ПОИСК
Події

Бабушка пропавшей Амины Менго: "Думаю, приемные родители пытались скрыть страшное преступление"

8:00 16 червня 2017

Дело о загадочном исчезновении шестилетней Амины Менго из Кривого Рога обрастает новыми подробностями. Результатов экспертизы найденных в водоеме останков, которые могут принадлежать Амине, пока нет. В полиции рассматривают версию о причастности к произошедшему приемных родителей девочки Татьяны и Юрия Кудрявцевых. Как рассказывали в полиции, во время допроса Юрий Кудрявцев признался, что Амина умерла, приняв гормональные препараты. А приемные родители, испугавшись разбирательств с органами опеки, сожгли тело девочки и утопили останки в водоеме. Позже пакет с биоматериалами нашли именно в том месте, на которое указал приемный отец.

Тем не менее пока что подозрение в совершении преступления Кудрявцевым не предъявлено. Это станет возможным только после получения результатов экспертизы. Выясняя подробности этой темной истории, «ФАКТЫ» разыскали родных бабушку и маму Амины Менго.

«Однажды на моих глазах муж дочери ударил ее кулаком в висок только за то, что на улице на нее взглянул какой-то парень»

Вкратце напомним читателям хронологию событий. Об исчезновении Амины Менго полиции 3 июня сообщили соцработники. Татьяна и Юрий Кудрявцевы (у которых, кроме Амины, есть трое родных и четверо приемных детей) рассказали, что Амина потерялась по дороге на вокзал. По словам Татьяны, она, муж и маленькая Амина ехали на железнодорожный вокзал на машине встречать старшую дочь. Остальные дети были у бабушки. По дороге Амина якобы попросилась в туалет. Но вернулась ли она в автомобиль, супруги… не проверили. Не удостоверившись в том, что девочка села в салон, они поехали дальше. И только на вокзале вдруг заметили, что Амины нет.

— Я села в машину на свое место, — выступая перед журналистами местных и центральных телеканалов, говорила Татьяна Кудрявцева. — А Амина села или нет… Мы не заметили. В автомобиле три ряда кресел, а девчушка наша такая малюсенькая…


*Татьяна Кудрявцева (справа) рассказывает журналистам свою версию произошедшего

После того как в полиции сообщили, что Юрий Кудрявцев дал признательные показания и привел правоохранителей к водоему, куда бросили останки девочки, приемные родители отказались от общения с журналистами. «ФАКТЫ» несколько раз пытались задать вопросы адвокату Кудрявцевых Оксане Рагозиной, но она отвечала: «Клиенты не дают мне право что-либо комментировать».

Амина Менго со своим братиком Тимуром жили в доме семейного типа Кудрявцевых с 2012 года. Их родная мама Илона уехала за границу, когда дети были совсем маленькими. Бабушка же Элла Менго не могла о них позаботиться из-за проблем со здоровьем. «ФАКТАМ» удалось найти и маму, и бабушку пропавшей девочки. Обе уверяют: приемные родители Амины совсем не те, за кого себя выдавали.

— Все пишут, что я отказалась от своих детей, бросила их, — сказала «ФАКТАМ» Илона Менго. Сейчас она живет в Йемене, поэтому мы разговаривали по телефону. — Но я не хотела от них отказываться! Просто вынуждена была уехать из страны — из-за мужа, который меня преследовал. Потеряв работу, он начал жестоко меня избивать. Я ушла от него вместе с детьми и скрывалась по всей Украине: жила в Киеве, в Крыму… Он везде находил. С тех пор ослепла на один глаз. Понимая, что больше так продолжаться не может, решила уехать в Стамбул. Детей оставила маме.

Потом у мамы начались проблемы с суставами, и она уже не могла заботиться о детях. Мама отдала Тимура и Амину в дом семейного типа. Я не хотела, чтобы сын и дочка попали к чужим людям. Однако мама уговорила прислать электронный отказ от детей. Тогда, мол, приемные родители оформят документы и смогут получать пособие. Оказалось, только деньги этих людей и интересовали.

— Когда я это поняла, было поздно: Кудрявцевы уже стали их официальными опекунами, — рассказывает «ФАКТАМ» бабушка Амины Элла Менго (на фото). — Я очень люблю этих детей и, если бы не здоровье, ни за что бы их не отдала. Но я инвалид, болею с 2003 года. Был период, когда вообще не вставала с кровати… Потом стало немножко лучше, я даже могла помогать дочке с внуками. Аминочка появилась на свет семимесячной, при родах чуть не погибла. Она была совсем крошечной. Обследовав ее, врачи диагностировали ревматизм.

Поначалу дочка о детях заботилась. Потом уехала — действительно, из-за мужа, отца Амины (Тимур у нее от первого брака). Он иорданец, очень ревнивый. После рождения Амины у него совсем сорвало крышу. Ревновал Илону к первому встречному и избивал. Однажды на моих глазах ударил ее кулаком в висок только за то, что на улице на нее посмотрел какой-то парень. Дочка пряталась от него по всей стране, потом уехала за границу. Он попал в тюрьму, а когда освободился, опять поехал за Илоной. Получилось, что, пока она от этого негодяя бегала, Аминочку, наше солнышко, убили…

— Как вы познакомились с Кудрявцевыми? Почему решили отдать детей в эту семью?

— Мне стало хуже. Я уже не выходила на улицу, не могла взять ребятишек на руки и понимала, что дальше так продолжаться не может. Сказала нашему педиатру, что хочу временно отдать внуков в интернат. Приехала комиссия из исполкома, Тимура и Амину забрали в больницу на обследование. Я практически не вставала с кровати. Однажды, когда дети еще были в больнице, ко мне домой пришла женщина, представилась, что она из исполкома. Это была Татьяна Кудрявцева. «Я так вам сочувствую, — сказала. — Если вашим внукам нужна помощь, говорите, все сделаю. Привезу им подгузники, питание… И вас, если хотите, к ним отвезу». Она была очень доброй, ласковой, как родная. Я еще подумала: «Бывают же такие заботливые люди!»

Татьяна начала приходить ко мне едва ли не каждый день. Все уговаривала, чтобы я оформила внуков в их семью. «Брат с сестричкой переселятся к нам, но мы постоянно будем их к вам привозить, — обещала Татьяна. — Станем одной семьей. Вы почувствуете себя самой счастливой бабушкой на свете!» Я спрашивала, зачем ей это. Дети-то чужие. «Хотите верьте, хотите нет, но мы просто очень любим ребятишек, — отвечала Кудрявцева. — Рожать я больше не могу, а так мечтаю о большой семье».

«Увидев внуков на фото, ужаснулась: они так похудели! Кожа до кости!»

— Как восприняли Кудрявцевых дети?

— Тимур и Аминочка привыкли к чужим людям. Когда я не могла ходить, с ними гуляли соседи. В конце концов Татьяна уговорила меня написать заявление о том, чтобы внуков пристроили в их семью. Она постоянно звонила, рассказывала, как у нас все будет хорошо, заботилась. «Как ваше здоровье? — спрашивала. — Берегите сердце. Помните, вы нам очень нужны». Словно родная дочь, понимаете? С оформлением документов проблем не возникло. Татьяна сказала, что ее мать раньше работала прокурором и у нее в городе много полезных связей.

16 мая 2012 года Кудрявцевы забрали внуков. И все резко изменилось. Такая добрая и заботливая Татьяна вдруг стала меня избегать. Сколько я ни просила ее привезти детей, все было бесполезно, у нее всегда находились отговорки. Сначала она рассказывала, что Тимур якобы панически боится садиться в машину, поэтому, мол, приехать пока не могут. Но внук раньше ездил в автомобиле и ничего не боялся. Потом я узнала, что они повезли детей на море. На машине. «Как же так?» — спросила, когда вернулись. «Страха больше нет, — ответила Кудрявцева. — Но теперь они с Аминой простудились. Поэтому не получится». Она кормила меня обещаниями девять месяцев. Однажды привезла их фотографии. Увидев детей на снимках, я ужаснулась: они так похудели! У меня были румяные, упитанные, а тут кожа до кости! «Просто много по двору бегают», — объяснила Татьяна.

Встреч с Аминой и Тимуром я добилась только после того, как написала заявление в службу по делам детей. Там меня поддержали: напомнили Кудрявцевым, что я родная бабушка и имею право видеть внуков. Татьяне это, разумеется, не понравилось. Но она вынуждена была привезти их. Дети были очень худыми. Тимур мне показался каким-то… испуганным, что ли. Раньше был общительным, а стал замкнутым и очень грустным. Постоянно смотрел на Татьяну, боялся без ее разрешения даже взять в руки машинку. Когда внуки жили со мной, они каждый день пили молоко. А тут вдруг отказались. Я спросила у Татьяны, почему не дает им молоко, а она в ответ: «Потому что они после него ср… т!» И вдруг взбеленилась: «Как вы мне все надоели! В больницах тоже цепляются: „Что у вас за худые карлики?“ Генетика у них такая! Если вы такая умная, воспитывайте их сами!»

— Вашу дочку лишили родительских прав?

— Когда Кудрявцевы забирали детей, Илону объявили в розыск. Дочка пропала, перестала отвечать на звонки. Я уже испугалась, что этот негодяй нашел ее и убил. Пока Илона официально была в розыске, Кудрявцевы получали на детей пособие. А потом дочь нашлась. Даже смогла ненадолго приехать в Украину.

— Почему же не осталась?

— Илона боится, что ее найдет муж. В Кривом Роге она не может спать: ей кажется, что он караулит ее и среди ночи ворвется в квартиру. Наверное, дочери нужна помощь психолога.

Когда дочка приехала, ее розыск был прекращен, а Кудрявцевы перестали получать пособие. Понимая, что без меня эту проблему не решить, Татьяна подобрела и начала чаще приезжать в гости. «Давайте опять подадим Илону в розыск, — уговаривала. — Вы никому не говорите, что она вам звонит. Скажите, что пропала. Ну наврете полиции, ничего страшного! Это же ради детей. Нам без пособия не выжить, и так на одних кашах сидим». Я, дурочка, послушалась. Но, давая показания разным следователям, запуталась и честно призналась полицейским, что наврать меня надоумила Кудрявцева. Одним словом, с розыском ничего не получилось. А когда Татьяна добилась, чтобы Илону лишили родительских прав, опять перестала возить ко мне внуков.

Кудрявцева всеми способами пыталась оформить детям инвалидность. Сначала добивалась, чтобы их признали умственно отсталыми. Когда с этим диагнозом не получилось, пробовала оформить Амине группу из-за ревматизма. Опять ничего не вышло. Тогда Татьяна сказала, что у детей карликовость. Мол, они слишком маленькие. Я объясняла, что их мама Илона в детстве тоже была крошкой. Дочь и сейчас невысокая — всего 150 сантиметров. Но Татьяна уверяла: это ненормально. Она настояла, чтобы детей ввели в так называемую клофелиновую кому. Как мне объяснили врачи, в состоянии комы берут пункцию ткани костного мозга. Я говорила Кудрявцевой, что у Амины слабенькое сердце, с ней нельзя проводить такие эксперименты. «Не мешайте! — отрезала Татьяна. — Мы будем делать то, что посчитаем нужным». А когда я начала возмущаться, Кудрявцева выпалила: «Детей ты больше не то что не увидишь, даже по телефону не услышишь!» Это было осенью 2014 года. Кудрявцева сдержала слово: с тех пор я не слышала ни Тимура, ни Аминочку…

— Вы не жаловались в горсовет?

— Спрашиваете! Писала десятки заявлений! В службе по делам детей отвечали, что я имею право видеться с детьми. Но Кудрявцевой было на это наплевать. Я уже понимала, что связалась с очень плохими людьми. Им нужны были только деньги, сами же дети их не интересовали. Татьяна в ответ на мои обвинения рассказывала соцслужбам, что я якобы судимая, называла меня уголовницей, алкоголичкой. Это дикая ложь. Кудрявцева публично меня унижала, настаивала, чтобы мне провели психиатрическую экспертизу… Я же требовала перестать проводить над детьми эксперименты. Знала, что им кололи гормоны.

— Во время допроса, как рассказывали в полиции, Юрий Кудрявцев признался, что Амина умерла после приема гормональных препаратов. Как вы думаете, это правда?

— Нет. Если бы она умерла от препарата, который ей назначил врач, Кудрявцевы не стали бы сжигать ее тельце. Татьяна вызвала бы «скорую» и, скорее всего, обвинила бы во всем врачей. Но тут произошло что-то другое. Думаю, Кудрявцевы пытались скрыть страшное преступление. Не исключаю, что Кудрявцевы могли избить ребенка.

1 мая у Аминочки был день рождения. Я звонила Татьяне целый день, но она ни разу не взяла трубку. Мне так хотелось услышать голос внучки! Как чувствовала, что произойдет что-то страшное. В ночь с 31 мая на 1 июня мне приснился кошмар. Будто бы Аминочка и Тимур лежат в воронке, в серой пыли, похожей на пепел. Что-то сильно гудит, и сквозь этот гул слышен женский голос: «Да вытаскивай ты его уже!» Появляется мужская рука и вытягивает Тимура. А Амину та же рука заталкивает в пепел, и внучка исчезает.

— Сейчас всех детей из семьи Кудрявцевых на время забрали в реабилитационный центр. Возможно, они знают, что на самом деле произошло. Вы не общались с Тимуром?

— Очень хочу. Буду добиваться разрешения навестить его.

— Вы намерены его забрать?

— У него есть родная мама, и, я надеюсь, это сделает она.

— Илона готова приехать?

— А как же! Одного ребенка уже потеряла, не бросать же еще одного! Все-таки она мать. Кроме того, ее присутствие необходимо для проведения ДНК-экспертизы найденных в водоеме останков. Тимур Амине родной брат только по матери, а это, как сказали в полиции, усложнит задачу экспертам. Илона же не может выехать в Украину. Она там нелегально и, чтобы вернуться сюда, нужно заплатить огромный штраф — порядка 20 тысяч долларов. У дочки таких денег нет. Поэтому что делать, мы пока не знаем.

Мы все же надеемся, что Татьяна и Юрий Кудрявцевы захотят высказать свое мнение о происходящем, и готовы предоставить им такую возможность. «ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.

4968

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів