шутку. Выручила меня смекалка. Я сказал переводчику: «Скажи ему, что это сын Элвиса Пресли». И в качестве наглядной иллюстрации показали ему тот журнал с фотографией. Поначалу полисмен не поверил, но когда увидел журнал, а он оказался еще и фанатом Элвиса, тут же отстегнул наручники и стал совать ему бумажку, чтобы Юра расписался. Он очень просил оставить ему на память журнал, и мы это сделали. Если бы не этот журнал, неизвестно, чем бы вообще эта история закончилась. Забавная история приключилась и с моим новым солистом Андреем Кучеровым, который внешне очень похож на Павла Буре. Однажды я, Паша и Андрей оказались в одном самолете, который летел в Америку. Паша направлялся в Ванкувер, поэтому вышел в Сиэтле, а мы полетели дальше, в Лос-Анджелес. В самолете еще сидели какие-то братки, правда, они летели в бизнес-классе, а мы в первом. Они увидели, как я, Паша и Андрей попрощались. Один из бандитов на костылях, видимо, самый главный, весь в золотых цепях, садится, меня отталкивают от Андрея, приглашают его сесть рядом с этим бандитом. Я возмутился. Оказывается, они подумали, что Андрей -- брат Павла Буре, Валерий. Андрей смекнул, с кем его перепутали, расписался у этого бандита в паспорте, причем, слава Богу, написал не Кучеров, а то бы нам голову оторвали прямо там же. Нам надавали всяких сувениров, золотую цепочку с большим крестом на память. Я потом рассказал эту историю маме Буре Татьяне и самому Валере, он к нам приезжал в гостиницу, когда его супруга была беременна первым ребенком. Мы показали цепь, которую нам подарили, они очень долго смеялись. Я говорю: «Валера, забирай, твоя». Он отказался. А Татьяна говорит: «Ну что ж, он будет нашим третьим сыном». Так Андрей Кучеров стал третьим сыном Татьяны Буре.

-- Что вас связывает с Украиной?

А. Р. : Мы сюда приехали в гости к Андрею Данилко. У нас намечаются совместные большие гастроли. Эту тему мы начали обговаривать еще в Сочи. Андрей знает меня уже давно. Когда-то он приезжал в Москву, был у меня дома, подружился с моей супругой, тещей. Это было двенадцать лет назад. Он тогда не был известен, и я обо всем этом не знал, узнал об этом только недавно, он сам мне рассказал и покаялся, что был у меня в гостях. Говорит: «Тебя не было, ты был на гастролях. Меня принимала Фатима Заурбековна, твоя теща. Вместе с твоей супругой они меня накормили и очень хорошо приняли». А потом я как-то выступал в Полтаве, было много-много журналистов. И среди них такой худенький, щупленький мальчик. Я сказал: «Никому интервью давать не буду… Разве что вот только ему». Этим мальчиком оказался Андрей Данилко. Андрей мне потом рассказывал об ужасных последствиях этого интервью. Потому что именитые журналисты чуть не разорвали его на куски, говорили: «Кто ты такой? Мы -- центральные газеты, не можем взять у Разина интервью, а ты взял». Андрея чуть не убили. Когда Андрей стал известным, я его приглашал к себе в гости в Сочи.

-- Кто ваша жена по профессии?

-- Супруга юрист, работает в МИДе Российской Федерации в управлении внешних сношений. Наследников пока нет, но планируем в следующем году. А пока у меня 16 миллионов детей-поклонников.

-- Где вы в основном живете?

-- В Сочи, в Лазаревке (Ставропольский край) и Москве.

-- Говорят, вы большой любитель автомобилей?

-- Первая машина, которая у меня появилась -- это «Мерседес-кабриолет» 1936 года выпуска, было две «Чайки», один ЗИЛ, правительственные «Мерседесы», джип. Моя последняя машина -- «Форд-экспедит».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.