ПОИСК
Культура та мистецтво

Лариса Кадочникова: "Параджанов и Ильенко во время съемок "Теней..." дрались на дуэли на гуцульских пистолях"

8:00 11 грудня 2014
Ровно 50 лет назад на экраны вышел знаменитый украинский фильм «Тени забытых предков»

Самая поэтичная картина украинского кинематографа была снята режиссером с армянскими корнями Сергеем Параджановым. Премьера фильма «Тени забытых предков» состоялась ровно полвека назад в Киеве, в кинотеатре «Украина», вызвав небывалый ажиотаж среди зрителей и критиков. Ленту, снятую по одноименной повести Михаила Коцюбинского, назвали гениальной, а режиссер, оператор Юрий Ильенко и исполнители главных ролей Лариса Кадочникова и Иван Миколайчук получили зрительскую любовь. Историю любви гуцулов Ивана и Марички сравнивали с шекспировскими Ромео и Джульеттой. Фильм полюбили и в Европе, где он шел под названием «Огненные кони». Многих из тех, кто создавал и снимался в «Тенях забытых предков», уже нет в живых. Память о фильме и съемках бережно хранит Маричка — народная артистка Украины Лариса Кадочникова. Правда, Лариса Валентиновна с болью говорит о том, что, к сожалению, полувековой юбилей знаменитой ленты не удостоился внимания властей…

— Понятно, что после фильма вы стали узнаваемой, любимой зрителем. А богатство пришло?

— Я не стала богатой и, может быть, даже не хотела этого. Только не подумайте, будто я считаю, что бедность — это хорошо. Конечно, нет. После фильма я приобрела духовное богатство, потому что благодаря картине познакомилась и начала общаться с потрясающими, интересными людьми. С фильмом исколесила полмира. Безусловно, на мою жизнь повлияло знакомство с такими гениальными людьми, как Параджанов, Якутович, Ильенко и Миколайчук. В денежном смысле ничего особо не приобрела. Впрочем, в то время люди искусства меньше всего думали о деньгах. Даже стыдно было спрашивать, сколько ты получишь за роль. Считалось престижным называть имена людей, с которыми будешь работать. За съемочный день я получала 35 рублей, это были неплохие деньги. Знаменитые советские актеры, например, Смоктуновский, в то время зарабатывали до ста рублей в день.

— Что вы купили себе, получив гонорар за «Тени забытых предков»?

РЕКЛАМА

— Честно говоря, сумма была настолько мала, что я и не помню. Вот гонорар моего супруга, оператора «Теней…» Юрия Ильенко, мы потратили. Купили старинную мебель, которая, правда, простояла у нас всего две недели. Она не вынесла наших с Юрой гостей, развалилась буквально на глазах. В конце концов мы подарили ее Киностудии имени Довженко — она была пригодна только для съемок в кино. Хорошо помню, что первую свою шубу купила после картины «Вечер на Ивана Купала». Это было американское манто, которое через год я подарила Юриной маме на день рождения. Она его так ни разу и не надела, говорила, что стесняется носить такую красоту.

Для меня вещи никогда не имели большого значения. Знакомые до сих пор спрашивают, почему я, снявшись в одной из самых известных украинских картин, до сих пор живу в квартирке площадью 29 квадратных метров. Отвечаю, что всегда, следуя к себе домой мимо площади Победы, поднимаю голову и смотрю на балкон на седьмом этаже в одном из домов, где жил Сергей Параджанов. У него была точно такая же квартира, как у меня, — две проходные комнаты и малюсенькая кухня. А ведь он — знаменитый украинский режиссер. Это успокаивает. Тем более, что мне уютно и комфортно в маленькой квартирке. Огорчает лишь одно — некуда складывать свои картины.

РЕКЛАМА

— Знаю, что иногда вы надеваете роскошное ожерелье, которое подарил вам Сергей Параджанов.

— Сейчас я его практически не ношу, оно висит у меня на стене. Это массивные кресты на толстой цепочке в несколько рядов — старинное украшение, которое Параджанов купил у гуцулов во время съемок. Когда мы работали над картиной, ожерелье надевала то я, то я Татьяна Бестаева, которая играла Палагну. А в последний день работы над фильмом Сергей подошел ко мне, протянул эти кресты и сказал: «Лариса, это тебе». На память о съемках у меня еще остались небольшое зеркальце и подносик.

РЕКЛАМА

*По словам Ларисы Кадочниковой, фильм «Тени забытых предков» перевернул всю ее жизнь — актриса переехала из столицы Советского Союза в Киев (Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»)

— Где прошел ваш первый съемочный день?

— В Киеве, в павильоне Киностудии имени Довженко. Были построены большие декорации лестничного спуска. Снималась сцена, когда я выхожу из церкви и впервые встречаю Ивана. Помню, страшно волновалась. Ведь, принимая решение о съемках в картине, буквально перевернула всю свою жизнь. Я тогда служила в «Современнике», жила в Москве и никого не знала в Киеве. Была достаточно избалованной актрисой, любимицей Олега Ефремова и Галины Волчек. А Сергей Параджанов казался мне довольно странным человеком и режиссером.

— Это Юрий Ильенко настоял на том, чтобы вы играли в картине?

— Не знаю, был ли у них разговор до нашей встречи с Сергеем, но убедить Параджанова против его желания было практически невозможно. Впервые с Сергеем мы встретились в Москве. Тогда он вместе с Юрой приехал в Министерство культуры СССР для сдачи сценария «Теней забытых предков». Юра первым делом, конечно, пришел ко мне, мы были тогда уже мужем и женой. Сказал, что хочет познакомить меня с Параджановым, и мы пошли на улицу Тверскую, где была назначена встреча. Может быть, тайно Юра и вынашивал какой-то план, ведь он мечтал вытащить меня из «Современника» и увезти в Украину. Это было лето, я увидела Параджанова сразу. Собственно, его невозможно было не заметить. Он сидел на чемодане, одетый во все черное. На голове возвышалась какая-то нелепая черная шляпа. Я шла в белом платье, тоненькая, с распущенными волосами, и Сергей, увидев меня, тут же крикнул: «О, Маричка!» Ему не было тогда и 40 лет, но мне он почему-то показался мужчиной в возрасте. Вообще, произвел на меня несколько странное впечатление. А уже через месяц я была покорена его обаянием.

— Кто еще претендовал на роль Марички?

— Он не пробовал больше никого. Вот Ивана искал некоторое время, пока Ивченко не посоветовал ему посмотреть актера Ивана Миколайчука, сыгравшего перед этим Тараса Шевченко.

*Историю любви Ивана (Иван Миколайчук) и Марички (Лариса Кадочникова) сравнивали с шекспировскими Ромео и Джульеттой. Кадр из фильма «Тени забытых предков»

— С Миколайчуком, говорят, было достаточно сложно работать.

— Иван действительно был очень непростым человеком. Со своим миром, замкнутый, не пускавший никого внутрь. Наши отношения развивались медленно, мы долго пробивались друг к другу. Иван настороженно относился к молодой актрисе из Москвы. А потом, где-то на середине съемок, в наших отношениях случился прорыв.

— Вам приписывали даже роман.

— Никакого романа между мной и Миколайчуком не было. К тому же на съемках рядом с Иваном постоянно находилась его жена Маричка. Я была с Юрой. Да у нас и не возникало восторженно влюбленных порывов. И это хорошо. Наверное, между нами была симпатия, но чувственности — никогда. После картины мы вместе с Иваном объездили много стран, презентуя «Тени…» Первый триумф был в Аргентине, куда с нами не пустили ни Сергея Паражанова, ни Юрия Ильенко. Параджанов, идя по коридору студии имени Довженко, кому-то сказал: «Мне берите билет только в одну сторону — в Аргентину». Тут же об этом донесли начальству, и документы режиссера прекратили оформлять. А Ильенко не пустили, потому что у нас с ним не было детей. Испугались, что мы можем остаться за границей.

— В «Тенях забытых предков» небольшую роль сыграла и ваша мама, известная советская актриса Нина Алисова.

— Это стало для всех неожиданностью. Но Параджанов любил мою маму и ему хотелось снять ее в своей картине. Правда, было сложно представить себе маму (чеховскую героиню), играющую роль простой женщины. Но ведь Параджанов снимал не бытовое кино, а поэтичное, и мама быстро вжилась в свою роль, сыграв мать Ивана. Кстати, моя мама прекрасно говорила на украинском языке.

— Основные съемки проходили в Карпатах?

— Да, мы жили в горах несколько месяцев. Небольшое село Жабье на время превратилось в настоящую съемочную площадку. В картине снимались практически все его жители. Гуцулы обожали Параджанова. Дом, в котором он жил, был постоянно полон людей. Это место Сергей нашел вместе с художником картины Георгием Якутовичем, который знал и обожал Карпаты. Съемки продолжались круглосуточно. Если не работали на площадке, то делали это в доме Параджанова, где проходили постоянные совещания. Мне кажется, никто из нас не отдыхал ни минуты, но при этом все были абсолютно счастливы. За год работы над картиной я настолько полюбила Карпаты и Украину, что совершенно не скучала по «Современнику». По сути, у меня началась совершенно другая жизнь. Правда, вначале не обошлось без конфликтов.

— С Ильенко?

— Нет, что вы. Юра меня обожал, боготворил и говорил, что посвятит всю свою жизнь только мне. Полжизни, действительно, так и было. По крайней мере, все свои лучшие картины он снимал со мной. Конфликт у нас возник с Параджановым. Это случилось после того, как пришел первый отснятый материал. Мы смотрели его вместе с Юрой в маленьком сельском кинотеатре. Ни мне, ни Юре он не понравился. Дошло до того, что мы с Ильенко решили уйти из картины, уже даже начались поиски новой актрисы на главную роль. Параджанов, конечно, был в шоке. А через неделю пришел другой материал, где была сцена с Таней Бестаевой и Иваном Миколайчуком, когда он сорвал с нее красные кораллы. Мы увидели этот материал и буквально обалдели. Я сказала: «Юра, по-моему, это будет гениальное кино». И мы остались. После не было никаких разногласий.

— А говорят, между Параджановым и Ильенко на съемках была дуэль!

— Я об этом узнала только через два года после премьеры. Юра никогда не раскрывал мне подробности. По какой причине это случилась, для меня так и осталось загадкой: из-за какого-то человека или отснятого материала. Дуэль действительно была, дрались на гуцульских пистолях. Слава Богу, никто не пострадал и отношения их не испортились. Параджанов очень любил и ценил Ильенко, прощая ему абсолютно все.

— Помните день премьеры «Теней забытых предков»?

— Да, это в конце 1964 года. Премьера проходила в бывшем кинотеатре «Украина». На ней присутствовали все: Параджанов, Миколайчук, Ильенко, я. Это событие несло в себе и политическую окраску. Именно тогда состоялось выступление Василия Стуса с очень проукраинской речью, которая, естественно, не всем понравилась. Разгорелся даже небольшой скандал. Все понимали, что Параджанов снял гениальную картину, но такого успеха, как за границей, в Советском Союзе она все же не имела. Сыграло роль и то, что через какое-то время Сергея посадили и все его картины оказались как бы вне закона. Сейчас совершенно другое отношение и к режиссеру, и к его работам. Мне очень грустно, что никто, по большому счету, не отметил 50-летие такой знаковой для украинского кино картины, как «Тени забытых предков». Я понимаю, что сейчас, в наше сложное время, не до праздников, но «Тени…» — кино, которое любят зрители, живущие и на востоке, и на западе Украины.

4521

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів