ПОИСК
Здоров'я та медицина

Сергей Сапон: "Когда после химиотерапии у сына выпали волосы, я в знак солидарности постригся наголо"

6:00 19 грудня 2014
Інф. «ФАКТІВ»
Сергей Сапон, который стал героем нескольких телевизионных шоу и сбросил 50 килограммов благодаря участию в проекте «Зважені та щасливі», два месяца назад узнал, что его 14-летний сын Владимир серьезно болен

— В октябре Вова начал сильно кашлять, — рассказывает мама мальчика Валентина. — Терапевт сказал, что у него бронхит, назначил лечение. Но легче сыну не становилось. Чтобы сделать рентген, мы поехали в киевскую клинику. У Вовы выявили воспаление легких, положили в стационар, причем сразу в реанимацию — настолько тяжелое было состояние. Сделав анализ крови, врачи заподозрили неладное, попросив перепроверить показатели в трех других лабораториях. Муж отвез пробирки. В итоге ему сказали: «Без сомнений, это злокачественное заболевание крови — лимфома Беркитта». Вову направили на лечение в «Охматдет».

*Этот снимок сделан в палате детской клиники «Охматдет», где сейчас находится Вова Сапон. Вскоре подростку предстоит очередной курс химиотерапии

— После того как сыну поставили страшный диагноз, мы с женой даже не в силах были кому-то об этом рассказывать, — добавляет Сергей. — Да и о чем мы могли думать, если лечащий врач, оформляя Вову в «Охматдет», сказал: «Вашему ребенку осталось жить 48 часов». У него скопилось много жидкости в легких, он задыхался. Первую неделю сына выводили из этого состояния, а затем назначили химиотерапию.

— У Вовы были симптомы, которые могли бы указывать на болезнь?

РЕКЛАМА

— Только сейчас я начала анализировать все случившееся и вспомнила, что в сентябре сын жаловался на усталость, — отвечает мама мальчика. — Раньше ничего подобного не было. Вова — подвижный ребенок, а тут стал вести себя необычно: придет из школы, поест и ложится полежать. Я считала, что это связано с большой нагрузкой, что он еще не привык к учебному графику после лета. Теперь понимаю: так давала о себе знать болезнь. Да и с уроков муж несколько раз забирал Вову — сын звонил и жаловался на жуткую головную боль. Врачи меня расспрашивали, не замечала ли я, чтобы Вова сильно потел. Но летом он каждый день носился на велосипеде, постоянно был мокрым…

— Сын понимает, что серьезно болен?

РЕКЛАМА

— Он догадался, еще когда мы ездили сдавать анализ крови в Институт рака. Увидев в игровой комнате лысых пациентов, спросил: «Эти детки больны раком?» «Да», — ответила я. Тогда он и спросил: «А у меня тоже рак?» Я объяснила ему, что «рак» — народное слово, по-научному его болезнь называется лейкоз, она излечима. Затем я видела, что Вова в своем планшете искал об этом информацию. Более того, в социальных сетях сын начал общаться с девочкой, которая прошла лечение. Показывал мне снимки мальчика-иностранца, у которого был такой же диагноз, но после терапии болезнь отступила. Вове нравится рассматривать снимки этого парня: он занимается спортом, накачанный. Сын говорит: «Вылечусь — и буду выглядеть так же красиво».

«Год назад я ждал, когда ты вернешься с проекта, а теперь ты ждешь меня из больницы»

О болезни Володи Сапона я услышала, когда с просьбой о помощи к зрителям обращался тренер популярной программы «Зважені та щасливі» Игорь Обуховский. Он просил поддержать семью участника шоу из поселка Новая Басань Бобровицкого района Черниговской области. Два Сергея — отец и старший сын — запомнились многим.

РЕКЛАМА

*"Мы изменили свой образ жизни и в общей сложности похудели на 129 килограммов", — говорит Валентина. На снимке слева направо: Сергей-младший, Сергей-старший, Валентина и Вова

На проект они пришли с солидным весом. Отец при росте один метр 68 сантиметров весил 141 килограмм, а 17-летний сын при росте метр 65 сантиметров — 126 килограммов. Они были недовольны тем, как выглядят, но и похудеть самостоятельно не могли. Во время телевизионного шоу оба Сергея изменились до неузнаваемости. Более того, на финальном взвешивании год назад оказалось, что кроме них похудели и остальные члены семьи. Цифры потрясали. За полгода отец сбросил 53 килограмма, старший сын — 38, младший (Володя) — восемь, а мама Валентина избавилась от 30 килограммов. В общей сложности семья Сапон похудела аж на 129 килограммов!


*За время участия в проекте глава семейства потерял 53 килограмма…


…а его старший сын, которого тоже зовут Сергеем, похудел на 38 килограммов

С главой семейства мы договорились о встрече возле корпуса детской клиники. Но я не сразу узнала Сергея — меня сбила с толку его борода. Когда сказала об этом, мужчина улыбнулся:

— Пообещал сыну, что не буду бриться, пока он не пройдет лечение и не вернется домой. Мы с Вовчиком общаемся сейчас только по телефону. При этом он смотрит на меня в окно из палаты. Во время одного такого разговора сын мне сказал: «Год назад я ждал, когда ты вернешься с проекта, а теперь ты ждешь меня из больницы». Мы очень близки с сыном. Многие удивляются тому, как мы общаемся, обсуждаем с ним все на свете. Не было такого, чтобы Вовчик, придя из школы или уходя куда-то, меня не поцеловал.

Именно Сергей первым узнал диагноз сына. Для него и жены это стало страшным ударом. Одной из первых, кому Сергей рассказал о болезни сына, стала победительница шоу «Зважені та щасливі» Марина. С ней и ее сестрой Наташей, которые вдвоем пришли на проект худеть, семья Сапонов сдружилась еще во время съемок. Узнав о болезни Вовы, сестры тут же обзвонили других участников проекта, сотрудников СТБ.

— Я понимала, что в этой ситуации Сергей и Валя не справятся без помощи неравнодушных людей, — говорит Марина Вдовенко. — Нужно и деньги собирать на лекарства, которыми не может обеспечить клиника, и доноров искать. После каждого курса «химии» Вове для восстановления необходимо переливать кровь. Мы ищем доноров, врачи их проверяют перед процедурой. Сдавать кровь уже приезжали и сотрудники СТБ. Донорами стали редактор программы «Хата на тата» и оператор «Зважених»… На днях кровь для Вовы сдали бойцы батальона «Киев-1″.

— Марина и Наташа каждый день навещают Вову, морально поддерживают, — говорит Сергей Сапон. — Мы со старшим сыном Серегой побрились наголо, когда у Вовы после первой „химии“ выпали волосы. Сделали это из солидарности с ним. А Марина и Наташа выбрили себе затылки.

На данный момент Вова прошел два блока химиотерапии. Ему предстоит еще как минимум три курса.

— Каждый ребенок по-своему реагирует на лечение, — говорит Валентина. — У кого-то страдает кишечник, у кого-то развивается аллергическая реакция. У Вовы же ожог слизистой рта, препараты вводят ему с помощью капельниц, из-за этого он сейчас не может самостоятельно есть и пить. Питание получает через катетер прямо в желудок.

— Из-за ожога сыну трудно даже говорить, — добавляет Сергей. — Но я ему все равно звоню, рассказываю все новости, задаю вопросы. Он отвечает односложно, звуками.

— С одной стороны, врачи нас не обнадеживают, но с другой — постоянно говорят, что от наших действий, нашего настроя будет зависеть выздоровление, — продолжает Валентина. — Детей здесь лечат по таким же протоколам, как в Израиле или Германии. И ни на секунду ни одного пациента не оставляют без внимания. Помню, меня поразила такая ситуация: после первого блока „химии“ у Вовы внезапно поднялся уровень сахара в крови. В два часа ночи у сына набрали кровь. Я спрашиваю: где вы будете ее проверять, на дворе ведь ночь? Но медсестра ответила: „Сейчас сделают анализ. Не переживай“. И побежала с пробиркой в лабораторию. Вскоре принесли результат. Сыну ввели инсулин. Для меня это было удивительно. Конечно, после этого мое доверие к врачам возросло. Я очень благодарна персоналу клиники. Здесь к каждому ребенку относятся с огромным вниманием. Мы все живем как большая семья.

По понедельникам в отделении проводят консилиумы, обсуждая состояние пациентов. Если бы у наших докторов всегда имелись необходимые препараты для лечения!

Во время нашей беседы с родителями Вовы раздался телефонный звонок — медсестра попросила срочно прийти маму в отделение.

— Валя практически целыми днями находится рядом с сыном, редко выходит из отделения, — объясняет Сергей. — К Вовчику больше никому заходить не разрешают. Приезжая сюда, каждый раз вспоминаю ситуацию: когда я стоял и долго курил возле больницы, ко мне подошел мужчина и говорит: „Сергей, я вас узнал. Смотрел телешоу. Вы не курили бы так много. Берите себя в руки. Вам придется ездить сюда, как на работу“. Так и произошло. А заведующий отделением Игорь Стецюк еще во время первой нашей беседы сказал мне: „Не смейте плакать! Вы пришли сюда спасать своего сына“. Но первое время невозможно было сдержаться. Я постоянно плакал: еду в больницу в Киев — плачу, возвращаюсь домой от сына — рыдаю. Старший сын — тоже.

Когда я спросила Сергея, сколько денег семья уже потратила на лечение сына, он на несколько секунд задумался.

— Пятнадцать тысяч евро точно, — произнес мужчина. — На днях вот на 3 200 евро из Германии передали лекарств. К нашему счастью, многие препараты есть в отделении, но некоторые приходится искать и покупать самостоятельно. Например, после первого блока „химии“ не оказалось противогрибкового лекарства. Вове нужно было 20 ампул. Сначала мы покупали одну за 1300 гривен. Но в связи с ростом курса доллара за один день его стоимость увеличилась до трех тысяч… Сейчас, после второго блока, это лекарство выдали. В первые дни болезни сына я мотался по всему Киеву со списком необходимых Вове лекарств. У меня с собой было 20 тысяч гривен. Покупая последний препарат, понял, что не смогу заправиться. Потратил все. Позвонил другу. Он приехал, дал денег на бензин и говорит: „Я же вижу, у тебя что-то происходит. Чем могу помочь?“ Я не выдержал, рассказал ему про Вовчика. На следующий день друг принес мне двадцать тысяч — собрал по друзьям, знакомым. Честно говоря, даже не ожидал, что такое может быть. Чтобы вылечить сына, я готов и машину продать, и наш продуктовый магазин. Но пока нет желающих купить.

„За два месяца болезни сын похудел на 20 килограммов“

Я не могла не спросить Сергея: удается ли ему не поправляться, придерживается ли он правильного образа жизни?

— Да какой сейчас образ жизни? — махнул рукой мужчина. — Мне вообще кусок в горло не лезет. Как можно сесть за стол, зная, что мой ребенок ни грамма не ест из-за ожога слизистой? Вовчик же за два месяца болезни похудел на 20 килограммов!

После финала шоу я немного набрал. Сейчас вешу 108 килограммов. Серега же почти не поправился. На проект он пришел с весом 126 килограммов, а теперь весит чуть больше семидесяти. Он активно занимается борьбой. Ему нравится его новый внешний вид. Да и я чувствую себя гораздо лучше, чем когда весил 141 килограмм.

— Знаете, оба наших сына родились крупными, — добавляет Валентина. — Хлопцы пошли в отца. Когда вес старшего сына перевалил за отметку „сто“, стало страшновато: молодой парень, а уже такой неповоротливый, страдает одышкой.

— Конечно, всей семьей мы питались неправильно, — говорит Сергей. — Ели много свинины, сала, блинов, гренок, салаты с майонезом. Это были наши любимые блюда. И ни в чем себя не ограничивали. На проекте нас переучили. С первого дня в рационе были практически только овощи. Поначалу (и я не раз это говорил в кадре) мне снились колбасы, котлеты… Но тренер Игорь Обуховский научил нас с Серегой не жалеть себя и не потакать своим слабостям, а работать, не сдаваться. И, вы знаете, нашей семье удалось изменить образ жизни. Мы все начали заниматься спортом. Едим каши, овощи, супы, молочные продукты, рыбу и блюда из куриной грудки. Почти не употребляем картофель. Отказались от майонеза. Не ужинаем. Вечером позволяем себе нежирный кефир. Оказалось, что придерживаться правильного образа жизни — не так уж и сложно, нужно просто захотеть.

*"До участия в шоу „Зважені та щасливі“ мы всей семьей питались неправильно — ели много свинины, сала, салатов с майонезом», — говорит Сергей Сапон (фото из семейного альбома)

Мы не зря пошли на проект. По-другому посмотрели на свою жизнь, на себя самих. Нашли много новых друзей. За год не было выходных, чтобы кто-то к нам не приехал. Участники шоу, операторы и режиссеры — все побывали у нас в гостях. Но самое важное, что эти отношения прошли проверку в трудную минуту, когда Вовка заболел. Тренеры записали обращение к зрителям. Его крутят каждую неделю во время очередного сезона проекта. Мы очень благодарны за такую поддержку и желание помочь.

P. S. Сейчас Вова готовится к следующему курсу химиотерапии. Ему очень нужна кровь для переливания. Родители подростка просят людей с первой и четвертой положительными группами помочь их сыну, стать для него донорами. Подходят мужчины от 30 до 45 лет. Конечно же, нужна и материальная помощь. Для всех, кто хочет поддержать эту семью, оставляем телефон мамы мальчика Валентины (067) 491−72−18, а также Марины Вдовенко, которая помогает своим друзьям, — (097) 814−02−93.

40964

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів