ПОИСК
Культура та мистецтво

Автор сериала «убойная сила» андрей кивинов: «я до сих пор не уверен, что мое призвание -- писать книги

0:00 31 січня 2001
Інф. «ФАКТІВ»

Сотрудники российских и украинских правоохранительных органов не устают твердить о том, насколько правдиво показаны будни «многострадальной милиции» на страницах произведений Андрея Кивинова. А сериал «Убойная сила», который снимается по его сценариям, по праву считается одним из лучших сериалов конца двадцатого века. Тем не менее «звездной» болезни у известного писателя не наблюдается -- на интервью с корреспондентом популярной украинской газеты он согласился сразу. Наша беседа с этим очень обаятельным и открытым человеком в уютном питерском кафе больше напоминала общение давних приятелей.

В Америке, как и в России, в полицию идут не ради денег

-- Андрей, сериал «Улицы разбитых фонарей» вначале снимался по вашим книгам. Почему вы перестали писать для него сценарии, а «под вас» стали работать другие сценаристы?

-- Мои книги легли в основу сериала, а я тогда работал в милиции и для писательства просто не хватало времени. Когда книги закончились, уже без моего ведома приглашали сценаристов, которые работали «под меня». Мне об этом даже никто не сообщал. Среди новых серий есть и удачные, и не очень. А теперь на ОРТ мне предложили писать сценарии для нового сериала.

-- Ходит множество слухов о достаточно кабальных условиях контракта, который заключила с вами эта телекомпания. Насколько они правдивы?

-- Я не считаю их кабальными. Более того, в контракте есть условие, которому неукоснительно следует телекомпания -- сериал будет сниматься лишь до тех пор, пока у меня будет желание писать, у творческого коллектива -- снимать, а у ОРТ -- продолжать с нами работать.

-- Ответьте, пожалуйста, на заземленный, далекий от творчества вопрос: на гонорар, полученный за сценарий одной серии от крупнейшей телекомпании России, можно купить машину, яхту, дом в Питере или хотя бы квартиру?

-- Нет, ну что вы! Я скажу достаточно обтекаемо: мой гонорар даже не дотягивает до месячного дохода российского бизнесмена средней руки. А позволить… Наверное, можно в ресторане посидеть. Хотя, я не любитель такого рода развлечений и в рестораны хожу крайне редко, в основном если приглашают и неудобно отказаться. А все остальное -- вряд ли. Разве что купить бензин для машины и безбедно прожить некоторое время, но без суперроскоши.

-- Три серии «Убойной силы-2» снимались в Америке режиссером Родионом Нахапетовым, и вы с ним во время съемок очень тесно общались. На ваш взгляд, насколько удачно у него там сложилась жизнь?

-- Прежде чем поехать в Америку, я прочитал книгу мемуаров Нахапетова «Влюбленные» -- и многое о нем узнал. Но вы же понимаете, что за десять дней общения сложно определить, как живется человеку в чужой стране. В душу-то все равно не заглянешь. Внешне у Родиона все благополучно. Есть семья, в которой достаточно теплые, хорошие отношения, работа -- он сейчас снимает. Хотя, до уровня тех же голливудских продюсеров, сценаристов и режиссеров ему еще ох как далеко. И в своих мемуарах он об этом как раз и пишет. Иногда ему было настолько тяжело, что возникало желание взять билет на самолет и уехать в Россию. Но сейчас все как-будто наладилось. Судить можно даже по тому, как он снял наши серии, располагая тем финансовым мизером, который предложило ОРТ. Получилось очень красочно и зрелищно. Во всяком случае, мне понравилось.

-- С кем-нибудь еще из наших бывших актеров или режиссеров вы встречались в Штатах?

Нет, к сожалению.

-- А со звездами американского кино?

-- Да там не до этого было. Я встречался больше с американскими полицейскими -- по работе.

-- Они, конечно же, отличаются от своих российских коллег…

-- С одной стороны, у копов намного выше уровень технической оснащенности, сплошная компьютеризация. Но с другой, они, как мне кажется, из-за этого немножко разучились думать. В той же Полицейской академии преподают не по книгам, а по видеокассетам, объясняя это тем, что так проще. И, соответственно, какие-то элементарные вопросы, которые всякий раз возникают в процессе работы и решаются нашими ментами довольно-таки легко, там решить не могут.

Я ездил в Штатах на патрульной машине с самыми обычными ребятами, которые работают в «черном» неблагополучном районе, и спрашивал у них: «Почему вы пришли в полицию? Что вас влекло -- призвание, деньги?» Мне отвечали: «Нет, не деньги, поскольку раньше я зарабатывал значительно больше, и не призвание. А, скорее всего, романтика. Многих приводит в полицию именно она». Совсем как наших милиционеров, которые получают очень смешные зарплаты. Кстати, я разговаривал с сотрудниками американского «убойного» отдела, и хочу сказать, что нагрузка у них значительно больше, чем у нас. У них ведь нет института следствия, как в России, а уголовный розыск и следствие объединены. Этим занимаются детективы. Они сами ищут преступника, затем передают дело в суд, да еще и всякой писанины хватает. Следствие длится по полгода, а то и по году, как и у нас.

-- Какое самое сильное впечатление у вас осталось от Америке?

-- Лос-Анджелес -- далеко не вся Америка. Но первое, что бросается в глаза, -- отсутствие днем людей на улицах и огромное количество машин. Мы ходили как бы по мертвому городу. Ну, а вечером такое ощущение словно попал в американский фильм. К тому же, Лос-Анджелес -- город кино. Там процентов восемьдесят жителей работает на киноиндустрию. Как премьера -- так весь город разукрашен огромными плакатами, размерами с небоскреб. А еще меня поразила очередь, растянувшаяся на пятьсот метров, на фильм с Томом Крузом «Миссия невыполнима-2». Это было в будний день, на вечерний сеанс. Вот вам и страна без очередей. Но я так и не смог посмотреть этот фильм -- не было времени стоять за билетами.

«Я не хотел публиковать первую повесть -- думал, что меня за это, как минимум, уволят»

-- Андрей, у вас нет проблем с «тяжким бременем славы»?

-- Меня в лицо мало кто знает -- и хорошо. Можно спокойно в метро ездить. Правда, много писем приходит. Но это приятно.

-- В какой момент, работая оперативником в Кировском районе, вы поняли, что ваше призвание писать книги?

-- Я до сих пор не уверен, что это мое призвание. Просто так получилось, что за пять лет работы в отделе накопилось огромное количество материалов, и я стал писать для себя. А в начале девяностых, когда стали выходить более-менее бесцензурные книги, я написал для своих ребят-оперов короткую повесть и однажды во время застолья ее прочитал. Мы посмеялись, и на этом я собирался крест поставить. Конечно, никакого желания публиковать не было, поскольку думал, что меня, как минимум, за это уволят. Уж слишком откровенно я там все излагал.

К издателю повесть попала совершенно случайно. Прочитал ее мой шурин-журналист, и стал уговаривать меня ее опубликовать. В маленьком питерском издательстве, куда я решился отнести повесть, предложили дописать ее до нужного объема. Вот так в 1994 году вышел первый мой сборник. Он достаточно хорошо пошел, поскольку там все о Питере. А дальше совпали желания -- издателей и мое -- продолжать работу. Увидели свет восемь моих сборников. Пять лет я совмещал свое хобби с работой в милиции. Будни отдавал милиции, а в выходные писал. Последняя моя должность -- начальник отдела по раскрытию убийств Кировского РУВД. Я уволился в чине майора.

-- С чьей-то легкой руки Питер назван «криминальной столицей России»…

-- Не знаю, как насчет легкой, а с глупой -- точно. Как профессионал я даже не хочу комментировать это, с позволения сказать, определение.

-- Когда вы работали в «убойном» отделе, удавалось раскрывать громкие дела?

-- Конечно, они были. Но это не лично моя заслуга, а коллективный труд, и он далеко не такой романтичный, как показано в книгах и фильмах. Это тяжелая рутинная работа…

-- Расскажите о наиболее интересных случаях.

-- В 1996--1997 годах в нашем районе произошли два убийства по газетным объявлениям. Киллер дает объявление такого содержания: «Ищу работу с риском». Первое убийство -- дочка заказала мать через газету, а второе -- муж заказал жену и тещу из-за квартиры. Оба преступления были раскрыты, виновные осуждены. Вот такая фабула.

Когда мы расследовали первое дело, с нами везде, начиная c выезда и заканчивая раскрытием, присутствовал режиссер Искандер Хамраев, который должен был снимать одну из серий. На квартире убитой женщины он увидел дочку, которая, смахивая слезу, пыталась нам объяснить, что, мол, вышла на полчаса погулять, вернулась -- а мама убита, квартира ограблена. Но призналась она буквально за сорок минут, поскольку оперативники заметили по ее поведению, что здесь что-то не так.

Режиссер тогда поразился: «Надо же, я никогда не думал, что люди вот так просто признаются в убийствах».

Второе убийство было раскрыто так. Киллер совершил ошибку. Он позвонил заказчику после убийства и доложил, что работа выполнена, а у того стоял определитель номера с памятью. Когда ребята пришли к подозреваемому, они просто списали все номера и таким образом вышли на киллера.

Еще наш отдел разоблачил Герасименко, совершившего девять убийств. Молодой парень -- житель Москвы -- организовал банду, которая убивала владельцев квартир.

«Лежит совершенно голая женщина -- и даже не изнасилованная»

-- Жители Украины у вас не проходили по особо тяжким преступлениям?

-- Было одно интересное дело. Парень скрывался в Питере за дезертирство у знакомых девушек. И каким-то образом втерся в доверие к одной пожилой женщине, представившись массажистом. Массаж он и приблизительно не умел делать, но ей его манипуляции нравились. В очередной раз придя к этой женщине, он заколол ее спицей и забрал из квартиры какую-то мелочь. Так вот, вышли мы на него только благодаря тому, что он ее не одел. Лежит голая женщина, со спицей в груди -- и никаких следов насилия. Предположили, что это массажист, и в записной книжке хозяйки нашли телефон убийцы.

Среди ребят, с которыми я работал в «убойном» отделе были украинцы. Например, Саша Бутрик. А еще я переписываюсь с осужденными, отбывающими наказание в Черниговской милицейской зоне, с одним из них даже заочно подружился. Кстати, в будущем году он освобождается, и я надеюсь, что мы встретимся.

-- Ваши герои часто действуют не благодаря обстоятельствам, а вопреки…

-- У меня это еще очень мягко показано. На самом деле, все еще более вопреки. К сожалению, в органах действительно много маразма. Не знаю, чем он вызван. То ли нашим менталитетом, то ли общей системой, которую очень сложно сдвинуть с места. В милиции масса проблем, и я об этом пишу. Как раз о маразме в нашей системе и будет идти речь в серии «Кредит доверия». Конечно, сам детективный сюжет я почти полностью придумываю, а вот атмосферу беру из жизни. Поэтому и называю свои книги не детективами, а скорее производственными романами. Мне намного интереснее писать не о том, кто кого убил, а о том, как работает милиция, что там делается.

-- … И все милиционеры такие умные и обаятельные.

-- Ну что вы! Здесь опять-таки работает закон жанра. Конечно, много в милиции лишних людей, и, прямо скажем, дураков. В этом плане самая моя наболевшая вещь -- «Мент обреченный». Она почти без юмора и с плохим финалом.

-- Сколько книг в год вы пишете?

-- Не больше одной. Так, чтобы не халтурить.

 


1394

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.