Стиль жизни Наедине со всеми

У моей клиентки Даниэлы Стил шесть тысяч пар обуви, — интервью с Кристианом Лубутеном

11:24 26 августа 2018   5735
Кристиан Лубутен

Кристиан Лубутен делает обувь. Преимущественно женскую. На сегодняшний день туфли Christian Louboutin — самые популярные в мире. Свой первый магазин он открыл в 1991 году и продал за год 400 пар. В 2017 году было продано более миллиона пар. Годовой доход компании превысил 300 миллионов долларов. Ежегодно объем продаж растет в среднем на 20 процентов.

Но это сухие цифры, которые, скорее всего, волнуют только мужчин. Женщин интересует то, что делает мсье Лубутен, — его туфли. Они сходят с ума по ним. Дженнифер Лопес записала песню Louboutins, которая стала хитом на Западе. На постсоветском пространстве невероятной популярностью пользуется песня «Экспонат» группы «Ленинград» и особенно клип на нее. Правда, автор песни Сергей Шнуров умышленно слегка переврал название торговой марки, и в его варианте она звучит как «Лабутен». Однако сам Кристиан вряд ли обиделся на это. Дизайнер обладает прекрасным чувством юмора, что и продемонстрировал в интервью известной британской журналистке Анне Мерфи. 54-летний Лубутен встретил ее в своей квартире в Париже, где он живет уже много лет с бойфрендом Луи Бенешем, ландшафтным дизайнером. Кроме того, у Кристиана есть три дома в Португалии, замок в Алеппо, дом в Луксоре и переделенная под дом на воде баржа на Ниле. Эксклюзивное право на публикацию этого интервью «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

— Кристиан, спасибо, что нашли время для меня.

— Что вы! Я всегда рад встрече с женщиной. Надеюсь, вы не из тех дам, которые помешались на движении Me Too? Не подумайте, что я попытаюсь к вам сейчас приставать. Просто нам нужно подняться в комнату наверху по вот этой довольно крутой винтовой лестнице. Предлагаю вам идти первой, а я буду сзади подталкивать вас. Поверьте, это прекрасный, совершенно не оскорбляющий женщину способ. Я слегка прикасаюсь к вашим ягодицам и помогаю вам. Никаких домогательств. Простая вежливость. Видите? Еще три ступеньки — и мы на месте. Согласитесь, это фантастически приятный и эффективный метод. Мы поднялись наверх очень быстро.

— Вынуждена признать это. И давно вы его освоили?

— Очень давно. Мне было шесть лет, когда я впервые проделал это.

— И кто была та счастливица?

Моя старшая сестра. Ей было 18 лет. Я несколько раз помогал ей так подниматься по лестнице, подталкивая снизу. Рассказываю вам это вовсе не для того, чтобы подразнить будущих читателей. Я вспомнил эту историю, предвосхищая ваш первый вопрос: как вы стали дизайнером обуви? Признайтесь, вы же собирались спросить меня об этом?

— Отпираться бесполезно и глупо.

— Вот! Я знал!

— И как же вид ягодиц старшей сестры вдохновил шестилетнего Кристиана?

Вовсе не ягодиц. Если бы я смотрел на них, то вряд ли давал бы сейчас вам интервью. Смотрел я на туфли моей сестры. Она носила модную тогда обувь на высокой пробковой платформе. Не знаю, почему, но мне это нравилось. И все же я подумал тогда, что изящный каблук подошел бы ей больше.

— Значит, вы с детства решили, что будете делать женскую обувь?

— Снова мимо. Сначала я хотел стать артистом. Даже снялся в нескольких фильмах. Но играл ужасно. Серьезно, я был самым плохим актером в истории. Но я неплохо танцевал, особенно чечетку. Еще пробовал себя в качестве акробата на трапеции. Было здорово. Хотел и в этой квартире установить себе трапецию, но не хватает высоты потолка. Она должна быть не ниже шести с половиной метров.

— Жалеете, что не получилось стать актером?

— Нет. Лишь грусть накатывает, когда вижу чью-то прекрасную игру на экране или на сцене. От души завидую всем, кто обладает актерским талантом. Но не жалею. И не считаю, что мои неудачные попытки были растраченным впустую временем. Все было чудесно. Я познакомился со многими замечательными людьми. Господи, помню, как мы веселились в ночных клубах с Миком Джаггером, Энди Уорхолом. Беззаботное было время.

Читайте также: Ради красивого кадра я совершил 101 прыжок с парашютом за один день, — Том Круз

— А как же туфли?

Туфли? Ах, да. Я не окончил школу. Мне было 17, когда я устроился на работу в кабаре Folies Bergеre. Зашивал костюмы танцовщиц, следил за их обувью, готовил кофе для них, был посыльным — приносил девушкам записки от поклонников и любовников. И, конечно, наблюдал. Я стал понимать, что такое силуэт, стать, походка. И какую огромную роль во всем этом играет обувь. Именно танцовщицы открыли мне главный секрет женского отношения к обуви.

Эти девушки — как райские пташки. Они порхают по сцене. И хотят, чтобы туфли на них сидели так, словно их вовсе нет. Туфельки должны стать продолжением ножек. Стройные лодыжки переходят в изящные ступни, потом кончики пальчиков. А туфли… Их задача сделать ножки стройнее, женщину выше. Увеличить рост визуально до возможного максимума при минимально возможной реальной высоте каблука. Вот. Такая концепция помогла мне разработать два фирменных знака Кристиана Лубутена. Внутри туфель кожа должна быть телесного цвета, и вырез должен как можно больше открывать пальцы. И тогда создается полная иллюзия отсутствия обуви на ногах, которые выглядят стройными.

— Но есть еще один фирменный знак Кристиана Лубутена — красная лакированная подошва, которую вы совсем недавно, после долгих тяжб, зарегистрировали как торговую марку, запатентовали. Как эта идея пришла в голову?

Это анекдотичная история. В 1991 году я открыл свой первый магазин. Дела шли неплохо. За это я очень благодарен принцессе Монако Каролине. Она стала моей первой покупательницей. И спустя какое-то время, давая интервью, упомянула мои туфли. Этого было достаточно, чтобы ко мне стали обращаться другие известные женщины. За принцессой Каролиной последовали дизайнер Диана фон Фюрстенберг, актриса Катрин Денев. Но я все время мучился от того, что моим туфлям не хватает чего-то.

В 1993 году долго сидел над эскизами двух новых моделей. На бумаге они смотрелись идеально. Но когда туфли пошили, они выглядели как сотни других пар. Я жутко разозлился. Уже хотел выбросить их в корзину с мусором, но тут на глаза попался обычный красный лак для ногтей, который оставила на письменном столе моя секретарша. В отчаянии и бешенстве я схватил бутылочку и покрасил этим лаком подошвы. Все пришли в восторг, когда увидели. И мне понравилось. С тех пор красная лакированная подошва стала фирменным знаком Лубутена.

Май 2018 года, Нью-Йорк, бал Met Gala: Кристиан Лубутен и поклонницы его таланта (слева направо) кинорежиссер Рид Морано, известная актриса Блейк Лайвли и супермодель Джиджи Хадид. Фото c личной странички Морано в Twitter

— Очереди в ваших магазинах подтверждают, что женщинам это нравится…

— Да, они, покупая такие туфли, чувствуют себя членами тайного элитного клуба.

— Однако кое-кто утверждает, что обувь от Лубутена слишком сексуальна, что она для порнозвезд. Что скажете?

Пожалуйста. Если кто-то видит в моих туфлях что-то порнографическое, это его право. Если у кого-то мои туфли пробуждают сексуальные фантазии, ради Бога! Это все зависит от индивидуального восприятия. Вот вам еще одна история. Надеюсь, она прояснит, что я имел сейчас в виду. Недавно в мой магазин в Париже зашла дама. Безукоризненный классический стиль, великосветские манеры. И примерила туфли на высоком каблуке, 12 сантиметров. Конечно, с красной подошвой. Посмотрела в зеркало и воскликнула: «О, Господи! Я выгляжу супер секси!» Она купила ту пару. Спустя всего пару часов порог магазина переступила другая дама. Одета вызывающе, платье подчеркивает большой бюст, который просто затмевает все остальное. Она меряет точно такие же туфли, смотрит в зеркало и восклицает: «О, черт! Я выгляжу супер стильно. Это шикарно!» И тоже покупает эту пару.

Хочу сказать еще одну очень важную вещь. Потом забуду, а вы забросаете меня другими вопросами. Так вот, если хотите, можете назвать меня подсматривающим. Я всю свою жизнь наблюдал за тем, как люди двигаются, ходят, бегают, сидят. А еще — как они примеряют обувь. Это моя профессия. Поэтому не считаю, что делаю что-то предосудительное, когда тихонько подглядываю за своими клиентами. Мне нужно видеть интерактивную связь, которая устанавливается между покупателем и обувью, которую я пошил. И я давно обратил внимание на огромную разницу между мужчинами и женщинами в вопросе выбора обуви. Мужчина, примеряя туфли, смотрит в зеркало на них — на туфли, но не на себя. Женщина не смотрит на туфли. Она всегда смотрит на себя в этих туфлях. На свою стать.

— В чем, по-вашему, главная задача дизайнера?

Мне кажется, существует два типа дизайнеров. Одни уверены в своей гениальности и шьют одежду или обувь, не считаясь с видением других. Оно их не интересует. Другие шьют не для себя. Они учитывают мнение тех, кто будет носить эту одежду или обувь. И я не считаю, что первые креативнее вторых. Делая туфли, я всегда думаю о женщинах, которые будут их носить. Это важно. В первую очередь для меня. Хочется, чтобы каждая женщина, купившая у меня туфли, хоть на час почувствовала себя Золушкой, попавшей на бал во дворец. И пусть очаровательный принц так и не появился, она все равно была королевой этого бала. И вот еще что — в сказке про Золушку, когда часы пробили 12 раз, карета превратилась в тыкву, кони — в мышей, кучер — в крысу. И только красивые туфельки остались туфельками.

— Не боитесь, что наступит день, когда все женщины, желавшие купить туфли от Лубутена, исполнят свое желание, и ваша продукция перестанет продаваться?

— Это невозможно! Одна из моих лучших клиенток — писательница Даниэла Стил. У нее огромная коллекция обуви. По-моему, шесть тысяч пар. Из них 80 — моя работа. Ваш вопрос звучит логично, но с мужской точки зрения. Кому нужна еще одна пара черных туфель на каблуке, если одна уже есть? Ответ прост — женщине! Это вопрос желания, но не практичности. Вот еще одна история, если они вас не утомили. На днях в мой магазин зашла женщина. Я лично подошел к ней и спросил, что она подыскивает. Она ответила, что ей нужны цветные туфли. «Только не черные. Черных у меня уже много», — подчеркнула она. Я показал ей, где выставлены цветные модели и отошел ненадолго. Когда вернулся, она уже стояла возле кассира. Я снова подошел и поинтересовался ее выбором. Оказалось, две пары черных туфель. «Вы же сказали, что вам не нужны черные!» — воскликнул я. Она ответила: «Да, но они такие красивые, что я не смогла устоять. Понимаю, это глупо. Это каприз. Они мне не нужны, но я хочу их! Это непрактично, ну и пусть. Моя практичность, потребность определяется моими желаниями». Именно такой подход составляет суть моего бизнеса.


* Кристиан Лубутен делает женские туфли не только невероятно красивыми, но и очень удобными

— Значит, вы признаете, что это бизнес?

Нет, для меня это осталось прежде всего любимым делом. Значение имеет только обувь, которую я шью. Поймите, в 1991 году я не создавал бизнес-империю. Просто хотел шить красивые туфли для женщин. Сегодня я хочу делать то же самое.

Читайте также: В 30 лет взял кредит и отправился в Штаты искать славы и успеха — интервью c Пирсом Броснаном

— Неужели вас интересует только обувь? А одежда? Аксессуары?

Знаете, однажды, когда моя продукция уже пользовалась спросом, мне сделали очень выгодное предложение. Не хочу называть имен. Заключалось оно в том, что я начинаю заниматься дизайном готовой одежды, и мы с моим новым партнером открываем по всему миру огромную торговую сеть, где все это будет продаваться. Помню, я скорчил такую гримасу, что все сразу стало ясно. Да, я категорически отказался. Если бы начал шить одежду, умер бы со скуки через пять минут. Это не мое. Мне это не интересно. Я знаю все об обуви. Могу по звуку шагов определить, из чего пошиты туфли, какой каблук и его высоту. А одежда? Нет.

— Почему обувь за последние 20 лет стала таким популярным аксессуаром?

— Конечно, есть много других вещей, которые дополняют наряд. Сумочки, шарфы, украшения, очки. Но обувь — самый важный аксессуар. На ваших туфлях держится все остальное. В буквальном смысле. Вот и весь секрет.

— Вы снова сделали модным высокий каблук, причем высокий тонкий каблук. Почему именно «стилеты»?

А кто сказал, что только «стилеты»? Вы меня обижаете. Я не люблю средний каблук. Считаю его неудобным и некрасивым. Вернее, на таком каблуке женская нога теряет свою изящность. Но мне безумно нравятся туфли вообще без каблука. Это очень стильно. Вспомните Брижит Бардо в 60-е годы. Или Одри Хепберн. Они носили только балетки. И выглядели всегда сказочно. Моя мама носила туфли без каблука. Я иногда не могу вспомнить, как она выглядела, и ругаю себя за это. Но отчетливо помню звук ее летящих шагов. Мама всегда двигалась очень быстро. Да и мои три сестры тоже. Но они носили разную обувь. А мама — только без каблука. А еще она не носила платья и юбки. Только брюки. Я очень ей благодарен. И отцу, конечно.

Мы жили скромно. Работал только папа. Мама была домохозяйкой. Все-таки четверо детей. Мы были типичной семьей представителей рабочего класса. Но мои родители никогда не завидовали богатым. Мы, дети, ни разу не слышали разговоров вроде «если бы у нас было столько денег» или «у нас никогда нет денег». Нас растили с любовью. А это главное. Все остальное не имеет значения. Я всегда думал, что похож на маму. Взял от нее все. Однако со временем стал понимать, что во мне больше от папы. Взять хотя бы внимание к деталям. Моя мама, упокой, Господи, ее душу, была ходячим беспорядком. Зато какая у нее была улыбка! А как задорно она смеялась! Папа не был мрачным. Скорее скромным, тихим. Но очень надежным. Да, иногда он замыкался в себе. Но всегда оказывался рядом в нужную минуту. Когда он умер, я осознал, что остался единственным мужчиной в семье. И пошел работать. Бросил школу. Я благодарен маме за доверие, с которым она относилась ко всем моим поступкам. Знаете, когда чувствуешь доверие матери, просто не можешь ее подвести. И во мне возник какой-то внутренний тормоз. Признаюсь, я пробовал наркотики, но говорил себе стоп. Тормоз срабатывал. Всегда.

А что касается каблуков, расскажу еще одну историю. Меня всегда смешит, когда знакомые женщины рассказывают, как они оступились и упали. Нет, само падение, конечно, вовсе не смешно. Веселит другое. Я, слушая такой рассказ, обязательно спрашиваю, какие были туфли. И заранее знаю ответ — средний каблук или без каблука. Скажете, парадокс? А по мне — абсолютно логично. Когда женщина идет в обуви без каблука, она забывает о походке, расслабляется. А на каблуках высотой 10 сантиметров женщина всегда подтянута. Держать равновесие на такой обуви, не мне вас учить. Желаю всем никогда не падать.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал — Anna Murphy/The Times)

Читайте также
Новости партнеров

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.