ПОИСК
Події

Явных криминальных элементов легче встретить на улицах киева, чем в америке

0:00 28 вересня 2000
Впервые в истории американской Национальной академии ФБР ее выпускником стал гражданин Украины и рассказал много интересного «ФАКТАМ»

В сорока милях от Вашингтона на базе морской пехоты США есть заведение, куда стремятся попасть многие американские полицейские и федеральные агенты. Известно несколько случаев, когда сюда приезжали всего за несколько месяцев до пенсии, чтобы сесть за парту. А некоторые «копы» не уходили в отпуск по пять-шесть лет, чтобы потом потратить накопленное время на пребывание здесь -- в Национальной академии ФБР.

Здесь учились представители 130 стран мира, но до недавнего времени не было ни одного гражданина Украины. И наконец-то лед тронулся: преподаватель кафедры уголовного права Украинской национальной академии МВД Андрей Савченко был избран из огромного количества соискателей и не уронил престиж нашей страны. Он вернулся на родину, окончив американскую академию ФБР с отличием.

«Преподаватели академии считают правилом плохого тона забыть или неправильно произнести имя студента»

-- Одиннадцать недель, которые я провел в Национальной академии ФБР, запомнятся на всю жизнь, -- рассказывает Андрей Савченко. -- То, что удалось увидеть собственными глазами, сломало все стереотипы, которые сложились после просмотров американских фильмов. Поначалу мне приходилось удивляться всему подряд. Представьте себе: в первый день в общежитие, где нас поселили, пришел старший преподаватель и спросил каждого новичка, как к нему обращаться на занятиях. В нашей группе, например, была девушка, которая попросила, чтобы ее называли «honey», что на русский язык можно перевести, как «милая» или «лапочка».

Возможно ли такое в наших учебных заведениях? К нам всегда обращались: «Курсант такой-то» -- и никаких «лапочек»! Здесь же уважают вас, прежде всего, как личность. Преподаватели считают правилом плохого тона забыть или неправильно произнести имя студента. Я для удобства попросил, чтобы меня называли Энди.

Одним из множества требований для того, чтобы попасть в академию ФБР для иностранцев, было отличное знание английского языка. Во время экзаменов, на которых присутствовали представители посольства США, Андрей показал лучший результат. Однако, приехав в Америку, он потратил целую неделю, чтобы научиться понимать американцев и научить их понимать его.

-- Да что там я, -- улыбается Андрей Владимирович. -- Они сами себя иногда не понимают. В Штатах очень специфический английский. Но зато это была очень хорошая практика. Потом я уже спокойно смог побеседовать с самим директором ФБР США Льюисом Фри, который приехал в академию без всякой охраны только для того, чтобы побегать. Бег для американцев значит очень много.

-- Интересно, о чем вы беседовали с шефом ФБР?

-- Когда господин Фри узнал, что я из Украины, он сказал: наша страна в Америке ассоциируется прежде всего с Чернобылем и Лазаренко. Он сказал также о том, что собирается зимой приехать в Киев, и пожал мне на прощание руку. Мы даже сфотографировались вместе. Шеф федерального бюро расследований -- очень демократичный человек. Любой мог бы подойти и пообщаться с ним.

Для изготовления «химической ловушки» на практических занятиях испортили тысячу настоящих долларов

-- На практических занятиях здесь все происходит по-настоящему, -- продолжил свой рассказ Андрей Владимирович. -- Один раз, объясняя принцип действия химической ловушки, наш преподаватель взял пачку банкнот, в которой было сто десятидолларовых купюр и проделал в ней дырку. Я тогда удивился: зачем портить настоящие деньги, когда можно использовать для занятий «куклу» -- пачку с фальшивыми долларами? Американцы же, в свою очередь удивились моей реакции. «У нас все должно быть по-настоящему», -- ответили мне. Они даже и мысли не допускали, что можно для практических занятий использовать фальшивые деньги.

В академии все построено на доверии. Здесь достаточно насыщенная учебная программа -- надо прочитать большой объем литературы. Для этого в студенческом городке есть хорошая библиотека. Но она резко отличается от наших книгохранилищ. Дело в том, что любой студент может прийти сюда в любое время суток и выбрать для себя какую угодно нужную книгу. При этом здесь… нет библиотекарей! Никто не ведет учет того, что вы унесли из библиотеки и когда вернете. Никто даже не сомневается, что взятую книгу в положенный срок поставят на место.

Здесь никогда не закрываются двери в комнатах общежития. За всю историю академии ФБР -- с 1935 года! -- на ее территории не было ни единого случая кражи.

Стереотипы ломались на каждом шагу. Из фильмов мы знали, что белый человек рискует жизнью, оказавшись в каком-нибудь этническом квартале. Я с друзьями бывал и в Чайна-тауне, и в местах компактного проживания афроамериканцев и хочу сказать, что легче встретить явных криминальных элементов на улицах Киева, чем в Америке. К тому же, многие американцы прямо-таки помешаны на вежливости. Если кто-то, обгоняя, заденет вас случайно плечом, то обязательно остановится и извинится первым. Я почти не слышал на улицах матерных ругательств. Самое распространенное выражение: «Oh, men!» (то есть: «о, человек!»). Честно говоря, первое время я и сам себе не верил.

Еще один распространенный стереотип: американские «копы» часто стреляют по преступникам изо всех видов оружия. Я жил в одной комнате с немолодым капитаном полиции, который рассказал, что стрелять приходится очень редко: «Мы всегда в первую очередь стараемся действовать убеждениями и открываем огонь по преступнику в самом крайнем случае. Оружия у нас хватает. Некоторые полицейские носят с собой по три пистолета на всякий случай. Один -- в кобуре, другой подмышкой, а третий прикрепляют на ноге».

Кстати, уж если «копы» стреляют, то делают это наверняка. Студентам в академии был показан документальный фильм, как два патрульных буквально изрешетили пулями преступника, решившего пострелять в них. Огонь на поражение был открыт безо всяких предварительных выстрелов вверх и словесных предупреждений. Никаких последствий этот расстрел не вызвал: на патрульных машинах всегда закреплена видеокамера, и можно довольно легко определить, кто первым начал стрелять и правомерно ли «копы» применили оружие.

«Американцы все чаще отделяют украинскую мафию от русской»

-- Один из предметов, которые нам читали в академии, был посвящен особенностям бандформирований по национальным признакам, -- говорит Андрей. -- Очень жаль, что в наших милицейских академиях нет подобных занятий. Я научился определять по рисункам на стенах домов, какая группировка контролирует тот или иной район. Принадлежность к определенной преступной группе в Америке можно определить даже по обычной спортивной майке.

-- Различаются ли как-то еще между собой представители различных этнических группировок?

-- Азиаты, например, очень любят фотографироваться с оружием. Это для них что-то вроде обычая. Много узнал я и о русской мафии, к которой американцы причисляют всех преступников -- выходцев из бывшего СССР. Но в последнее время здесь все чаще говорят об украинской мафии, отделяя ее от русской. Наши бандиты завоевывают все больший авторитет в криминальных кругах. Они занимаются в основном рэкетом, нелегальным бизнесом, сутенерством, перепродажей автомобилей и контролем над проституцией.

Славянских бандитов здесь побаиваются. Дело в том, что если итальянские мафиози никогда не убьют полицейского -- это у них запрещено кодексом чести, то русская мафия здесь отличается жестокостью и непредсказуемостью.

Все вновь прибывшие в академию в обязательном порядке сдают зачеты по физкультуре, после чего формируются группы, в которых студенты будут заниматься физической подготовкой. Самым сильным выдают черные майки -- для них предусмотрены и самые большие нагрузки. Наиболее слабые ходят в красных. Андрей доказал еще раз, что он не случайно представлял Украину в США, -- он попал в группу сильнейших.

-- Некоторые дисциплины были засекречены для иностранцев, -- улыбается Андрей. -- Дело в том, что ФБР, кроме всего прочего, выполняет еще функции контрразведки, потому такой предмет, как «работа с информаторами», нам посещать не разрешалось.

Иностранных студентов начали принимать в Американскую национальную академию ФБР с 1962 года. Но в то время никто из милиционеров Советского Союза не мог даже и мечтать, чтобы поучиться здесь. Сначала в США делали ставку на дружественные страны, такие как Мексика и Пуэрто-Рико. Первые представители из СССР смогли попасть в академию только после распада советской империи. Сначала пригласили нескольких прибалтийцев, потом россиян. До Украины дошла очередь только в этом году.

-- Бесспорно, обучение в Национальной академии не только престижно, но и полезно, -- убежден Андрей. -- О некоторых дисциплинах у нас никогда даже не слышали. Например, знаете ли вы, что такое «менеджмент в правоохранительных органах»? Тут, действительно, со многим сталкиваешься впервые. Ну и, конечно же, огромный опыт перенимаешь, общаясь с американскими полицейскими. По многим вопросам у них работа пока поставлена лучше. Но, я думаю, что когда-нибудь и в нашей милиции будут получать по 85 тысяч долларов в год.

Выпускник академии может принимать участие в совместных международных операциях ФБР США

-- Вот вы и получили диплом об окончании академии. Что дальше?

-- Американские полицейские, окончив академию ФБР, получают очередные звания, становятся специальными агентами, а мне пока остается применить свои знания в преподавательской практике.

-- А вы не думали перейти на оперативную работу?

-- Вообще-то теперь я имею право принимать участие в совместных международных операциях ФБР США на территории нашей страны, но вряд ли в ближайшее время возникнет такая необходимость. Американцы пока не планировали каких-либо операций совместно с Украиной.

Я думаю в перспективе заняться научной работой и надеюсь, что знания, полученные мной за время обучения в Национальной академии, еще пригодятся нашей стране. Не зря же меня отправляли учиться!

385

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів