БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия Громкое дело

«Тесть сделал мне какой-то укол. Вызывай «скорую» и полицию»

13:19 18 января 2018 5146
подсудимый врач

Известного харьковского онколога приговорили к десяти годам лишения свободы за убийство зятя, осуществленное с помощью смертельной инъекции

Казалось бы, это только в романах Агаты Кристи преступники убивают своих жертв всякими изощренными способами. Читаешь детективы и думаешь: в обычной жизни подобного произойти не может. Далеко не первый год работаю криминальным журналистом и не могу вспомнить случая, когда убийца так тщательно готовился к преступлению. Вроде бы все продумал: и способ убийства выбрал необычный, и последствия просчитал. Не учел лишь одного — что жертва преступления перед смертью успеет позвонить брату и назвать имя убийцы.

На скамье подсудимых — известный харьковский онколог Игорь Тихонов, спасший за свою медицинскую практику не одну человеческую жизнь. (Так как приговор еще не вступил в законную силу, фамилии главных участников этой трагической истории изменены.)

Перед оглашением решения суда он заметно нервничает. К клетке, в которой находится подсудимый, подошла какая-то женщина и читает с экрана телефона слова поддержки от благодарных пациентов. Слышно, как женщина четко проговаривает: «Степаныч! Вас любят. Мы все верим, что скоро вы будете на свободе. Вы врач от Бога. Вы нам нужны». Тихонов чуть заметно кивает головой, но чувствуется, что мыслями он в другом месте. Вот-вот в зал заседания должны войти судьи и огласить приговор. Прокурор накануне просил для него 13 лет лишения свободы. Однако адвокат уверял: срок будет намного меньше.


* Врач-онколог своей вины не признал и утверждал на суде, что зять сам напоролся на шприц. Стоп-кадр программы «Объектив»

Из показаний младшего брата убитого Сергея Вдовина Алексея:

Это я познакомил брата с его будущей женой. У нас была вечеринка. И в моей квартире оказались Сережа и Галя. Галина — красивая девушка из хорошей семьи. У них все медики. Папа онколог, мама невропатолог. А сама она работала фармацевтом. У нее был маленький сын от первого брака.

Сергей и Галя очень быстро сблизились. Их дружба переросла в любовь буквально за месяц. Я знаю, что они мечтали о счастливой жизни. И даже дату для свадьбы выбрали 7 июля 2007 года — дата «трех семерок». Накануне почти в каждой газете писали, что, если кто-то поженится 07. 07. 07, у того будет долгая счастливая совместная жизнь. Я в это все не очень верю. Но поначалу так и было. После свадьбы Сергей и Галя действительно жили счастливо. Правда, ровно… семь лет!

За это время молодожены успели купить в кредит двухкомнатную квартиру. И наши родители помогли с деньгами, и родители Гали давали деньги. Кредит погасили достаточно быстро — за четыре с половиной года.

Сергей с Галей жили очень хорошо. Брат все делал по дому, любил жену. А маленького сынишку супруги воспитывал как своего собственного. К сожалению, общего ребенка у них не было.

С тестем у Сергея вроде бы были хорошие отношения. Брат часто ездил помогать отцу жены ремонтировать дачу.

Небольшие проблемы в семье Сергея начались, когда он закончил выплачивать кредит за квартиру. Мне кажется, именно тесть подливал масла в огонь. Он как-то при мне сказал брату: «Это неправильно, что ты, Сережа, оформил квартиру на двоих. Ты же мужик — перепиши свою часть на жену».

Вскоре это для тестя стало какой-то навязчивой идеей. Он часто встречал Сергея после работы с папкой документов в руке и настаивал, что мой брат должен прямо сейчас идти с ним к нотариусу.

Окончательно все испортилось в семье у Сережи и Гали за полгода до убийства. Я не знаю точной причины, почему так случилось. Но брат часто в последнее время говорил: «Они не считают меня ровней. Вся их семья — заслуженные медики. А я кто? Обычный охранник!» Да, хоть у Сережи и было высшее юридическое образование, но работал он на предприятии в службе охраны.


* Сергей Вдовин был физически сильным мужчиной. Занимался боксом, купался в проруби. По мнению родных, никто не поверил бы, что он умер в 37 лет от сердечной недостаточности

— Дальше все становилось только хуже, — продолжает Алексей. — Серега начал уезжать на работу ни свет ни заря — в половине седьмого утра, а возвращался к одиннадцати вечера. Старался как можно меньше находиться в той квартире. Обедал и ужинал у мамы. С супругой они уже спали в разных комнатах.

Дело шло к разводу, но Сергей до последнего надеялся помириться с Галей. Он ее очень любил. Между тем Игорь Степанович начал буквально преследовать моего брата. Подкараулит его, когда он приезжает после работы, и давай его уговаривать: «Поступи, как мужик. Перепиши свою часть квартиры на жену». А ему идти некуда, понимаете? Другого жилья у Сергея не было. По закону эта квартира является имуществом, нажитым в браке. То есть при разводе делится пополам.

Сергей разводиться не хотел. Но, раз уж все равно шло к этому, говорил жене: «Давай делить все поровну. Было бы куда мне идти — оставил бы квартиру тебе и сыну».

Тесть приходил к ним в квартиру и говорил Сергею: «Будь мужиком. Бери чемодан — и убирайся!» Брат тогда ответил, что такого не будет. Мол, его тоже не на помойке нашли.

Тот день, когда убили брата, я помню хорошо. Уже собирался ложиться спать, как позвонил Сергей. Он говорил так тихо, что было трудно что-то разобрать. Но я услышал, что он сказал: «Тесть сделал мне какой-то укол. Вызывай „скорую“ и полицию». И на этом разговор прервался.

Я подумал, что у них там снова какая-то ссора. Вызвал такси и помчался к дому брата. Пока ехал (это минут пятнадцать), постоянно набирал его номер. Раз тридцать позвонил, но никто не отвечал. Звоню Гале. Она в гостях. Спрашиваю: «Где муж?» «На работе должен быть», — отвечает. — «А папа твой где?» — «Где же ему быть? Дома у себя, наверное».

Когда я подъехал к дому, где жил Сережа, первым делом поднялся в их квартиру. Но там никого не было. Выбежал на улицу и, не знаю почему, отправился за гаражи. Там и встретил Степаныча. Тесть брата выглядел странно. Был одет в старую одежду и выглядел, как бомж. И еще он был перепуган. Увидев меня, сначала хотел убежать. Но я схватил его за пиджак.

«Там Сереже плохо стало, — проговорил Игорь Степанович. — Я пощупал у него пульс… Он мертвый». Я подбежал к брату и увидел, что он уже не подает признаков жизни. Рядом в снегу валялся шприц с погнутой иголкой. «Что это?» — спросил Игоря Степановича. — «Он сам напоролся. Я не хотел… Я защищался…»

Я вызвал полицию. Тестя держал, пока они не приехали. За это время Игорь Степанович признался мне, что в шприце был медицинский препарат ардуан. Его применяют в том случае, когда больного переводят на аппарат искусственного дыхания. Действие лекарства вызывает атрофию всех мышц и легких. Если вовремя не подключить аппарат искусственного дыхания, человек умирает. В обычной аптеке ардуан купить невозможно. Он даже не во всех больницах есть.

Читал, что действие лекарства быстро выводится из организма. Игорь Степанович, отравив моего брата, собирался перетащить его тело в безлюдное неосвещенное место. Его нашли бы, скорее всего, лишь утром. К тому времени лекарства в организме уже не должно было остаться.

— Как установили эксперты, причиной смерти 37-летнего мужчины могла стать сердечно-легочная недостаточность, вызванная инъекцией лекарственного препарата, похожего на ардуан, который вводят пациентам при переводе их на искусственное дыхание, — говорит пресс-секретарь Харьковской областной прокуратуры Ольга Дутова. — Врач должен быть хорошо осведомлен о том, как действует это лекарственное средство. На суде онколог свою вину не признал. Сказал, что зятя убивать не хотел, а просто защищался, когда тот стал угрожать ему пистолетом. Да и в шприце у него якобы был «всего-навсего» крысиный яд.

Из показаний Игоря Тихонова в суде:

«Моя вина не доказана. Нет никаких доказательств, поэтому мы будем подавать в апелляционный суд. Я не убивал зятя. Просто он сам напоролся на шприц. Никакой инъекции не было.

Я зашел в квартиру. Хотел вынести мусор. Для этого на балконе нашел старую одежду. В кармане пиджака лежал шприц с крысиным ядом. Я когда-то крыс травил, а он так и остался в кармане. Зять начал мне угрожать, ну я и вытащил шприц, как для самообороны… Но убивать никого не собирался".

Судья: — «Вы пытались оказать первую медицинскую помощь зятю?»

Тихонов: — «Да».

Судья: — «Экспертиза показала, что искусственное дыхание вы ему не делали… Зять при вас звонил брату?»

Тихонов: — «Да, при мне».

Судья: — «Вы ведь врач и видели, что Вдовин умирает. Почему не вызвали «скорую»?

Тихонов: — «Я… растерялся».

— Мой подзащитный не признает своей вины, — настаивает адвокат подсудимого Евгений Макшанов. — Я считаю, что следствие шло по ложному пути. Мы будем всеми законными способами доказывать невиновность моего клиента.

— Прокуратура доказала, что в феврале 2015 года злоумышленник пришел в квартиру, где проживала его дочка вместе с ребенком и мужем. Дома никого не было. Тесть открыл двери своим ключом, — рассказывает прокурор Слободского отдела Харьковской городской прокуратуры Виктория Тугайбей. — Мужчина переоделся в неприметную старую одежду и пошел ждать возвращения зятя возле гаража.

Когда Сергей Вдовин вышел из машины, Тихонов вколол ему в правое бедро иголку со шприцем и ввел медицинский препарат. Зятю стало плохо. За несколько минут до своей смерти Вдовин все-таки успел позвонить брату.

Коллеги характеризуют Тихонова как очень хорошего профессионала.

— Вы знаете, скольких он людей спас? — сказали мне в Харьковском институте медицинской радиологии имени Григорьева. — Тихонов работает у нас с 2002 года. И только положительные отзывы о нем. И супруга у нас работает. Когда сказали, что Степанович мог убить зятя, у нас почти никто не поверил. Пациенты его просто обожают. Как только начиналось расследование, мы даже хотели брать Игоря Степановича на поруки.

— Как вы думаете, мог ли Тихонов взять ардуан именно в вашем институте? Ведь в аптеках это лекарство не продается.

— Мы не знаем, где он мог достать ардуан. Но после того случая провели ревизию. Никакие лекарства у нас не пропадали.

Интересно, что на похороны Сергея Вдовина его супруга так и не пришла. По крайней мере, это утверждают родственники покойного.

Те, кто хорошо знали Игоря Тихонова, разделились на два лагеря. Одни начали защищать врача. Другие, напротив, называли его человеком, «постоянно плетущим какие-то интриги».

«Никогда не поверю в то, что Игорь убил, — написала на одном из форумов в Интернете некая Полина. — Много лет жила в соседнем доме, знала его лично. Обращались не раз за помощью к нему и мои родители. Очень помог моей маленькой дочери. Только доброта и отзывчивость есть у этого человека. А то, что случилось, даже страшно подумать, что такой благополучной семье не повезло с зятем, который обижал дочь Игоря и делал невыносимой жизнь всем. Как отец Игорь прав, что пошел в защиту дочери. Мы держим за тебя кулачки, Игоречек! Все будет у тебя хорошо».

«На работе Игорь Степанович специалист. Но ему никто не давал права лишать жизни человека, тем более близкого человека. Он давал клятву Гиппократа и в том числе нарушил ее, как и другие нормы морали и нравственности», — пишет на своей страничке в социальной сети харьковчанин Андрей Петрович.

60-летнего Игоря Тихонова признали виновным и приговорили к десяти годам лишения свободы. Однако скоро он может выйти из тюрьмы. Дело в том, что онколог находится в следственном изоляторе уже три года. По «закону Савченко», который в данном случае применяется, три года в СИЗО посчитают за шесть. Таким образом, сидеть Игорю Степановичу остается четыре года.

Адвокат Тихонова уже заявил, что будет подавать апелляцию. Скорее всего, будут подавать апелляцию на слишком мягкий, по их мнению, приговор и в прокуратуре.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров