ПОИСК
Культура та мистецтво

Дочь Андрея Совы: "Папа был человеком скромным, поэтому в троллейбусе прикрывал лицо рукой"

6:30 12 грудня 2014
Ровно двадцать лет назад перестало биться сердце известного украинского чтеца-юмориста

Когда Андрей Сова читал юморески, зрители смеялись до упаду. И только близкие люди знали, каких усилий артисту стоило каждое его выступление на сцене. На протяжении шестнадцати лет он тяжело болел — передвигаться мог только с помощью костылей, а в ногах испытывал невыносимые боли.

О том, каким человеком был Андрей Корнеевич, «ФАКТАМ» рассказала его дочь — актриса и педагог Валентина Сова.

— Ноги у папы не действовали, хотя в них были и сила, и чувствительность, — рассказывает Валентина Сова. — Самое страшное: жуткие боли не прекращались ни на секунду. Но зрители об этом даже не догадывались. Дома папа передвигался на костылях. А на сцене в последние годы публика видела Андрея Сову, сидевшего за журнальным столиком среди почетных гостей фестиваля юмора и сатиры «Вишневi усмiшки», который ежегодно проходил первого апреля во дворце «Украина». Папа был и ведущим этого фестиваля, и участником. Его привозили на машине. На костылях, поддерживаемый коллегами, он поднимался на сцену, садился за столик. После этого открывался занавес и начинался концерт. Таков был режиссерский ход.

*Валентина Сова (внизу): «Папа женился, когда ему было уже 35 лет. Меня очень баловал, строгой была у нас мама»

РЕКЛАМА

— Какой диагноз ставили доктора?

— Врачи затруднялись сказать, что это за недуг. Мы были и у светил медицины — профессоров, академиков, и у народных целителей. Все они лишь разводили руками. А болезнь прогрессировала, хоть и медленно. У папы давно побаливали колени. Но кто в молодости особо обращает на это внимание? А в декабре 1978 года, когда мы вернулись с похорон дедушки (маминого отца), папа пошел погулять с собакой. И, увидев на снегу красивый желтый кленовый лист, нагнулся за ним. Неожиданно в позвоночнике что-то хрустнуло, тело пронзила страшная боль, колени подкосились, и он упал. С трудом поднялся, пришел домой, однако с каждым днем передвигаться становилось все труднее.

РЕКЛАМА

Сначала опирался на одну палочку, потом — на две, а спустя время — на костыли. Возможно, болезнь дремала в организме раньше. Был случай, когда папа, катая моего брата в Голосеевском парке на санках, решил проверить очередную горку и съехал с нее в глубокую яму. Тогда у него сильно заболела спина. Но папа отлежался несколько дней и, казалось, все прошло. Только когда сразил тяжелый недуг, отец вспомнил о том далеком случае.

— У него были минуты отчаяния?

РЕКЛАМА

— Никогда. Отчаяние — вещь опасная. Папа был человеком очень сильным и оптимистом, даже свой недуг воспринимал как данную ему возможность остановиться, сосредоточиться, осмыслить прожитое — он работал над автобиографической книгой «Дорога до смiху». Писал каждый день, превозмогая боль.

А вообще, мы в семье никогда не ощущали, что рядом — тяжело больной человек. Папа поддерживал нас, всегда мог дать хороший совет. И брал на себя много обязанностей. С мая по октябрь проводил на даче, и за это время сам полностью обрабатывал весь огород. Стелил на землю коврик, становился на колени и орудовал сапкой.

— Невероятно!

— Да. И когда мы с мамой приезжали после работы, всегда был приготовлен обед. Отец не хотел перекладывать на нас тяготы своего недуга, с болезнью боролся как только мог. Каждое утро начинал с гимнастики. Потом шел на кухню. Ел яблоки, орехи, мед, творог, так как в нем есть необходимый для костей кальций. Чтобы недуг не усугубился, приходилось соблюдать строгую диету.

— Как Андрей Корнеевич относился к своей популярности?

— Папа был человеком скромным, поэтому когда ехал в троллейбусе, старался прикрывать лицо рукой. Но люди все равно узнавали его. А сколько писем присылали! Где-то раздобывали наш телефон и адрес, звонили и приходили к нам домой. Многие зрители думали, что все юморески Андрей Сова писал сам, поэтому обращались к нему со своими бедами и проблемами, просили, чтобы помог. И он помогал. Рассказывал эти истории авторам юморесок Степану Олийныку, Павлу Глазовому… В результате появлялись острые вещи, которые потом звучали со сцены.

К примеру, юмореска Степана Олийныка «Букет и паркет», в которой рассказывается, как пуделек Букет прилип к паркету на праздновании новоселья в только что сданном строителями доме. В основу произведения легла реальная история. Песик знакомых отца задремал на полу, а, проснувшись, почувствовал, что крепко приклеился к паркету, под которым расплавилась смола. Как оказалось, строители в спешке так халтурно полакировали пол.

— Чиновники и бракоделы критики Совы побаивались?

— Это было — и не раз. Расскажу случай. Одно время у нас дома жил кенар Яшка. И вот… пропал. Папа его искал повсюду: в кустах, на детской площадке, даже в контейнеры для мусора заглядывал. Далеко-то улететь птичка не могла. Но Яшки нигде не было. А папа продолжал поиски. Как-то вышел во двор в шесть утра. Снова стал смотреть в мусорниках, а они чистые-чистые, как новенькие. Выяснилось, что дворник, наблюдая за Совой каждое утро, сделал вывод: ходит по двору, ищет недостатки, чтобы потом его и управдома со сцены «пропесочить».

А еще был случай, когда отец выступал на заводе, где выпускали матрасы. В одной из юморесок речь шла о браке и бракоделах. Так что вы думаете? Руководство предприятия приняло эту юмореску на свой счет и через несколько дней прислало отцу письмо: мол, виновные наказаны, недочеты устранены.

— Кто из известных людей бывал в вашем доме?

— Папа отмечал день рождения 30 декабря. После традиционного предновогоднего выступления во дворце «Украина» артисты шли сразу к нам, ведь мы жили недалеко. Среди гостей были Тимошенко с Березиным (Тарапунька и Штепсель), трио Мареничей, Юрий Гуляев, Белла Руденко и многие другие известные актеры, певцы. Мама накрывала стол. Обязательно были борщ, соленья, печеная картошка, буженина, сало. Помню, Мареничи подарили отцу на день рождения пятилитровую банку маслин. Тогда это было в диковинку. Штепсель и Тарапунька подготовили для отца специальный номер. Было очень весело! А вообще, папе часто дарили сов. Каких только не было — из ткани, из дерева, из камня…

— Правда, что звание заслуженного артиста УССР Андрею Сове распорядился дать идеолог ЦК КПСС Суслов?

— Да, отец тогда выступал на декаде Украины в Москве, в Кремлевском дворце съездов. И имел огромный успех у публики. Суслову так понравилось выступление Андрея Корнеевича, что он инициировал награждение. Было это в 1960 году, как раз накануне моего появления на свет.

— А кто из артистов юмористического жанра нравился Андрею Сове?

— Аркадий Райкин. Его папа считал эталоном в их жанре.

— Что за история, как Андрей Сова читал на Крещатике Иннокентию Смоктуновскому отрывок из «Гамлета»?

— Папа и Иннокентий Михайлович были хорошо знакомы. Не раз ездили по стране, выступали. Вспоминается, когда мне было 15 лет, мы с папой шли по Крещатику. И вдруг около Бессарабского рынка увидели Смоктуновского с огромным букетом… петрушки. Иннокентий Михайлович шел, погруженный в мысли. Папа подошел к нему и вместо приветствия процитировал отрывок из «Гамлета». Они обнялись, разговорились.

К слову, поверите или нет: именно на Крещатике папа познакомился с Павлом Глазовым. Павло Прокопович подошел к отцу и говорит: «Будем знакомы. Я Павло Глазовый. Видел вчера вас на концерте и получил огромное удовольствие. Читаете, как по нотам». Папа рассказывал, что глазам своим не поверил. Он давно хотел познакомиться с заместителем главного редактора журнала «Перец» Глазовым, так как уже читал со сцены его произведения. Так началось тесное сотрудничество.

— Чудеса, да и только.

— Папа знал и Остапа Вишню, и многих легендарных актеров. Снимался с Марком Бернесом и Борисом Андреевым в фильме «Два бойца», а с Надеждой Румянцевой в «Королеве бензоколонки».

*"Где кис-кис?" — «Панас Петрович, поимейте же снисхождение к женской слабости…» (Андрей Сова и Нонна Копержинская в фильме «Королева бензоколонки». 1962 год) Фото из архива Валентины Совы

— Читала, что во время съемок в картине «Таинственный остров» Андрея Сову едва не растерзали собаки.

— Да, было такое. Съемки фильма по роману Жюля Верна проходили в Крыму. Папа играл… орангутанга. Его одели в обезьянью шкуру, загримировали. Он присел на валун, ждал команды режиссера. А тут… туристы. Папа, решив их повеселить, выбежал из-за валуна. Они наутек! Испугались страшно. Крики, вопли. И вдруг кто-то из отдыхающих скомандовал: «Трезор, фас!» И папа увидел мчащегося на него огромного волкодава. Мгновенно сорвал с себя шкуру орангутанга и как закричит: «Граждане! Товарищи! Я же артист!». Это его и спасло.

— Чем увлекался Андрей Корнеевич?

— Много читал. Любимыми его авторами были Тарас Шевченко, Лев Толстой, Антон Чехов… А еще у нас в доме всегда были животные — кошки, собаки, рыбки. Занимался ими папа, это ему нравилось. И цветы выращивал! Все успевал, хотя после концертов всегда приезжал уставший, выжатый, как лимон.

— Андрей Корнеевич был строгим отцом?

— Нет, я же поздний ребенок. Папа женился, когда ему было уже 35 лет. Меня очень баловал, строгой была у нас мама. Когда уезжала на гастроли (она тоже была артисткой), как он меня собирал в школу! Встанет рано, приготовит завтрак. Захожу в кухню, а на столе меня уже ждет творожок со сметанкой и сахаром, нарезаны яблочки, орешки почищены, чай заварен. Все так красиво сервировано! И меня к опрятности приучал. Например, когда постель застилала, говорил: «Сделай так, чтобы тебе самой понравилось».

Как-то вечером, вернувшись после концерта, увидел небрежные записи в моей тетрадке, разбудил и попросил переписать домашнее задание «по-человечески». Не любил халтуру.

— Какие подарки вам дарил?

— Папа был человеком щедрым. Особенно запомнилось, как на день рождения, когда мне исполнилось десять лет, подарил яркий клеенчатый кошелечек с очень красивой открыткой внутри. Я была в восторге. Спрашиваю: «Папа, откуда у тебя этот кошелек?» Он признался, что привез из Канады, где был на гастролях. А на следующий день подарил мне красивую ручку-указку. Я удивилась: «Папа, ты же мне уже сделал подарок!» А он ответил: «Не так ценен подарок, как важно поддерживать ощущение праздника».

— А вы что ему дарили?

— Что-то полезное. Помню, когда только появились первые телевизоры с дистанционным пультом, брат тут же купил папе такой. Переключать программы стало удобно. Жена брата вязала в подарок теплые носки, свитер. Мы с мамой тоже дарили что-то нужное.

— С гастролями Андрей Сова объездил полмира. Какая страна его больше всего поразила?

— Он увидел мир еще до того, как стал артистом. Отец закончил в Одессе мореходку, плавал матросом на теплоходе «Цюрупа». Еще в юности побывал в Турции, Египте, Италии, Греции, Франции, Испании. И когда гастролировал, ездил во многие страны. Но больше всего любил возвращаться домой. Никогда и никуда не мечтал эмигрировать, хотя в Канаде ему предлагали очень обеспеченную жизнь. Гонорары артистов измерялись там в суммах, которые советским исполнителям и не снились. Но материальные блага не были для папы первостепенными.

— Как и где отдыхала ваша семья?

— Папа любил море, он же родился в Одессе. Часто брал нас на гастроли в свой родной город и в Крым. Мы отдыхали целыми днями, а папа только рано утром мог пойти на пляж, искупаться. Возвращаясь в гостиницу, обязательно шел на базар, покупал южные овощи и фрукты. И к тому времени, когда мы просыпались, готовил для нас огромную миску очень вкусного салата. Завтракали мы обычно в номере.

— Судьба отмерила Андрею Корнеевичу 81 год.

— Возможно, папа мог бы прожить и дольше, если бы не коварная болезнь. Ежедневно он принимал огромное количество лекарств, и это не могло не сказаться на его печени и организме в целом.

— Что бы вы сказали вашему отцу сегодня, если бы он мог вас услышать?

— То, что очень его люблю.

9531

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів