БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Трагедия

Сестра растрелянного украинского офицера: «Даже когда Крым захватили оккупанты, Стас старался не говорить о россиянах плохо»

8:00 12 апреля 2014 12104
Станислав Карачевский

Вчера в Бердянске похоронили расстрелянного российскими военными украинского офицера Станислава Карачевского. Тем временем убийцу… отпустили из-под стражи

В начале недели «ФАКТЫ» сообщали, что в Крыму российский военный расстрелял украинского офицера. Инцидент произошел в ночь на 7 апреля в поселке Новофедоровка Сакского района в общежитии, где проживали украинские авиаторы. Безоружного майора Станислава Карачевского убили двумя выстрелами в упор.

До сих пор до конца не известно, что стало причиной такой жестокости. Российская пресса поспешила оправдать действия своих военных, сообщив, что украинский офицер якобы был пьян. Между тем военнослужащие — жители общежития, с которыми пообщались «ФАКТЫ», утверждают: ни погибший Станислав, ни похищенный россиянами сослуживец Артем Ярмоленко не употребляли спиртного. Позже это официально подтвердили в Министерстве обороны Украины.

«В тот день мы собирали вещи — те, кто остался верен Украине и не перешел на сторону России»

Станислава Карачевского застрелили на лестничной площадке на третьем этаже общежития. Это произошло на глазах у его сослуживца Артема Ярмоленко. Артем — единственный, кто мог бы рассказать об инциденте от начала до конца. Но вот уже четвертый день он не выходит на связь — расстреляв Станислава, российские военные жестоко избили Артема и увезли в неизвестном направлении. Даже в Министерстве обороны Украины до сих пор точно не знают, где он сейчас.

*Дети погибшего офицера пока еще не знают, что их папы больше нет

— По последней информации, его удерживают на гаупвахте в Севастополе, — сообщил заместитель начальника Управления прессы и информации Министерства обороны Украины Александр Мотузяник. — Россияне никого к нему не пускают. Но мы точно знаем, что Артема сильно избили.

— Видимо, так и есть, — говорит сослуживец Артема Ярмоленко и Станислава Карачевского, попросивший не называть в газете его имени. — Не думайте, что я от кого-то скрываюсь. Просто уже сегодня вместе с другими военнослужащими переезжаю в Николаев, но мои жена и дети пока остаются в Крыму. Не хочу подвергать их опасности. А после случая со Стасом я не удивлюсь, если вооруженные оккупанты, увидев мою фамилию в газете, заявятся к моей семье. В тот момент, когда все случилось, я находился в общежитии. Как все, готовясь к переезду, собирал вещи и вдруг услышал какие-то хлопки, напоминающие выстрелы.

Выхожу — а в общежитии уже летают светошумовые гранаты. По коридорам с этими гранатами бегают российские военные. «Что они здесь делают? — кричали наши. — Что случилось?!» Россияне не реагировали, продолжая штурмовать наше общежитие. Потом раздались выстрелы. Наши соседи побежали на звук. За ними — их перепуганные жены. Прибежав на третий этаж, мы увидели расстрелянного парня. Он весь был в крови и уже не дышал. «Нет, не может быть! — обливаясь слезами, закричала жена нашего офицера Артема Ярмоленко. — Это мой Артем, его убили!» Ребята ее остановили. Она ошиблась — это был не Артем. Убили его лучшего друга Стаса Карачевского.

Артема я увидел уже на улице. Он лежал на асфальте, российские военные зверски избивали его ногами. Нас не подпустили. Видя, что Артема бьет дрожь, я хотел хотя бы передать ему куртку. Но Артема взяли за руки и, затолкав в машину, увезли. С тех пор мы его не видели.

— Но почему похитили именно Артема? И как оккупанты вообще оказались в вашем общежитии?

— Полностью восстановить картину произошедшего сможет только сам Артем. Надеюсь, его все же освободят. Мы пытались установить истину по разрозненным рассказам очевидцев. Как рассказали ребята, штурму нашего общежития предшествовал конфликт. В тот день мы все уже собирали вещи — те, кто остался верен Украине и не перешел на сторону оккупантов, через несколько дней должны были ехать в Николаев. Станислав жил не в общежитии, он пришел туда, чтобы помочь Артему собираться.

Неподалеку от общежития возле контрольно-пропускного пункта нашей воинской части стояли оккупанты. Наши ребята проходили мимо. Тогда-то между ними и российскими военными произошла словесная перепалка. Кто и что кому сказал, неизвестно. Известно только, что наши ребята были безоружны. Я знаю их не первый год и никогда не видел, чтобы они лезли на рожон. Таких сдержанных и уравновешенных людей, как Стас, еще нужно поискать. Скорее всего, оккупанты начали их оскорблять (такое и раньше случалось), а Артем или Стас что-то им ответили и ушли. Российские военные начали их догонять. Ребята забежали в общежитие. Оккупанты — за ними. Артем спрятался в одной из комнат, а Стас не успел — убийцы настигли его на площадке и в упор расстреляли из автомата. Попали в шею и в глаз.

Оккупанты успели заметить, в какую из комнат забежал Артем. Выломали двери и начали его избивать. Вы спрашиваете, откуда такая жестокость? Так российские военные относятся ко всем, кто остался верен Украине. Они готовы нас за это уничтожить.

— Похоже, российская сторона начала практику внесудебных расправ в отношении украинских военнослужащих, оставшихся верными воинской присяге и отказавшихся перейти на сторону России, — комментирует ситуацию директор департамента информационной политики МИД Евгений Перебийнис. — Этот случай может стать началом практики «зачисток», которые использовались Вооруженными силами Российской Федерации в ходе так называемой контртеррористической операции на Северном Кавказе в Чечне.

«Узнав о переезде в Николаев, Стас очень обрадовался: «Наконец-то появилась какая-то определенность»

Тело погибшего Станислава Карачевского оккупанты забрали с собой. И только вчера согласились отдать его родным. У Станислава остались молодая жена Ольга и двое маленьких детей — шестилетний сын Владислав и пятилетняя дочка София.

— Первой о трагедии узнала Оля, — говорит младшая сестра погибшего Екатерина. — Стас должен был прийти домой вечером, но даже ночью не появился. Его телефон не отвечал. Оля знала, что он пошел к Артему, чтобы помочь ему собрать вещи. Но Артему тоже не дозвонилась. Свои вещи брат собрал еще раньше. Он сделал это сразу после того, как им сказали о переезде в Николаев. Стас очень этому обрадовался. «Наконец-то появилась какая-то определенность!» — сказал мне по телефону. Незадолго до оккупации россиянами Крыма Стасу сказали, что он наконец получит квартиру. До этого они с женой и детьми жили на съемной. Россияне тоже обещали ему жилье. Но Стас даже мысли не допускал о предательстве. И обрадовался предложенной ему в Николаеве казарме. «Материальное приходит и уходит, — сказал. — Ну и что с того, что без квартиры? Зато мне не стыдно смотреть в глаза своим детям».

Брата угнетало предательство сослуживцев. Стас рассказывал, что когда их часть оккупировали, некоторые его товарищи тут же выразили готовность служить российской армии. «Уходя, они старались не смотреть нам в глаза», — рассказывал Стас. Брат презирал предательство, но прилюдно никого не осуждал. Даже о россиянах никогда не говорил плохо: «Это военные, которые выполняют приказы. Но они тоже люди и не станут нас убивать». Не знаю, может, так он просто пытался нас успокоить… Чтобы мы не переживали, всегда старался отвечать на звонки.

Даже когда их часть уже штурмовали оккупанты, сказал мне по телефону: «У нас все в порядке. Только я сейчас немного занят. Давай попозже перезвоню». Зайдя в интернет, я прочитала, что российские военные пошли в наступление…

Это были самые тревожные дни в моей жизни. И я, и жена Стаса Оля практически не спали, сутками следили за новостями в интернете. И только в конце прошлой неделе, узнав, что Стаса переводят в Николаев, успокоились. Казалось, что опасность миновала.

— Только я одна почему-то волновалась, — говорит теща Станислава Светлана. — Как будто чувствовала, что случится беда. О том, что нашего Стаса больше нет, дочке сказали под утро. Сослуживцы Стаса боялись ей звонить, не знали, как сообщить о беде. Дочка еще до конца не осознала, что мужа больше нет. Сегодня они должны были отпраздновать девятилетнюю годовщину свадьбы. А в следующую субботу Стасу должно было исполниться 33 года. Владик и Соня постоянно спрашивают, где папа. Мы сказали, что папа уехал в Николаев. «Так почему тогда не звонит?» — недоумевают ребятишки. «Папа вас очень сильно любит», — еле сдерживая слезы, прошептала дочка.

— Отправляясь к Артему, Стас собирался взять с собой сына, — вспоминает Екатерина. — Владик очень просил, но брат в последний момент передумал. Страшно подумать, чем это могло бы закончиться.


*У Станислава Карачевского остались жена и двое маленьких детей

«Одноклассников и друзей погибшего возмущает ложь в российских СМИ о «пьяной драке»

Вчера Станислава Карачевского похоронили в родном Бердянске Запорожской области. В холле Бердянской общеобразовательной школы № 5, где учился погибший офицер, стоит его фотография, перевязанная траурной лентой.

— Стас был душой класса, — сквозь слезы рассказывает классный руководитель Станислава Надежда Самыличева. — Участвовал во всех мероприятиях и «зажигал» других. Он болезненно относился к несправедливости, но всегда решал проблемы мирным путем. «Стасик, быть тебе дипломатом!» — часто говорила я после очередных ребячьих разборок. А он отвечал, что хочет быть только военным. Говорил: «Родину хочу защищать!» И это звучало не пафосно, а очень искренне. Но думали ли мы, что ему в самом деле придется ее защищать? Стас был серьезным и целеустремленным. Занимался плаванием и баскетболом, посещал кружок интеллектуальных игр в клубе «Современник», участвовал в предметных олимпиадах. Даже в сложном подростковом возрасте ни разу не пробовал курить, был безразличен к алкоголю.

Приезжая в Бердянск, Стас обязательно заходил в родную школу, а в прошлом году сам организовал встречу выпускников. Я спрашивала, как ему служится. Стас говорил, что не все просто, но он старается делать свое дело честно и добросовестно. А каким он был чудесным отцом! Как трогательно рассказывал о первом зубике дочки, о первых шагах своих малышей… Сейчас мне все время звонят его одноклассники, спрашивают, как можно помочь семье Стаса.

— Его одноклассников и друзей возмущает ложь в российских СМИ о «пьяной драке», — говорит бывшая одноклассница Станислава Ольга Азарова. — Мы хорошо знаем Стаса — он никогда не пил и не курил. Даже на встречах выпускников не прикасался к выпивке. То, что пишут российские издания, — это абсурд.

Мы со Стасом не так часто общались, но переписывались в «Одноклассниках». Когда начались события в Крыму, он написал, что остается верен присяге Украины.

Инцидент расследует следственный комитет Российской Федерации. Уже известно, что Станислава Карачевского убил военнослужащий Черноморского флота России, младший сержант Зайцев. Сразу после инцидента Зайцева задержали, но потом… отпустили из-под стражи. Сейчас убийца Станислава на свободе. Украинских военных к расследованию не допускают.

P. S. Ольга Карачевская с детьми пока остается на съемной квартире в Новофедоровке.

Тем, кто может помочь семье погибшего офицера, сообщаем счет сестры Станислава в «Приватбанке»:

5 167 987 201 010 671

Порфилова Екатерина Владимировна

Фото из семейного альбома

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров