Политика Что есть, то есть

Юрий Луценко: «Без приватизации трудно перебить корень политической коррупции в государстве»

12:01 12 июля 2018   93
Юрий Луценко
Валерий РЫБЯНЦЕВ, специально для «ФАКТОВ»

На состоявшейся на днях в Киеве конференции «Диалог власти и бизнеса: Встреча с президентом Украины Петром Порошенко» генеральный прокурор Юрий Луценко обнародовал количество приговоров, вынесенных коррупционерам, а также призвал бизнес-сообщество активно включиться в устранение первопричин возникновения коррупции в стране.

Встреча президента Украины Петра Порошенко с представителями бизнес-сообществ и бизнес-ассоциаций ознаменовалась сразу несколькими законодательными «подарками». Во-первых, глава государства публично подписал Закон «О валюте и валютных операциях», который либерализует свободное движение капитала на валютном рынке страны. В своем выступлении Петр Порошенко назвал его «ключевым актом экономической свободы».

Во-вторых, президент сообщил о том, что направил в парламент законопроект «О налоге на выведенный капитал». По данным аналитического центра «Украинский институт будущего», за первые 5 лет замена налога на прибыль налогом на выведенный капитал даст серьезный стимул для развития экономики, привлечет более 20—25 миллиардов долларов только внутренних инвестиций, а также обеспечит дополнительный прирост реального ВВП от 1 до 2 процентов в год.

О результатах борьбы с коррупцией

Впрочем, представителей бизнеса интересовали не только будущие нововведения, но и проблемы дня сегодняшнего, прежде всего, касающиеся борьбы с коррупцией. По этой проблематике на конференции выступал генеральный прокурор Юрий Луценко. Руководитель ГПУ озвучил результаты работы своего ведомства в данном направлении и рассказал об основных «коррупционных дырах», которые, по его мнению, необходимо устранить для того, чтобы процесс стал по-настоящему эффективным.

«Часто нашу страну дискредитируют, в том числе в отношениях с важными финансовыми институтами, тем, что у нас, мол, ничего не делается в сфере борьбы с коррупцией. Счастлив сказать, что это неправда. Докладываю: за последние полтора года мы имеем 2267 приговоров по коррупции. Также мы вернули в государственную казну более 2 миллиардов долларов, из них полтора миллиарда по спецконфискации, остальное по результатам приговоров. Поэтому с моей точки зрения в нашей зоне ответственности что-то происходит. Это втрое больше, чем в любой год до Революции достоинства», — сообщил Юрий Луценко.

О деле беглого экс-президента Виктора Януковича

Отдельно генеральный прокурор остановился на делах, связанных с преступлениями Виктора Януковича. По его словам, следствие завершило все ключевые дела беглого экс-президента и его окружения, и сейчас они находятся на стадии ознакомления и передачи в суд.

«Янукович нанес ущерб Украине более чем на 40 миллиардов долларов — фактически один годовой бюджет. Это юридически установленный факт. После его бегства в Госказначействе осталась сумма в 8 тысяч долларов! Поэтому мы все с нетерпением ждем суда над Януковичем. Я считаю это принципиально важным следствием Революции достоинства для бывших, нынешних и будущих руководителей государства», — заявил руководитель Генеральной прокуратуры.

В то же время Юрий Луценко отметил, что для реальной борьбы с коррупцией посадить всех коррупционеров недостаточно, образно сравнив украинское государство с кораблем, у которого множество коррупционных пробоин.

«Даже если умножить на 10 результаты Генпрокуратуры и на 100 результаты НАБУ — этого будет недостаточно. Мы имеем наполовину затопленный корабль, полный коррупционной воды, который никуда не двигается. Достаточно работать помпой? Очевидно, что нет. Надо закрывать огромные дыры в нашем государственном корабле. И за последние четыре года в этом отношении сделано немало», — подчеркнул генеральный прокурор.

О сфере государственных закупок

В качестве примера Юрий Луценко упомянул вопрос о возмещении НДС и системе «откатов», которая ранее функционировала в государстве:

«Ну кто не помнит, сколько стоил „откат“? И кто сегодня поднимет руку, что его не возвращают вовремя? Это была большая проблема. Сегодня она минимизирована. Она явно снята с повестки дня национального уровня».

Также генеральный прокурор отметил важность внедрения системы Prozorro в сферу государственных закупок, что позволило залатать еще одну гигантскую коррупционную дыру.

«На сегодняшний день благодаря системе Prozorro государственные закупки стали действительно прозрачными. Я не идеалист и не смотрю через розовые очки, но эта система сегодня минимизировала колоссальную коррупцию во всех сферах», — подчеркнул Юрий Луценко.

Об основе коррупции в Украине

Продолжая мореходные аналогии, генеральный прокурор отметил, что в корабле государства, к сожалению, еще много коррупционных дыр, и призвал бизнес-сообщество активнее включаться в их устранение.

«Дыра первая — государственный сектор. 3500 государственных предприятий — это основа государственной коррупции в Украине. Каждая партия в парламенте и вне парламента стремится порулить этими предприятиями. И все попытки через конкурс назначить независимый менеджмент в основном сталкиваются с полной обструкцией. Хочу обратить внимание, что из трех с половиной тысяч государственных предприятий 73 процента формально убыточные для государства, но очень прибыльные для партийных сил. И как независимый прокурор я говорю: это надо поломать, если мы серьезно говорим о борьбе с коррупцией. Проводить приватизацию надо как можно быстрее. Пока мы не проведем большую приватизацию, перебить корень политической коррупции в государстве будет очень трудно. Поэтому, как генпрокурор и как простой гражданин, хочу просить и бизнес, и общественность говорить об этом громче», — заявил Юрий Луценко.

Среди ключевых направлений, которые подвержены коррупции, генеральный прокурор Луценко также назвал земельную сферу и лицензирование.

«Например, возьмем землю Академии аграрных наук. Идет борьба за назначение руководителя академии, в которой якобы проводят исследования с пшеницей, кукурузой, а на самом деле с баксами. И пока мы не осмелимся сказать, что земля является товаром, у нас будут возникать такие истории. Или такой кажущийся простым вопрос, как лицензирование. Все понимают, что олигархи имеют существенный доход за счет подковерных лицензий. К сведению: с 2014 года было выдано 722 лицензии на нефть, газ, янтарь, песок, гранит и так далее. Из них по аукционам — 93. И ни одной на нефть, газ, янтарь и гранит. Поэтому я не устаю повторять — все лицензии должны предоставляться путем открытых аукционов», — считает руководитель ГПУ.

О хаосе в управлении таможенной службой

Значительную часть своего выступления Юрий Луценко посвятил ситуации на таможне, заявив, что в этой сфере нужно остановить «кавалерийские атаки» силовиков и восстановить партнерство с бизнесом.

«Что сейчас происходит на таможне, все прекрасно понимают. В конце прошлого года я получил массу жалоб от разных участников экспортно-импортных операций. И понял, что Служба безопасности чрезмерно использовала свое право на контрразведывательную деятельность, согласно которой она писала бумаги по переосвидетельствованиям контейнеров. Вместе с правительством нам удалось ликвидировать это право. Таким образом, таможня формально осталась для таможенников, как это и предписано Таможенным кодексом, согласно которому на территории таможни не имеет права находиться никто, кроме таможенников. Ни СБУ, ни полицейские, ни прокуроры, ни депутаты», — заявил Юрий Луценко.

Генпрокурор напомнил, что у таможенной службы уже длительное время нет руководителя, а это вносит хаос в управляемость структуры.

«Для того, чтобы бороться с контрабандой, надо заняться таможней, а у нас третий год нет руководителя таможни. На днях назначили исполняющего обязанности заместителя председателя. У меня вообще впечатление, что это правительство исполняющих обязанности. С моей точки зрения, надо признать и начать применять мировой опыт, когда с контрабандой борются не поисками контейнеров, а определением контрабандных фирм, семейств, групп. Это означает, что всем вышеперечисленным правоохранительным органам нужно создать аналитические группы, которые смогут вычислить эти семейства и фирмы, о которых мы все знаем. А далее — две альтернативы. Платежи в бюджет или тюрьма. Я публично говорю и подчеркиваю: таможня должна получить руководителя, создать аналитические службы, поставить электронные сканеры, восстановить взаимодействие с бизнесом и прекратить введение туда спецназа любого цвета», — резюмировал генпрокурор.

О Национальном бюро финансовой безопасности

Перспективы в борьбе с коррупцией в Украине Юрий Луценко видит в скорейшем создании Бюро финансовой безопасности, которое должно стать единым органом финансового контроля бизнеса.

«Пока в дверь к бизнесу стучат все — три вида полиции, три вида СБУ, три вида прокуратуры, делу помочь будет очень трудно, даже при условии постоянного и откровенного диалога. Сегодняшняя ситуация не поддается контролю. Я не жалуюсь на жизнь, но у меня 1, 3 миллиона уголовных производств, которые невозможно контролировать технически. Именно поэтому я подчеркиваю необходимость скорейшего принятия закона о Национальном бюро финансовой безопасности как единого органа. И если вдруг его руководителем будет избрано не то лицо, или там будут не такие работники, то ситуацию будет значительно легче проконтролировать и исправить. В любом случае, добиться реальных результатов в борьбе с коррупцией мы можем только вместе», — считает генеральный прокурор Юрий Луценко.

Читайте также
Новости партнеров

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.