ПОИСК
Події

«выполняя поручение главаря группировки, киллер проник в реанимацию больницы, где из двух пистолетов расстрелял раненого подельника на глазах у его жены. После чего спокойно вышел, бросил оружие и укатил в другой город… »

0:00 13 травня 2009
Інф. «ФАКТІВ»
В Апелляционном суде Николаевской области продолжается слушание одного из самых резонансных дел последнего десятилетия

«ФАКТЫ» продолжают следить за слушанием дела по обвинению лидера одной из самых кровавых организованных преступных группировок современной Украины, известного в криминальном мире под кличкой Вася Чеченский, и некоторых его подельников. На счету этого устойчивого международного бандитского формирования — десятки заказных и умышленных убийств, грабежей… Изначально дело было возбуждено по признакам преступлений, предусмотренных целым рядом статей Уголовного кодекса Украины: бандитизм, умышленное убийство, вымогательство, ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт огнестрельного оружия. По ходу расследования выяснялась «многопрофильность» злоумышленников, дело обрастало новыми эпизодами и материалами…

«Для доказательства вины только по одному эпизоду была проведена 31 судебная экспертиза»

- Чтобы расследовать эти злодеяния, выдвинуть конкретные обвинения, правоохранителям пришлось немало потрудиться, — подчеркивает представитель обвинения, сотрудник Генеральной прокуратуры Украины Станислав Лысый.  — Достаточно сказать, что для доказательства вины фигуранта лишь по одному, правда, весьма существенному эпизоду была проведена 31 судебная экспертиза: баллистическая, техническая, дактилоскопическая, иммунологическая, почерковедческая, взрыво-техническая, криминалистическая, генетическая… Не следует сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что в качестве защитников у подсудимых, в особенности у главаря группировки, выступают высококвалифицированные юристы. Они выискивают любую зацепку — для обжалования, оспаривания каждого из постановлений, определений. Хотя, по правде говоря, и адвокатам в этом деле не позавидуешь…

Опытный прокурор имел в виду, очевидно, факты взятия под стражу и арест некоторых защитников, а также заказное убийство адвоката одного из членов банды. Не секрет, что и по сегодняшний день «заказы» главаря выполняются беспрекословно. Об этом неоднократно официально заявляли руководители правоохранительной системы. По словам министра внутренних дел Юрия Луценко, киллеров, совершавших убийства по приказу Васи Чеченского, затем убивают их же преемники. А на свободе до сих пор находятся верные своему патрону «бойцы».

- Большую часть рядовых членов группировки главарь даже не знал, — утверждают члены следственной бригады Генеральной прокуратуры.  — Чеченский действовал через звеньевых, которые самостоятельно определяли исполнителей. Потому-то роль звеньевых в этой криминальной системе была чрезвычайно важна. Ими становились, как правило, опытные, а главное — многократно проверенные «в деле» люди.

РЕКЛАМА

Показателен в этом плане эпизод уголовного дела — история «ликвидации» по поручению Чеченского одного из участников группировки, некоего Цимбала из донецкого звена банды.

Когда милиция вышла на след Цимбала, тот попытался тайно уйти из группировки. Об этом стало известно главарю, последовал приказ: «Устранить!» Поручение дали относительно молодым «бойцам», решив «проверить их в бою». Парни выследили Цимбала в Артемовске, нанесли ему несколько ножевых ранений, однако тот оказался крепким. В результате нападавших задержали, а раненого госпитализировали. Тогда же на место ЧП выехали опытные члены группировки — Якименко, Гридасов и Уржанов. Они проникли в реанимационное отделение больницы. Уржанов забинтовал себе голову, залил повязку зеленкой и йодом и направился в палату, где лежал Цимбал. Войдя, достал два пистолета и прямо на глазах у жены расстрелял раненого подельника.

РЕКЛАМА

Затем спокойно вышел из больницы, снял маскировку, бросил пистолеты в мусорный бак и сел в машину, в которой его дожидались дружки. Подельники рванули на Одессу через Донецк. Пока милиция спохватилась, их и след простыл. Ранним утром в Одессе киллеры делили выручку за этот заказ. Они подтвердили свой высокий класс и незаменимость. А вот задержанным в Артемовске двоим молодым «бойцам», которые не справились с поставленной задачей, суд дал… мизерные сроки.

«В группировку входили хорошо обученные профессионалы — бывшие сотрудники милиции, спецслужб, офицеры»

Дележ ключевых постов в банде Васи Чеченского проходил параллельно процессу передела сфер влияния после заказного убийства Карабаса (Виктора Куливара), непререкаемого лидера одесского криминалитета, выступавшего в качестве своеобразного третейского судьи. Его, поступавшего не только «по понятиям», а и по справедливости (вероятно, в силу этого круг общения у Куливара был весьма обширен: звезды эстрады, олимпийские чемпионы, бизнесмены), расстреляли из автомата «Скорпион» с глушителем. Произошло это ранним утром 21 апреля 1997 года в центре Одессы — у дома № 4 по переулку Асташкина. По сегодняшний день убийство остается нераскрытым. Зато оно открыло «широкую дорогу» для беспрепятственной деятельности вновь созданных бандформирований, а также тех, чья деятельность направлялась из дальнего зарубежья и до поры тормозилась авторитетным Карабасом.

РЕКЛАМА

Генерал-лейтенант милиции Григорий Епур, став начальником УМВД в Одесской области, заявил: «Задержаны члены крупной международной организованной преступной группировки (банды Васи Чеченского.  — Авт. ). Эта группировка весьма многочисленная, с межгосударственными связями, легально реализовывала свою деятельность с целью максимально влиять на экономическо-политические процессы в Одессе. Через одного из наиболее важных ее участников осуществлялась связь одесского криминалитета с истинными хозяевами — руководителями преступных формирований, находящимися в дальнем зарубежье.

Эта группировка давно находится в поле зрения сотрудников Генеральной прокуратуры Украины. Для этого имеются весьма серьезные основания: убийство в 1997 году редактора газеты «Вечерняя Одесса» Бориса Деревянко, похищения главы администрации Киевского района Игоря Свободы, начальника управления правового контроля Одесского горисполкома Сергея Варламова, убийства руководителей акционерного общества «Одесса-чай» Виктора Белоуса и украинско-немецкого совместного предприятия «Бипа-Мода» Аркадия Табачника, ряд других преступлений. В этой цепочке можно указать еще организацию покушения на бывшего мэра Одессы, подготовку взрыва Дома приемов мэрии на Гагаринском плато, где тогда находилось несколько сотен человек. О происходившем могу судить компетентно, поскольку в то время, являясь заместителем начальника областного управления внутренних дел, я возглавлял криминальную милицию. Некоторые лидеры этой группировки находятся на территории стран, законодательство которых не предусматривает процедуру интернирования… »

По словам участников бригады Генеральной прокуратуры, расследовавшей деяния Чеченского, на тот период уже стала известна информация о том, что в эту организованную преступную группировку входили хорошо обученные профессионалы, в недавнем прошлом — сотрудники милиции, спецслужб, офицеры. Упоминались даже не клички, а их конкретные фамилии: Рябошапко, Якименко, Тимков, Попеско, Кубарев, Норенков, Цигельный, Дидыченко, Краснощек, Турчанинов, Варивода, Чабан (многих уже нет в живых, а остальные — осуждены)… Не напрасно же эту банду именовали «ментовской», с мощной «политической крышей».

«За убийством журналиста Бориса Деревянко стоят высшие эшелоны власти»

Спустя четыре месяца после убийства криминального авторитета Виктора Куливара страну потрясла весть о заказном расстреле в Одессе редактора «Вечерней Одессы» Бориса Деревянко. Произошло это ясным летним утром 11 августа 1997 года на достаточно людной улице — Академика Филатова, в полуторастах метрах от редакции. Убили четырьмя выстрелами из пистолета новой на тот период модели, имевшейся на вооружении у спецслужб.

- Несмотря на всю сложность и запутанность данного дела, могу определенно утверждать, что первые же шаги в расследовании были правильными, — констатировал генерал-лейтенант Григорий Епур.  — Мне лично довелось руководить задержанием в Приднестровье Александра Глека — исполнителя заказного убийства Бориса Деревянко. Он тогда рассказал, от кого конкретно получил заказ, откуда оружие. По данным оперативных каналов, на устранение неугодного определенным силам редактора было выделено 100 тысяч долларов. Поэтому нас удивила полученная Глеком за выполнение «заказа» мизерная сумма в 10 тысяч долларов, причем даже не в виде аванса — до убийства, а уже после него…

Гражданин Молдовы Александр Глек ныне также проходит по делу Васи Чеченского. А тогда это был 41-летний спортсмен, выпускник геолого-географического факультета Одесского госуниверситета, на протяжении ряда лет зарабатывал на жизнь, «помогая людям выбивать долги с неаккуратных должников». Он сколотил мини-бригаду, четверых — Петримана, Рябушенко, Бокована и Кукуева — задержали вместе с Глеком по подозрению в убийстве редактора. Все они, по версии следствия, были членами банды Чеченского.

Пятого октября 1998 года прокурором Одесской области было подписано обвинительное заключение против пяти человек, только один из которых — Александр Глек — обвинялся в убийстве Бориса Деревянко. Четверо других проходили по другим статьям и имели отношение к покушению на жизнь некоего Цветкова (осуждены к различным срокам заключения). 16 ноября того же года Глек предстал перед Одесским областным судом. На предварительном следствии он сознался, что убил журналиста, давал показания, но на суде вдруг «пошел в отказ». Тогда же поговаривали о том, что ему «передан привет из-за бугра» — руководство объяснило, как надлежит себя вести. И действительно, уже первые допросы подсудимых на процессе под председательством Юрия Погорилого подтвердили это. Трое из пяти обвиняемых в киллерстве заявили, что их предыдущие показания следователи якобы выбивали незаконными методами.

Здесь бы взять да продемонстрировать видеопленки с задокументированными чистосердечными показаниями обвиняемых, данными в присутствии адвоката и сотрудника Генпрокуратуры. Да и сами подсудимые не возражали против просмотра на процессе видеокассет, но… Вдруг выяснилось, что произведенные с соблюдением надлежащих процедурных требований видеозаписи допросов, изъятия огнестрельного оружия и воссоздания обвиняемым Глеком на местности обстоятельств совершения убийства Деревянко… тщательно стерты. Установить же, кто именно, где и когда «почистил» пять видеокассет, практически невозможно. Ведь 15 томов «киллерского» дела, включая документальную видеозапись, за год трижды «путешествовали» из прокуратуры в суд и в обратном направлении: служители Фемиды настаивали на возвращении дела на доследование…

Убедившись в зале заседаний, что документальная видеозапись допросов утрачена, подсудимые, как говорится, пошли «ва-банк»: вину за собой не признаем, предыдущие показания даны под давлением следователей, поэтому действительны только те сведения, которые сообщаем сейчас, на процессе.

Глек стал утверждать, что именно следователь указал ему накануне следственного эксперимента место убийства редактора Деревянко, а также маршрут «отхода». Отрицал подсудимый и свой приезд в Одессу на рассвете 11 августа. Дальше — больше. На все вопросы Глек отвечал однотипно: «Давать нужные ответы меня вынуждали в милиции», «Начальник облуправления милиции Григоренко говорил мне: «Если не возьмешь убийство Деревянко на себя — до суда не доживешь», «Я боялся: под угрозой была жизнь моя и моих детей»…

Милиция пыталась опровергнуть домыслы Глека, утверждая, что вскоре всплывут и остальные фигуранты этого «заказа». В суде генерал милиции Григорий Епур заявил: «Имена и место пребывания подозреваемых в посредничестве и убийстве Деревянко известны. Это руководитель до недавнего времени богатой местной атлетической ассоциации «Олимп» Алексей Балашов и сестра его бывшей жены Галина Чумак. Задержание и доставка их в Украину усложняется только необходимостью межгосударственных согласований». По словам милицейского генерала, фамилии заказчиков преступления также известны.

19 марта 1999 года судебная коллегия Одесского областного суда вынесла приговор, определив Александру Глеку высшую меру наказания — расстрел, замененный после отмены смертной казни в Украине пожизненным заключением. Глек выслушал смертный приговор молча, не проронив ни звука. Кратко ответил он и на последний вопрос судьи: «Все ли ясно в приговоре?» — «Да», — и молча сел на скамью подсудимых.

Принимавший участие в судебном процессе общественный обвинитель, журналист «Вечерней Одессы» Юрий Иванов, в частности, написал в кассационной жалобе: «Считаю этот приговор по обвинению А. Глека в убийстве Б. Деревянко неправильным и подлежащим отмене по мотивам неполноты расследования, существенных недостатков и грубых нарушений Уголовно-процессуального кодекса Украины, допущенных на этапе предварительного следствия, а также в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Оценив все собранные по делу материалы, а также аргументы суда, считаю необходимым заявить, что дело об убийстве Б. Деревянко должным образом не расследовано, представленные доказательства не дают возможности сделать однозначный вывод о том, кто именно заказал, кто был посредником и кто именно исполнил это убийство».

По словам Юрия Иванова, даже заключение судмедэксперта в уголовном деле было поддельным. От имени редакции журналист потребовал отмены решения суда в части обвинения Глека, а уголовное дело по факту убийства Деревянко выделить в отдельное производство и направить на дополнительное расследование. Суд жалобу не удовлетворил.

Спустя время тело 61-летнего Юрия Иванова обнаружили возле могилы его матери на Таировском кладбище Одессы. Рядом с ним лежало охотничье ружье с укороченными (обрезанными ножовкой) стволами. По официальному заключению, смерть наступила от огнестрельного ранения в голову картечью, выпущенной из этого обреза. Уголовное дело не возбуждали, тело кремировали.

- Все наши сомнения относительно того, была ли эта смерть самоубийством (а такие сомнения высказывала не только наша газета, но и другие одесские издания), правоохранительные органы проигнорировали, — констатирует нынешний редактор «Вечерней Одессы» Лариса Бурчо.  — Нет человека — нет проблемы…

Однако соль того судебного слушания в том, что Глек, отказываясь от своих прежних показаний, публично заявил: за убийством журналиста стоят высшие эшелоны власти. Эти слова суд оставил без внимания, однако его хорошо расслышали в Париже, в главном офисе «Репортеров без границ». 23 марта 1999 года эта влиятельная международная общественная организация выразила свой протест по поводу вынесенного судебного вердикта и заявила о намерении обратиться к Президенту Украины с осуждением украинской судебной системы, потребовав объективного расследования убийства Бориса Деревянко.

Минуло более десяти лет. В деле об убийстве редактора одесской «Вечерки» ничего не сдвинулось с мертвой точки. Впрочем, как пока и в деле Васи Чеченского.

Достаточно четко сформулировал происходящее народный депутат Юрий Кармазин: «Все здесь запутано, большей частью — нарочито. В парламенте я занимался раскрытием убийств Кравченко, Ткачука, Деревянко, Варламова, Свободы, а также других деяний киевско-одесской банды «оборотней» под руководством Васи Чеченского. Это опаснее даже, чем дело Гонгадзе… »

Может быть, сейчас, во время слушания дела в Николаеве, всплывут какие-то подробности. Ведь одним из фигурантов здесь, напомним, проходит тот же Александр Глек…

P. S. «ФАКТЫ» и в дальнейшем будут информировать читателей о ходе этого резонансного дела.

2236

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів