Общество Сильные духом

«Очнувшись, я не сразу поняла, что у меня нет ног»

18:47 16 апреля 2018   3939
Оксана Нежальская
Елена СМИРНОВА, «ФАКТЫ»

Вынужденная переселенка из Луганской области Оксана Нежальская, четыре года назад лишившаяся обеих ног, подорвавшись на мине, встала на протезы и освоила несколько профессий. Кроме того, женщина стала участницей проектов «Переможці» и «Воїну — гідна праця». А еще Оксана, выиграв грант для развития туризма, разработала специальный маршрут для людей с особыми потребностями и теперь ищет инвесторов и партнеров для развития своего социального проекта.

— 23 августа 2014 года машина, на которой мы ехали вместе с зятем и односельчанкой, наехала на мину, после чего моя жизнь разделилась на «до» и «после», — рассказывает 46-летняя Оксана Нежальская. - Одну ногу мне оторвало сразу, а вторую врачи долго пытались спасти, но, увы, не смогли.

Мы беседуем в реабилитационном центре «Лютеж» под Киевом, где женщина поправляет здоровье.


* Это фото сделано летом 2014 года. Оксана еще не знает, через какие испытания ей предстоит пройти

— Оксана, где вы сейчас постоянно проживаете? Вам есть куда отправиться после реабилитации?

— Это для меня самый больной вопрос. В апреле 2015 года я выписалась из Харьковского института протезирования и с тех пор фактически живу в реабилитационных центрах, у друзей или волонтеров. В основном во Львове, где зарегистрирована как вынужденная переселенка. Своего жилья на мирной территории у меня нет, а арендовать хотя бы комнату доходы не позволяют. Моя квартира, в которой я накануне войны сделала ремонт, находится на неподконтрольной территории в поселке городского типа Ивановка Антрацитовского района Луганской области.

На Луганщине остались и все близкие — 94-летняя бабушка, мама, моя младшая сестра, дочь, зять и внук. Дочь меня навещает, но не часто. К сожалению, поездки через линию разграничения — дело хлопотное и дорогостоящее. Мне же дорога домой заказана. Для земляков я — украинский волонтер. Некоторые не приемлют подобную гражданскую позицию. Помню, когда я лежала в больнице после подрыва на мине, они изводили моих родных вопросом: «Когда похороны?» Жить в таком окружении, считаю, будет и опасно, и невыносимо.

— Куда вы ехали, когда ваша машина наткнулась на мину?

- Мы везли продукты в удаленные села Казаковка и Колпаково. Выездной торговлей я подрабатывала давно. Закончив в свое время Луганский педагогический университет, устроилась в родной Ивановке в Дом детского и юношеского творчества, где и работала в течение 14 лет. Но зарплаты руководителя экологического кружка катастрофически не хватало. Поэтому, приобретя бусик, я вместе с односельчанкой-ровесницей Еленой Барчук и зятем Сашей по выходным дням стала возить товары в села.

Удаленные от железнодорожной ветки и трассы Харьков-Ростов населенные пункты и в мирное время снабжались скудно. А в войну они фактически попали в изоляцию. Наш район находится в 40 километрах от города Дебальцево на Донетчтине. Летом 2014-го, можно сказать, «вокруг» нас начались активные боевые действия. Отдельные участки железной дороги оказались взорваны, трассы разбиты тяжелой техникой и снарядами. В результате обстрелов по всей округе неделями не было электричества, газа, воды. А вскоре перестали платить пенсии и социальные выплаты.

Мы стали возить в эти села уже не только товары на продажу, но и продуктовые наборы и лекарства Харьковского благотворительного фонда «ИНВА SOS Восток», которые раздавали малоимущим. А оттуда везли мобильные телефоны сельчан, оставшихся после обстрелов без электричества, чтобы зарядить их у себя дома и доставить обратно.

— Кто-нибудь предупреждал людей о том, что местность заминирована?

— Нет. Табличек «заминировано» нигде не было.

— У вас были какие-то нехорошие предчувствия?

- Моя младшая сестра предчувствовала трагедию и уговаривала меня в тот день не ехать. Рассказывала, что ей три ночи подряд снился наш покойный отец. Он был весь в крови, дрожал и просил одеяло.

Но я заверила сестру, что мы будем осторожны. Отложить поездку в село, где нас ждали как спасителей, было невозможно. На мину машина наскочила прямо на железнодорожном переезде. Перед нами там проехали легковушка и бензовоз. А наш бусик почему-то не проскочил… От взрыва автомобиль подпрыгнул и опрокинулся на бок. Он так до сих пор и лежит в поле неподалеку от переезда.

— Кроме вас, кто-то пострадал?

- Все. Моего зятя, который в тот день сидел за рулем, выбросило из машины. На первый взгляд он серьезных травм не получил, только непроникающие осколочные ранения. Медики даже шутили, что «в бронежилете родился». Но спустя год у него стали отказывать ноги. Парню всего 27 лет, а он уже вынужден поддерживать себя дорогостоящими инъекциями. Я, придя в себя в районной больнице на пятые сутки после ЧП, сразу спросила, где Саша и Лена. Мне ответили, что Саша находится в соседнем отделении, а Лену уже похоронили — она погибла на месте.

Очнувшись, я не сразу поняла, что у меня нет одной ноги. Почувствовала зуд в пятке и попросила медсестру ее почесать…

Кости второй ноги взрывом раздробило на мелкие осколки. Четыре месяца врачи пытались ее сохранить, но тщетно. 16 октября меня перевезли в Харьков, где конечность вскоре ампутировали.

Кроме того, оказалось, что у меня контузия, лопнула барабанная перепонка, сломана рука и компрессионный перелом позвоночника. Все это сопровождалось огромной кровопотерей. В общем, выжила я чудом.

Фантомные боли в ампутированных конечностях ощущаю до сих пор. Но в первые недели после травмы боль была такой пронзительной, что хотелось уснуть и не просыпаться до тех пор, пока эти мучения не закончатся.

— Кто помог вам вернуться к нормальной жизни?

- И близкие, и врачи, и реабилитологи, и протезисты, и волонтеры, и я сама. Все, кто навещал меня, говорили: «Ты сильная, ты справишься». Дочь Альбина поехала со мной в Харьков, поддерживала меня после операции.

Вскоре я встала на свои первые протезы. Каждый шаг давался с трудом. Но выписавшись, я поняла, что дома без протезов мне буквально «не ступить ни шагу». В инвалидной коляске оказалось невозможно ни в подъезд заехать, ни на свой третий этаж подняться, ни передвигаться по квартире — многоэтажки советской эпохи для проживания инвалидов-колясочников не приспособлены.

А ведь нужно было еще варить себе еду, приводить в порядок жилье и вещи. Для этого пришлось научиться передвигаться на протезах. И без костылей. Впрочем, я и мысли не допускала, что буду просто существовать в четырех стенах. Стала искать возможность получить новую профессию, как-то реализовать себя. Еще лежа на больничной койке, принялась за вязание, которым увлекаюсь с детства. Спустя год, в реабилитационном центре Львова освоила и вышивку, и вождение автомобиля с ручным управлением…


*Оксана в день выписки из Харьковского института протезирования

— Как вы попали в проекты «Переможці» и «Воїну гідна праця»?

- Мне позвонили волонтеры из фонда «Международная ассоциация поддержки Украины» с предложением пройти реабилитацию в Словакии и Австрии. Конечно, я с благодарностью согласилась. В Словакии был просто санаторий. В группе из 14 украинцев (12 — воины АТО, и двое, включая меня, волонтеры) я была единственной женщиной.

А в Австрии вместе с тремя воинами АТО я прошла курс занятий в специальной школе, которая функционирует на базе ортопедической клиники. Там обучают ходьбе на протезах по программе, разработанной для солдат НАТО, перенесших ампутацию. В свободное время мы гуляли по окрестностям, даже в горы ходили. Капеллан из Львова, сопровождавший нашу группу, помогал мне передвигаться, чуть ли не на руках носил.

Тогда же мне сделали новые протезы, деньги на которые собирали благодаря проекту телеканала «1+1» при поддержке посла Украины в Австрии Александра Щербы. Эта поездка послужила прологом к тому, что я стала участницей проекта ТСН и журнала VIVA «Переможці» — серии документальных сюжетов и фильмов об атошниках и волонтерах, потерявших конечности.

— После занятий на тренировочных дорожках в Австрийском реабилитационном центре мне теперь львовская брусчатка нипочем! — продолжает Оксана. —  В прошлом году я вместе со своей дочерью и другом-ветераном АТО поднималась на львовский Высокий замок и даже сплавлялась на лодках по Днестру с волонтерами организации «Зеленый крест».


* Путешествие на лодках по Днестру, по словам Оксаны, оставило незабываемые впечатления

— А как вы оказались во Львове?

— В Словакии я познакомилась с психологом, которая пригласила меня приехать во Львовский межрегиональный центр социально-трудовой профессиональной и медицинской реабилитации инвалидов Министерства социальной политики Украины. В таком центре (их всего несколько в нашей стране) можно получить новую профессию. Волонтеры фонда «Воїну гідна праця» помогли мне оформить документы. В результате я прошла реабилитацию и получила три новые профессии: окончила курсы агента по туризму, компьютерные и бухгалтерского учета. Кроме того, выиграла грант МОМ (Международная организация по миграции при финансовой поддержке правительства Федеративной Республики Германия, действующего через Немецкий Банк Развития KfW) на развитие бизнеса для вынужденных переселенцев. И за два месяца разработала экскурсионный маршрут для людей с особыми потребностями.


* Одно из увлечений Оксаны — рисование

— Экскурсия состоялась?

— Да. Этот проект помог осуществить благотворительный фонд Анастасии Дыминской «Галичина-Содействие» и телепрограмма «Добрий ZIK». Они наняли для экскурсантов (моих товарищей по реабилитационному центру, приехавших туда из разных уголков Украины) специальный транспорт. Самый известный экскурсовод Львова Петр Раковец провел нас по старому центру города, дворцу Потоцких. Все были в восторге. Но мы дружно пришли к выводу о том, что без бизнес-партнеров — инвесторов, спонсоров и благотворителей — туризм украинцам с инвалидностью пока малодоступен. Хотя уже сегодня экскурсионные маршруты, разработанные с учетом потребностей таких людей, вполне могут заинтересовать иностранцев.

— А есть возможность привлечь в Украину иностранных туристов с особыми потребностями?

— Такая перспектива реальна. И я над этим работаю. Тем более что в Украине действует безвизовый режим со многими странами Европы, внедряются дешевые лоукост-авиаперелеты. Немного подучившись, хочу создать страничку или сайт в Интернете для привлечения в нашу страну данной категории туристов. Инфраструктура, позволяющая людям с инвалидностью чувствовать себя комфортно, в Украине медленно, но все же развивается. Во Львове, например, уже почти везде есть пандусы, появляется все больше мест с подъемниками. Конечно, еще не хватает специального транспорта для колясочников.


* Экскурсию, организованную Оксаной, вел самый известный экскурсовод Львова Петр Раковец

— Что помогает вам держаться?

— Когда со мной случилась беда, мама плакала и повторяла: «Наверное, это судьба нашей семьи. Твой прадед вернулся с фронта без ноги, затем у бабушки отрезали ногу из-за сахарного диабета, теперь ты…» А я ее утешала: раз Бог оставил меня в живых, значит, я для чего-то пригожусь. Мама предлагала поселиться вместе, чтобы мне помогать. Но я отказалась. Решила, что добиться чего-то можно только самостоятельно.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!