БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура

Владимир молчанов: «в журналистику меня за руку привела сестра -- знаменитый спортивный комментатор анна дмитриева»

0:00 12 апреля 2002   573
Таисия БАХАРЕВА «ФАКТЫ»

На Первом национальном канале состоялась премьера новой программы российского ведущего «И до, и после»

Популярный российский тележурналист, экс-ведущий «До и после полуночи» Владимир Молчанов отныне -- частый гость в Киеве. Его украинский проект со слегка измененным названием -- «И до, и после» -- выходит на Первом национальном канале. Молчанов появляется в Киеве раз в два месяца. Живет у друзей, смотрит украинские каналы и гуляет по Андреевскому спуску. Говорит, что его мама была дружна с Михаилом Булгаковым и он с детства знает наизусть все таинственные истории Мастера. Сын знаменитого композитора Кирилла Молчанова, Владимир не сочиняет музыку, не отдыхает в России, не любит черный цвет…

«Четырнадцать лет назад меня поставил на ноги доктор Касьян»

-- Уж не собираетесь ли вы реанимировать и для России свою программу «До и после»?

-- О, нет. Пока проект чисто украинский. Да и называется он немного иначе -- «И до, и после». Хотя это не означает, что я не буду использовать материал, собранный в Украине, для своего российского проекта «И дольше века… » Недавно я показал в нем мою беседу с академиком Николаем Амосовым. Кстати, в то время, когда шла эта программа, мы по рейтингам в два раза опередили ночной проект Диброва, а Гордона -- в три. Для меня это было очень важно. Так что посмотрим, может, кто-то из моих уже записанных в Украине десяти героев тоже войдет в «И дольше века… »

-- Вы решили ограничиться украинскими героями?

-- Не думаю, что в дальнейшем буду ограничиваться национальной «квартирой». Вокруг масса интересных людей! Уже в Москве я стал снимать кое-что для Первого национального канала. Недавно записал своего большого друга и легенду советской журналистики Юрия Роста. Эдакого диссидента, недавно получившего Госпремию из рук самого Путина. Кстати, он киевлянин, в свое время игравший за сборную Украины по ватерполо.

-- То есть, чтобы стать героем программы «До и после», достаточно быть вашим другом?

-- Безусловно, мои друзья -- очень интересные люди. Но! Я никогда не путаю личное с работой. Хотя… Не так давно я снимал в Киеве своего старого друга, знаменитого доктора Касьяна. Четырнадцать лет назад именно он поставил меня на ноги после тяжелой травмы. Касьян, отложив все дела, приехал на съемки из Кобеляк. Это удивительный, симпатичный человек. На самом же деле героями моих программ всегда становились люди умные, образованные. Не хамы, не жлобы и не фашисты. Я ненавижу фашизм и расизм в любых проявлениях. Хотя вообще ненависть мне не свойственна.

-- Да и свою журналистскую карьеру вы начинали именно с розыска нацистских преступников.

-- Я занимался этим шесть лет. И собственно тогда сделал себе имя. Все собранные мной материалы печатались в «Комсомольской правде». В то время я часто бывал в Западной Украине. И для меня одно из самых страшных событий в нашем постсоветском пространстве -- реабилитация СС «Латвии» и СС «Галичины» (в отношении последней собеседник пользуется недостоверной информацией. -- Авт. ) Подобные люди -- не мои герои. Хотя, если бы до сих пор в России выходила программа «До и после» со множеством сюжетов, наверное, я пригласил бы на беседу кого-то из членов этих фашиствующих организаций…

-- Кстати, куда подевалось последнее слово в названии вашей программы «До и после полуночи»?

-- Просто я перестал выходить в полуночное время. А название «До и после» родилось в 1994 году, когда агентство «Рейтер» пригласило меня в гостиницу «Редиссон-Славянская» возле Киевского вокзала в Москве и выделило мне там на крыше студию и монтажную. Именно оттуда сорок недель я и вел программу «До и после» для ОРТ.

-- Почему именно сорок недель?

-- Такой был договор с ОРТ. Хотя на самом деле никто и никогда в моей съемочной группе не знает, как долго продлится тот или иной цикл. Существует некий международный стандарт -- тринадцать пилотных программ, после которых понимаешь, имеет ли смысл продолжать телепроект. Бывает, он затягивается лет на двадцать…

-- Мечтали бы о таком?

-- Даже не знаю… По-моему, все хорошо в свое время. Теперь я люблю сам процесс съемки и монтажа. Для меня наслаждение работать с музыкой. Но моя самая большая привязанность -- документалистика. Увы, вытесненная из нашей киножизни. Что же до зрителей… Самое большое количество зрителей у меня было с 1987 по 1991 годы. Тогда стать популярным было легко. Выходило три действительно интересных программы -- «Взгляд», «До и после полуночи» и питерское «Пятое колесо». Потом все изменилось. А я остался автором для мам и бабушек. Мой зритель информационно насытился. Даже моя дочь читает все глянцевые журналы и не вылезает из Интернета.

-- А вы?

-- Я до сих пор не умею его включать и пишу карандашом. Даже музыку слушаю не современную.

-- Ну это понятно…

-- Знаете, в четвертом классе, когда нам задали писать сочинение на тему «Кем я хочу стать», я написал -- хирургом или журналистом. Так что я не собирался связывать свою жизнь с музыкой. Мой папа, Кирилл Молчанов, был довольно знаменитым композитором. Он написал музыку ко многим популярным фильмам -- «Доживем до понедельника», «А зори здесь тихие», «Дело было в Пенькове». А мама была актрисой. И родители страшно не хотели, чтобы я пошел по стопам мамы. Но что делать! Я был самостоятельным ребенком и, закончив школу в шестнадцать лет поступил втайне от родителей на актерское отделение МХАТа. Когда родители узнали, они были в шоке! Выручила меня сестра Аня Дмитриева. Ныне знаменитый спортивный комментатор. Она просто взяла меня за руку и привела на свой родной факультет Московского университета -- филологический. Так судьба моя и была решена.

«Из 60 минут моего разговора с Горбачевым лишь две -- правда»

-- Гости ваших программ, в основном, люди искусства. Хотя наверняка не один политик желал бы попасть в «И дольше века… »

-- Это да. Но с 1996 года я принципиально не общаюсь с политиками. По крайней мере, в России. Мне они неинтересны. Тем более, что политики и так имеют возможность поучать народ. Но если, скажем, выбирать из мировых лидеров, мне бы очень хотелось поговорить с Маргарет Тэтчер и Колем. Эти люди в последнее десятилетие XX века сделали весьма неожиданные ходы. Хотел бы поговорить и с Михаилом Горбачевым, но прекрасно понимаю, что из 60 минут, которые я запишу с Михаилом Сергеевичем, может, только две минуты будут правдой. А мне не хотелось бы тратить время на пустые разговоры.

-- Может быть, жанр ток-шоу -- из разряда уходящих в Лету?

-- Не думаю. Подобные программы существовали и будут существовать. Это естественный телевизионный формат. Интересные люди интересны в любое время. Это как новости -- без них невозможно. Другое дело, как ведущий подает свою программу. Я считаю, что в подобных моему проекту личность ведущего -- не главное. В конце концов, это неделикатно: полпрограммы показывать себя, а пол -- героя. Что же до моей концепции… По-моему, вопрос о концепции моей программы мне задают с 1987 года. При этом я всегда вздрагиваю, так как у меня нет на него ответа. Кроме одного -- проект должен быть интересным.

-- И коммерчески выгодным…

-- Теперь это непременное условие любой программы. Но, поверьте, я никогда в жизни не занимался коммерцией. Думаю, и в Украине, и в России проблемы на телевидении одинаковые -- финансовые. Но… Ладно, оставим это. Кроме того, наше телевидение чрезвычайно деградировало. Некое массовое отупление. В Москве по ОРТ в самое рейтинговое время идут программы для дегенератов! «Моя семья», «Идеальный мужчина»… Их ведет наш депутат Госдумы Валерий Комиссаров. Они для людей, которые вообще не хотят думать. Это беда! И скоро скажется на подрастающем поколении. Да, это приносит деньги. Но мозгам ничего, кроме вреда.

-- Теперь понятно, почему вы появились в Украине.

-- Вы думаете, у вас ситуация с телевидением лучше? Боюсь вас разочаровать. На самом деле мне просто интересно делать то, что выходит на вашем Национальном канале. Тем более, что я работаю с достаточно профессионально интересной группой. Они все из Украины. Москаль один я. Мы всегда шутим -- москали, хохлы. Но, по правде говоря, не хотелось бы, чтобы эти шутки перенеслись в реальную жизнь. Поверьте, это ранит. Моя жена Консуэло Сегура -- наполовину испанка, наполовину украинка. Она родилась в Западной Украине. И последние десять лет я живу на даче в окружении друзей большей частью тоже из Западной Украины.

-- Вы живете не в Москве?

-- У меня есть квартира в Москве. Но лет десять назад я купил участок и построил дом в 100 километрах от Москвы в деревне Старая Руза. Ее еще называют музыкальной деревней, потому что в разные годы там жили почти все известные советские музыканты. В Старой Рузе находится Дом композиторов. Там я и провел детство.

-- И часто вас можно увидеть на собственном огороде?

-- Очень часто. Поверьте, я не перетруждаю себя работой…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...