ПОИСК
Здоров'я та медицина

Ирина Иванюш: "Я буду ходить сама и возьмусь за любую работу, которая будет мне под силу"

5:45 26 червня 2015
Інф. «ФАКТІВ»
25-летней санинструктору с позывным «Лютик», которой оторвало ноги под Авдеевкой, немецкий меценат прислал четырехколесный электроскутер. Увидев подарок, девушка впервые после ранения улыбнулась

«ФАКТЫ» писали о 25-летней студентке Днепропетровской медакадемии Ирине Иванюш, которая, взяв после первой сессии академотпуск, пошла санинструктором в 93-ю отдельную механизированную бригаду. Девушка отправлялась в самые опасные рейды, чтобы не терять ни минуты, если нужно будет спасать чью-то жизнь. Когда Ира во время одного из таких рейдов наступила на мину, бойцы буквально бегом отнесли своего санинструктора к машине. Но спасти ноги не удалось.

«На Майдане дочь выносила раненых из-под обстрела и многих спасла. Теперь вот спасают ее»

В гнойно-септическое отделение Днепропетровской областной больницы имени Мечникова посетителей обычно не допускают. Здесь даже пол должен быть стерильным. Но главный врач больницы Сергей Рыженко все-таки разрешил корреспонденту «ФАКТОВ» пообщаться с пациенткой:

— Ирине сейчас очень нужны положительные эмоции, поддержите ее.

Из состояния шока врачи девушку уже вывели. Как медик она осознает, что сделано все возможное и невозможное для ее спасения. Но психологически не может смириться со своей бедой. Пока я жду напротив палаты, когда закончится перевязка, оттуда не долетает ни стона. И только подойдя к кровати Иры и увидев окровавленную простыню и мгновенно пропитавшиеся кровью бинты на культях, понимаю, какую боль перенесла эта девушка. Ирина мама сидит в это время у стола медсестры, обхватив голову руками, у нее поднялось давление. Мама старается все время быть возле дочки. Однако мучительной процедуры перевязки не выдерживает — выходит в коридор.

— Ирочка терпит и молчит, чтобы меня не расстраивать, — чуть не плачет мама Ирины Иванюш Анна Петровна. — Ее мучают сильные боли, даже лекарства не помогают. Укола на десять минут хватает, а ведь часто колоть обезболивающее нельзя. Я стараюсь целый день быть рядом с дочкой — за руку ее держу, по головке глажу, как в детстве.

Она у меня единственный ребенок, очень домашняя девочка, спокойная. Отлично училась и в школе, и в Дрогобычском университете, читала запоем, писала стихи. Косы носила ниже пояса. Уходя на войну, коротко постриглась — там же нет возможности ухаживать за длинными волосами. Мы даже не знали, что она собирается в армию. Радовались, что поступила в медакадемию, нашла свое призвание. Ей нравилось работать учительницей, но на Майдане Ира поняла, что хочет быть именно врачом. Она там многих спасла — выносила раненых из-под обстрела, помогала перевязывать. А теперь вот спасают ее…


*Увидев, что под простыней вместо ног пустота, Ира заплакала (фото автора)

Исполняющая обязанности заведующего отделением интенсивной терапии сепсиса Валентина Лисничая уверена, что угрозы для жизни Ирины уже нет.

— Девушка поступила в крайне тяжелом состоянии, — рассказывает Валентина Николаевна. — Кома первой степени, огромная кровопотеря, инфицированные раны. Ира не дышала самостоятельно, давление поддерживали с помощью препаратов. Мы провели четыре операции и выполнили максимально щадящую ампутацию. Культи у Иры выше колена — ей лучше ставить импортные протезы. Они легче и функциональнее, но стоят очень дорого.

Лечащий врач Сергей Тарнапольский, который оперировал Ирину Иванюш, говорит, что нужно время, чтобы зажили раны и сформировались культи.

— У каждого человека, потерявшего ноги, форма культи разная, поэтому процесс протезирования индивидуален, — рассказывает врач. — Скоро мы будем формировать Ирине ложе протеза, но протезировать необходимо как можно раньше. Технически сделать это можно и в Украине — в Харькове есть лаборатория сложного протезирования. Там в Институте ортопедии и травматологии ноги адаптируют к будущему протезу. Но случай у Иры достаточно сложный для отечественного протезирования. А ведь она и помыслить не может, что будет прикована к инвалидной коляске. Ира хочет закончить медакадемию, стать врачом, полноценно жить. Такую возможность ей могут дать только высокотехнологичные протезы иностранного производства.

«Ирина могла бы как психолог помогать бойцам, которые утратили конечности»

На днях Ирину Иванюш в первый раз вывезли в больничный двор на прогулку. Коляску вез главный врач Сергей Рыженко.

— Ире нужно начинать двигаться, чтобы мышцы не атрофировались, — поясняет он. — Но и переутомляться нельзя — голова может закружиться. Поэтому гуляем понемногу, приучаем Ирочку к вертикальному положению, ведь она пролежала почти месяц. Видно, как ей хочется поскорее подняться с постели. У нас работает волонтерский центр — его активистки очень помогают Ире, особенно Виктория Павлова, которая буквально взяла шефство над семьей Иванюш. Ирина и сама уже примеряется к работе волонтера. Мы считаем, что она справится. Ира могла бы работать психологом с бойцами, которые утратили конечности. Ее личный пример будет лучшим стимулом для раненых. Она и мысли не допускает, что будет сидеть в четырех стенах. Очень стойкая девушка! Так хочется, чтобы люди откликнулись и собрали для нее деньги на протезы. Семья это просто не осилит.

Родители Иры Иванюш живут в Дрогобыче. Мама Анна Петровна — инвалид, у нее искусственный сердечный клапан. Отец Игорь Мирославович числится на Дрогобычском автокрановом заводе, но предприятие не работает и сотрудники с 2012 года не получают зарплату. Игорь Мирославович сейчас дома, ухаживает за Ириными бабушкой и дедом — лежачим больным.

Ира была единственной опорой немолодых уже родителей. Она каждый месяц присылала из Боярки, где работала в школе, деньги из своей скромной учительской зарплаты, а приезжая в Дрогобыч, привозила целую сумку подарков. Если бы не помощь дочкиных одноклассниц и однокурсниц, Анне Петровне не на что было бы приехать к дочери в Днепропетровск. Узнав о ранении Ирины, девушки за несколько дней собрали почти 20 тысяч гривен.

— Дочка у меня просто замечательная, заботливая, — не скрывает гордости Анна Петровна. — А какая у нее сила воли! В детстве, пока все уроки не сделает, гулять не пойдет. Да и не любительница она дискотек и вечеринок — лучше книжку почитает.

Мы с Ирочкой сейчас много разговариваем о прошлом и будущем. Ей надо выговориться, поделиться своими печалями. И я вижу, что она с каждым днем все оптимистичнее смотрит на жизнь. Тем более что люди после газетных публикаций и телевизионных передач откликнулись на нашу беду. Присылают деньги даже из-за границы, и мы очень надеемся собрать доченьке на хорошие протезы. Она такая патриотка, так мечтает быть полезной людям и Украине.


*Ирина Иванюш была санинструктором в 93-й отдельной механизированной бригаде. Когда во время рейда девушка наступила на мину, бойцы буквально бегом отнесли раненую к машине

Ира, наверное, и не догадывается, что уже сейчас помогает раненым бойцам. На днях из-под Мариуполя вертолетом в больницу доставили двух тяжелораненых солдат. У одного из них, Владимира, оторвана взрывом стопа, врачи борются за то, чтобы сохранить ему вторую ногу. Мужчину навестила после операции советник губернатора (в обиходе «солдатская мама») Татьяна Губа, она рассказала ему об Ире Иванюш. Как держится эта девушка, как надеется быть полезной, как преодолевает боль. Когда «солдатская мама» уходила из палаты, Владимир сказал: «Спасибо вам, у меня тоже все будет хорошо!»

На днях волонтеру Виктории Павловой пришла из Чернигова посылка, которую местная женская волонтерская сотня получила от немецкого мецената. Узнав о ранении Ирины, он передал для нее в Украину четырехколесный электроскутер, который работает на аккумуляторе. Ира пока не может ездить на нем самостоятельно, но врачи уже протестировали технику.

— Очень хорошая, удобная машинка, своеобразный квадроцикл, — хвалит самоходное кресло заместитель главного врача Юрий Скребец. — Аккумулятор рассчитан на четыре часа работы, это 30 километров без подзарядки. Уверен, что Ире скутер пригодится. Конечно, она мечтает ходить, даже слышать не хочет об инвалидной коляске. До конца года мы проведем реабилитацию, сформируем культю. А там, возможно, удастся собрать деньги на импортные протезы. К сожалению, сейчас в Украине огромная проблема с протезированием бойцов, пострадавших на Донбассе. Если мы ее не решим, страну ожидает та же ситуация, которая была в США после войны во Вьетнаме: тысячи солдат, потерявших конечности, сотни самоубийств на этой почве. В Израиле подобную проблему успешно решают — солдаты без ног продолжают служить в армии до окончания контракта! Там, кстати, предусмотрены протезы для разных задач — плавания, бега, ходьбы. Украинские воины очень мотивированы. Невзирая на увечья, мечтают вернуться на передовую. Их никак нельзя оставлять наедине со своими проблемами.

Именно для этого в больницу имени Мечникова приезжал американский хирург-ортопед Роман Гайда. Он уже 25 лет оперирует раненых, накопил огромный опыт, которым готов поделиться с украинскими коллегами. Американские врачи широко используют так называемое короткое протезирование, чтобы люди, потерявшие ноги, как можно раньше начинали ходить.

— Эти протезы не имеют коленных суставов, они короткие, поэтому более устойчивые, — поясняет ортопед-травматолог, профессор Александр Лоскутов. — На первом этапе человек учится сохранять на них равновесие. В Украине уже есть случаи, когда люди с такими протезами ведут полноценную жизнь. И самое главное, такие «ножки» делают на Днепропетровском протезном заводе. Ирину уже пора ставить на них, чтобы она как можно раньше начинала тренироваться. На втором этапе можно будет подобрать протезы с коленными суставами. Кстати, их тоже делают на отечественном заводе.

Впрочем, Юрий Скребец считает, что лучше все-таки протезировать Иру Иванюш за границей. Волонтеры уже ведут переговоры с израильскими и американскими клиниками. Когда у девушки закончится период реабилитации, консилиум с участием лучших специалистов даст ей конкретные рекомендации по протезированию.

Ира, тем временем, постепенно приходит в себя. Увидев квадроцикл, она впервые после ранения улыбнулась. Я рассказала ей о гинекологе из военного санатория в Хмельнике, о которой писала наша газета. На инвалидной коляске она ведет прием пациентов, причем все женщины мечтают попасть именно к этому врачу. Но мой рассказ Иру не вдохновил.

— Я буду ходить сама и возьмусь за любую работу, которая будет мне под силу, — сказала Ирина Иванюш.

Она мечтает побывать на передовой вместе с министром обороны и рассказать ему о проблемах ее побратимов. Может, тогда на фронте что-то изменится.

— У Ирины неплохие перспективы и с лечением раненого глаза, — считает заведующий глазным центром Валерий Сердюк. — У нее было сквозное осколочное поражение глаза, разрушена сетчатка. Мы сделали две операции. Целостность глазного яблока удалось сохранить, сетчатку восстановили. Месяца через три посмотрим, что еще можно сделать, но главное, что видеть правым глазом она будет, хоть и не на сто процентов.

Очень хочется, чтобы люди помогли собрать деньги на протезы для Иры, чтобы она могла стать врачом, создать семью.

— Она так настроена на то, что будет ходить, — говорит главврач Сергей Рыженко, — так верит в человеческую доброту, что ее просто нельзя обмануть.

Для тех, кто хочет помочь Ирине Иванюш собрать средства на протезирование, публикуем счета, которые ее одноклассники открыли на имя мамы девушки:

р/с 4149 4978 3143 8827 в «ПриватБанке» (гривни)

р/с 4149 4978 3143 8801 в «ПриватБанке» (доллары)

р/с 4149 4978 31 438 819 в «ПриватБанке» (евро)

получатель: Иванюш Анна Петровна

15864

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.