БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории чужого горя не бывает

Переселенке из Углегорска и ее пятерым детям неизвестный благодетель подарил жилье в центре Киева

7:00 23 октября 2015 5698
Елена Новосельцева

Когда в киевский офис, где временно ютилась семья Новосельцевых из Углегорска, приходили волонтеры и журналисты, дети рассказывали о том, как они жили раньше.

— Сейчас в нашей семье пятеро детей, — говорил шестилетний Павлик. — А было шестеро. Был еще младший братик Тимоша. Маленький такой, ниже меня на голову. Ему было два годика, он много бегал и смешно чихал. Мы все очень его любили. Тимошу убило снарядом. Еще убило нашего папу и тетю Лию.

— А тетя ведь была совсем молодой! — рассказывали 10-летние Анечка и Юля. — Ей исполнилось всего двадцать лет. Она даже замуж не успела выйти. Погибла. Теперь Лия с папой и Тимошей живут на небе. А мы остались здесь и нам без них очень трудно.

Рассказывая о горе, которое принесла в их семью война, мама детей Елена Новосельцева не сдерживала слез. В январе нынешнего года женщина с пятью детьми и пожилыми родителями чудом выехала из Углегорска, где бомбили жилые дома. Приехала в Киев, но здесь идти ей было некуда. Благо, нашлись добрые люди, которые разрешили многодетной семье пожить в офисном помещении.

— Мы понимали, что не сможем находиться в офисе всегда, — говорит Елена Новосельцева. — Ведь это здание — не жилое. Я со страхом думала о том, что будет дальше. Честно говоря, не верилось, что кто-то просто так может подарить нам квартиру.

Мечта, которую Елена Новосельцева даже боялась озвучивать, сбылась. Буквально на днях киевский бизнесмен, пожелавший остаться неизвестным, подарил семье пятикомнатную квартиру в центре Киева. Получив ключи от своего нового дома (это случилось на торжественной церемонии в Национальном культурно-художественном и музейном комплексе «Мистецький арсенал»), женщина расплакалась. «Не знаю, как благодарить этого доброго человека, — сказала Елена. — Он спас нашу семью».

О том, что Новосельцевым пришлось пережить в родном городе, Елена старается не вспоминать. Особенно при детях.

— Мы не покинули Углегорск раньше, потому что нам не было куда ехать, — рассказывала зимой корреспонденту «ФАКТОВ» Елена Новосельцева. — До января наш город так сильно не обстреливали. Конечно, было неспокойно. По улицам ходили военные, на блокпостах проверяли документы, но мы надеялись, что со временем все наладится. Помню, как перед Новым годом спросила мужа: «Женя, может, уедем отсюда?» Но он отказывался: «И кому мы в другом городе нужны? Где и на что жить будем? А здесь работа, дом, родственники». Это действительно так. Муж работал слесарем на углегорской теплосети, сотрудники его очень уважали, ценили. Наш дом он построил своими руками, провел в нем газ, облицевал плиткой кухню… Хотя будь у нас деньги, мы бы уехали, начали все сначала. Но супруг с мая прошлого года не получал зарплату, и все наши сбережения закончились достаточно быстро. Однажды вместе с детьми я пошла за гуманитарной помощью. Увидев нас, солдаты украинской армии поделились своими пайками. Когда рассказала об этом Жене, он подбодрил: «Видишь, с такими парнями не пропадем». Кто же знал, что все так страшно закончится…

Когда Углегорск начали сильно обстреливать, мы с мужем поняли, что находиться в нашем доме слишком опасно, и решили переехать к родителям, которые живут в десяти минутах ходьбы от нас. У них хороший подвал, где можно укрыться. Я собрала самые необходимые вещи, деньги, документы, сложила в кулек сухари, печенье, макароны, гречку. А когда в прихожей уже одевала детей, за моей спиной разорвался снаряд. От него отлетели еще три «части», которые тоже взорвались. Один из осколков попал мне в правую ногу, и я инстинктивно подалась вперед. Муж закричал: «Ложись!» — и прыгнул на двухлетнего Тимошу, пытаясь закрыть его собой. Но это не помогло… Они оба погибли.


*Это последняя фотография, где Новосельцевы еще все вместе — с папой Женей и маленьким Тимошей

— Осколок снаряда попал зятю в шею, — добавил отец Елены Павел. — Он еще успел крикнуть: «Лена, спрячь детей!» Тимоше, которого пытался спасти Женя, осколок угодил прямо в висок…

— Тогда же была смертельно ранена и моя 20-летняя сестра Лия, которая, спрятав за спиной десятилетнего племянника, попала под удар, — продолжила Елена. — Мы вместе с пятью выжившими детьми закрылись в ванной. Вдруг за нами пришел сосед. Он был уверен, что при таком взрыве никто не выжил, но все же решил проверить. Сосед помог нам выбраться из дома. Это было трудно, ведь вход оказался полностью завален. Из моей раненой ноги текла кровь, но из-за шока я не чувствовала боли и шла. Оглянувшись, увидела, что верхней половины нашего дома больше нет, отдельные его части горели. Это было страшнее, чем в фильме ужасов.

Елена с детьми побежала в дом родителей. Следующие четыре дня просидели в их подвале и все время слышали, как стреляют.

— Мама долго не могла поверить, что Жени, Лии и Тимоши больше нет, постоянно говорила: «Может, они выжили и сейчас придут к нам?» — рассказывала Елена. — Приготовить еду в подвале мы не могли, а запасы сухарей и печенья уже заканчивались. Тогда отец поднялся в дом, чтобы сварить суп на газовой горелке. Я ему кричала: «Папа, не нужно!», а он сопротивлялся: «Мои внуки должны быть сыты».

Я выросла в многодетной семье. У моей мамы шестеро детей: три сына и три дочери. И у нас с мужем тоже так было. Мы с сестрами и братьями жили недалеко друг от друга, вместе отмечали праздники. В доме всегда раздавался детский смех, царила суета. А теперь в подвале стояла непривычная и ужасная тишина. Я постоянно думала: мы с мамой опять сравнялись — у каждой из нас осталось по пять детей…

Выбраться из Углегорска Елене удалось, когда в городе стали реже стрелять. Вдову с пятью детьми вывезла из города старшая сестра со своим мужем, у которого было два микроавтобуса. По дороге забирали родственников и соседей.

— В бюро ритуальных услуг мама успела взять три гроба, и мы заехали в наш дом за телами, которые погрузили в микроавтобус, — вспоминала женщина. — Похоронили мужа, сестру и сыночка уже в Дружковке. И даже там на кладбище слышали, как стреляют. Дорога из Углегорска была страшной. Из окна машины я всюду видела погибших — без ног, рук, головы…

В Дружковке Елену Новосельцеву отвезли в больницу, врачи осмотрели травмированную ногу и достали из нее осколок. С момента ранения прошло уже пять дней, и женщина чувствовала себя совсем плохо, поднялась температура. Но еще больше ее беспокоило то, что в Киеве, куда Новосельцевы поехали дальше, им негде жить. К счастью, вдову с детьми приютил киевлянин, знакомый их соседа из Углегорска.

В офисном здании, кроме Новосельцевых, жили еще четыре семьи с детьми. Малыши спали по двое на одной постели. Но переселенцы были рады и этому. Дети показывали журналистам одежду и игрушки, которые им принесли неравнодушные люди. И признавались, что уже очень соскучились по школе.

— Я и не не думал, что буду скучать по урокам, — сказал 11-летний Марик. — Уже хочу увидеть новых одноклассников. У нас, правда, нет тетрадей, ручек, карандашей, альбомов для рисования, спортивной формы и кроссовок. Но я думаю, что учителя не будут сердиться.

Теперь все, кроме шестилетнего Паши, уже ходят в школу. У детей есть и тетради, и ручки, и карандаши. Это и многое другое люди подарили им после публикации «ФАКТОВ».

— Если можно, напишите, что мы очень благодарны всем, кто нам помогал, — голос Елены Новосельцевой дрожит. — Мы ведь приехали голые и босые. Не успели взять даже одежду и запасное белье для детей. Майки, колготки, свитера — все это принесли добрые люди. Одна добрая женщина отвела ребятишек в парикмахерскую подстричься, а затем фотографироваться на документы. Дедушка из соседнего дома, увидев, что некоторые дети простужены, дал нам таблетки от кашля. Многие приносят готовое мясо, домашнюю выпечку, творог, сладости. Мы даже представить не могли, что здесь так много добрых и отзывчивых людей. Сейчас дети ходят в киевскую школу. Они уже подружились с одноклассниками, прекрасно отзываются об учителях. Возвращаются из школы довольные, улыбаются. Я очень этому рада.

Но вопрос с жильем оставался нерешенным. Хозяин офиса, в котором мы жили, даже водил нас с детьми на прием к киевскому мэру. Мэр сказал, что поможет Павлику из Углегорска (он запомнил сыночка, поскольку тот сел в его кресло), но, к сожалению, не получилось. Тогда хозяин офиса познакомил нас с генеральным директором комплекса «Мистецький арсенал» Натальей Заболотной. К моему удивлению, она приняла наши проблемы близко к сердцу. Наталья Филипповна сразу стала помогать. Подняла все свои связи, рассказала о нас друзьям и знакомым. Постоянно звонила, спрашивала как дела. На первую встречу с ней дети поехали с моей сестрой. Я тогда почти не выходила из дома из-за больной ноги. Когда стало лучше, встретились. Сейчас Наталья Филипповна стала нам как родная. Увидев ее, дети тут же бегут обниматься. Они очень ее полюбили.

— Знаете, после гибели мужа, я не представляла, что будет дальше, — вздыхает Елена. — Как жить, как самой поднимать детей? Я ведь давно уже не работала — все время находилась в декретном отпуске. С Женей мы были как за каменной стеной. Только благодаря помощи людей здесь, в Киеве, почувствовала, что я не одна.

Когда Наталья Заболотная сообщила Елене, что меценат хочет подарить ей квартиру, многодетная мама не поверила. Особенно, услышав, что эта квартира пятикомнатная и в центре Киева.

— Я долго смотрела на Наталью Филипповну и повторяла: «Не может быть… Так не бывает!» — вспоминает Елена. — Но оказывается, бывает. Я и сама не знаю, кто этот человек. Квартира, которую он подарил нам, — в новом доме. Еще несколько месяцев назад это была просто «коробка» с голыми стенами. Но волонтеры и меценаты в рекордные сроки сделали там ремонт. Увидев этот ремонт, я расплакалась от счастья. Как люди, которые оформляли квартиру, так угадали наши желания? Все в нежных пастельных тонах, как я люблю. Красивые полочки для детских книг, удобные кровати. А кухня! Такая большая, просторная, с новой техникой. Я очень люблю готовить. Теперь есть где этим заниматься.


*"Большое счастье, что есть неравнодушные люди, которые помогли Елене с детьми получить эту благоустроенную квартиру", — говорит гендиректор «Мистецького арсенала» Наталья Заболотная (справа)

— А нам есть где учить уроки, — добавляет восьмилетняя Катюша. — У меня недавно был день рождения, и в школе подарили набор для творчества. В школе вообще очень здорово. Знаете, когда мы приехали в Киев, часто плакали, хотели вернуться домой. Но теперь нам и здесь хорошо. А домой нельзя. Там стреляют.

— Для нас для всех теперь это главное: только бы не стреляли, — тихо произносит Елена. — Первое время дети вздрагивали от любого резкого звука, даже от стука двери. Все напоминало о взрывах. С ребятами работали профессиональные психологи. Сейчас уже легче. Дети постепенно привыкают к мысли, что они в безопасности. При них я стараюсь не говорить о том, что пережили. Но, конечно, мы не можем забыть папу, маленького Тимошу, тетю Лию… От них у нас остались только воспоминания и несколько фотографий. Мы даже не можем навестить их могилы, ведь похоронили близких в Донецкой области. Когда к нам пришли журналисты, Паша первым делом показал им фотографию: «Это наш папа. Мы очень его любим». Сейчас учимся жить без Жени. Учимся не унывать, надеяться на лучшее. Это тяжело. Помогает вера и мысль о том, что мы не одни.

— Теперь у Новосельцевых появилась своя квартира и шанс на полноценную жизнь, — говорит генеральный директор «Мистецького арсенала» Наталья Заболотная. — Историю этой замечательной семьи я рассказывала многим своим друзьям. Большое счастье, что у нас есть неравнодушные люди, при содействии которых семья Новосельцевых получила благоустроенную квартиру в собственность. Подарок организовал человек, который не захотел оглашать свое имя. Могу сказать о нем только то, что это хороший человек и настоящий меценат, который постоянно поддерживал бойцов в зоне АТО и в рамках акции «С теплом в сердце» помог закупить одежду для 500 детей-сирот.

— Паше недавно исполнилось шесть, уже в следующем году он пойдет в школу, — рассказывает Елена Новосельцева. — Пока пытаюсь устроить его в детский сад. Это даст мне возможность работать. Пенсия по потере кормильца маленькая. На эти деньги пятерых детей не прокормишь. Сейчас нам помогают волонтеры, но неудобно жить за счет добрых людей. Поэтому согласна на любую работу. Пока мне есть ради кого жить, я не сдамся.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров