БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

«олег антонов хотел назвать «тарасом бульбой» свой новый самолет-гигант ан-124, теперь известный во всем мире как «руслан»

0:00 4 апреля 2009 1295
«олег антонов хотел назвать «тарасом бульбой» свой новый самолет-гигант ан-124, теперь известный во всем мире как «руслан»

Ровно 25 лет назад ушел из жизни генеральный конструктор легендарных самолетов Ан-2 (»кукурузник»), «Антей» и «Руслан»

Большинство прославленных советских авиаконструкторов — Туполев, Яковлев, Ильюшин, Сухой — начали создавать собственные самолеты в молодые годы — до сорока лет. Скажем, Сергей Яковлев стал главным конструктором в 29 лет. Олег Антонов создал конструкторское бюро (КБ) в Киеве, когда ему было уже за сорок. Причем начинать пришлось с нуля. Людей не хватало, и Антонов набрал выпускников Новосибирского авиационного техникума — 18-19-летних пареньков! Талантливый авиаинженер Елизавета Шахатуни (вторая жена Антонова) была изумлена. «И с этим «детским садом» ты собрался создавать самолеты?» — спрашивала она мужа. Антонов сделал с ними в Киеве потрясающую крылатую машину — «кукурузник» Ан-2 (он уже более полувека в строю). Причем выпущены десятки тысяч «Аннушек», которые летают даже в Америке, где есть много своих великолепных самолетов. Но еще более впечатляющим стало создание под руководством Антонова крупнейших и одновременно лучших в мире транспортных самолетов — АН-12, «Антей», «Руслан».

«Антонов отказался от Звезды Героя Социалистического Труда в пользу своего заместителя»

Мировая известность пришла к Олегу Антонову в июне 1965 года на одном из самых престижных авиасалонов во французском Ле-Бурже. В разгар его проведения в небе появился Ан-22 «Антей» — самый большой на то время самолет. Это был сюрприз советской делегации. Об «Антее» за границей не знали. И вот эта громадина проносится над полем, где бесконечными рядами выстроились самолеты и вертолеты из разных стран. Летчик-испытатель Юрий Курлин, возглавлявший экипаж «Антея», получил указание специально пройти над аэродромом на малой высоте — для пущего эффекта. Публика — несколько сотен тысяч человек — и специалисты были потрясены, все внимание было приковано к «Антею». В его «чреве» привезли космический корабль «Восток» и новинки советского автопрома — львовский автобус ЛАЗ и вездеход УАЗ, на котором, кстати, Юрий Курлин разъезжал тогда по Парижу.

Антонов сразу после приземления самолета-гиганта организовал пресс-конференцию прямо внутри его фюзеляжа. Там разместились более 300(!) журналистов. Олег Константинович удивил их тем, что на французском говорил бегло, без запинок и почти без акцента. Ведь авиаконструктор — из дворян, язык досконально выучил еще в детстве. В зрелые годы овладел еще и английским.

Ну а на следующий день «Антей» совершил демонстрационный полет с выключенными двумя из четырех двигателей. Западные пресса и телевидение расточали комплименты самолету и его конструктору.

За создание «Антея» Антонова и одного из лучших рабочих конструкторского бюро Владимира Науменко (ныне здравствующего) представили к званию Герой Социалистического Труда. Для Олега Константиновича эта Звезда Героя была бы второй, но он написал письмо лидеру СССР Леониду Брежневу с просьбой отдать награду своему заместителю Алексею Белолипецкому. Просьба была удовлетворена.

Прославленная летчик-испытатель Марина Попович (бывшая жена первого космонавта-украинца Павла Поповича) рассказала в интервью «ФАКТАМ», что Антонов выбирал названия своим самолетам и даже имена детям такие, в которых звучит сочетание букв «ан» — «Антей», «Руслан», дети — Ролан, Аня, Андрей. Впрочем, это правило он соблюдал не всегда: самолет Ан-10 назвал «Украина», а младшую дочку — Леной.

- Накануне начала испытаний самолет

Ан-124 еще не имел собственного названия, — говорит Анатолий Леоненко, один из сотрудников Олега Антонова.  — Меня вызвал генеральный: «Хочу с вами как с украинцем посоветоваться, подойдет ли нашему новому самолету название «Тарас Бульба». Украинцы к этому хорошо отнесутся». «Конечно, — отвечаю, — но только, может, какое-нибудь другое имя дадите — уж очень красивая эта машина».  — «Тогда пусть будет «Руслан».

- Я одной из первых узнала о решении генерального остановиться на названии «Руслан», — заявила «ФАКТАМ» Марина Попович.  — Нужно сказать, что я много общалась с Олегом Константиновичем, часто бывала в его доме, мы допоздна беседовали об авиации. Супруга Антонова Эльвира (Олег Антонов был женат трижды.  — Авт. ) немного ворчала, тем не менее они нередко оставляли меня ночевать у себя, ведь разговоры затягивались до полуночи.

«Генеральный угощал гостей своим фирменным блюдом — гренками, посыпанными чесноком»

Олег Антонов пригласил Марину Попович стать испытателем его самолетов, когда прославленная летчица оказалась не у дел.

- История с увольнением из армии вышла нелепая и обидная, — рассказала Марина Попович.  — Я была летчиком-испытателем в звании полковника ВВС, мне хотели присвоить звание Герой Советского Союза. Как раз в это время я поехала в санаторий в Сухуми. Сижу в вестибюле, жду, когда уберут номер. Одна из женщин, работавших в регистратуре, красавица-гречанка, вдруг предложила: «Давайте, я вам погадаю». Сварила кофе, я его выпила, а гущу вылила на поднос. «Вы военная, — заявила новая знакомая, — и у вас какие-то неприятности». Я отмахнулась: «Не фантазируйте, у меня все хорошо». Я тогда еще не знала, что документы о присвоении мне звания Герой Советского Союза попали к командующему ВВС Кутахову. А тот начал кричать, что женщине не место в кабине истребителя, и распорядился уволить меня из армии. Я узнала об этом, позвонив из санатория Павлу (мужу.  — Авт. ). Пришлось экстренно лететь в Москву на прием к министру обороны Соколову. Он оставил меня в армии, но мне все-таки пришлось потом уволиться. Дело в том, что от пережитого я на время перестала на глаз определять расстояние до земли. Прошел год, и вдруг звонок от Олега Константиновича: «Приезжайте в Киев, будете испытывать у меня самолеты».

В Киеве Марина Попович, организовав женский экипаж, установила на «Антее» несколько мировых рекордов. Она входила в круг людей, которых семья Антоновых приглашала к себе на праздники. Антоновы жили в небольшом двухэтажном особняке в районе Святошино на окраине Киева.

- На первом этаже располагался большой зал с камином, — вспоминает Марина Попович.  — Олег Константинович любил возиться с огнем и готовить свое фирменное блюдо — гренки, посыпанные мелко дробленым чесноком. Водку, коньяк Антонов не пил, вообще к алкоголю был равнодушен. Но ради поддержания компании мог пригубить немного легкого вина.

Частыми гостями в доме были знаменитый хирург Николай Амосов, певица Диана Петриненко, другие известные люди. Многих из них привлекла в их компанию супруга Антонова Эльвира Павловна. Они поженились, когда Олегу Константиновичу было 56 лет. Его избранница на 31 год моложе. Все, кто их знал, говорят, что семья была крепкой, дружной. У них родилось двое детей. С предыдущей супругой Елизаветой Шахатуни Антонов расстался до встречи с Эльвирой Павловной. С Елизаветой он сохранил дружбу. Причем бывшая жена продолжала работать в антоновском КБ. С обоими детьми от первых двух браков Олег Константинович поддерживал теплые отношения.

В антоновском КБ до сих пор помнят, как с согласия Эльвиры Павловны Антонов во время отдыха в Коктебеле каждое утро клал букет роз на столик, за которым обедала знаменитая балерина Галина Уланова. Она, вероятно, и не знала, кто из постояльцев санатория дарил ей цветы.

Антонов по этому поводу рассказывал, что его преклонение перед талантом Улановой возникло накануне войны. Тогда в Ленинграде он семь(!) раз посмотрел постановку «Ромео и Джульетты», в которой танцевала Уланова. Антонов был человеком на редкость разносторонним — писал стихи, картины, много читал, мог цитировать страницами произведения Гоголя, занимался спортом, любил путешествовать.

«В кабинете Олега Константиновича писать можно было… прямо на столе»

- Я знал Олега Константиновича тридцать лет, причем последние двенадцать был его заместителем, — говорит ветеран антоновского КБ Василий Теплов.  — Врезалась в память первая встреча с генеральным. Это было в далеком 1954-м. Я только приехал в Киев после учебы в Харьковском авиационном институте. Подходит ко мне Антонов (кстати, на нем всегда был белоснежный, отлично выглаженный халат): «Чем занимаетесь?» Разговаривал со мной ненавязчиво, как бы советуясь. А еще запомнилось, как он умел работать карандашом. Знаете, по тому, как скрипач держит смычок, пианист берет первые аккорды, ты улавливаешь, мастер он или посредственность. Так и с Олегом Константиновичем — уже по тому, как он непринужденно, даже элегантно, красиво проводил линии, сразу видишь в нем профессионала. Он был обаятельнейшим человеком — подчиненные обожали его, и это было мощным стимулом подражать ему.

- Один из сотрудников знаменитого КБ «Южное», где создавали ракеты для ядерного щита СССР, рассказывал мне, что на его предприятии в бытность СССР зарплаты даже у рядовых инженеров составляли 1000-1200 рублей, а начальник отдела получал 3000. Тогда как на обычных заводах платили 200, максимум 300 рублей. У вас предприятие тоже уникальное, работало на «оборонку». Каковы были зарплаты у вас?

- Обычными. В те годы существовали определенные ставки. Скажем, у генерального конструктора — тысяча рублей.

- Это правда, что Антонов за свои деньги купил машину, которой пользовался как служебной?

- Да. И водил ее сам. Другое дело, что хлопоты по выбору автомобиля, его обслуживанию брал на себя один из хозяйственников. Причем Антонов из своих кровно заработанных платил за ремонты, бензин.

- У Олега Константиновича была дача?

- Нет, ему было достаточно сада возле своего дома в Святошино.

- Олег Константинович вникал даже в то, как сотрудники проводят свободное время, — продолжает Василий Теплов.  — В 1950-е я был комсоргом. Мы брали автобус и вместе с генеральным ехали в Кончу-Заспу. Там купались, загорали…

А в 1970-е Антонов даже вылеты организовывал — на небольшом антоновском самолете «Пчелка». Делали несколько рейсов — вначале перевозили семью с любимой собакой — догом. А потом — сотрудников, которые ехали отдыхать вместе с Олегом Константиновичем.

Антонов сам спроектировал свой рабочий кабинет. Одна из изюминок — лампа Чижевского, ионизирующая воздух. Эта лампа насыщает воздух озоном, как после грозы. Мебель по чертежам генерального сделали мастера КБ. Столы для совещаний специально покрыли светлым пластиком — нам нем удобно чертить и писать формулы карандашом.

- Олег Константинович любил усаживаться за большой стол у окна и писал на нем формулы, чертил, — говорит директор Народного музея Авиационного научно-технического комплекса имени Олега Антонова Любовь Ивасенко.  — Бывало, он исписывал весь стол длиной больше трех метров. Уборщица знала, что без разрешения генерального вытирать надписи нельзя.

- Летал ли Антонов на самолетах, которые еще только проходили летные испытания?

- После гибели в воздухе выдающегося авиаконструктора Петлякова это строго запретили, — отвечает Василий Теплов.  — Но Антонов считал, что он должен почувствовать новую машину в полете, поэтому добивался разрешения министра авиационной промышленности летать во время испытаний.

Олег Константинович умер, когда только начиналась работа над супергигантом Ан-225. Эта крупнейшая в мире крылатая машина создана под руководством преемника Антонова Петра Балабуева. Он же и придумал ей имя — «Мрия».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров