Житейские истории Благое дело

«Бойцам нужен праздник»: 68-летний волонтер побывал в зоне боевых действий 280 раз

8:31 24 декабря 2018 565
Волонтер Иван Данилевский

Его позывной — «Дед» — не оригинальный, но точнее не бывает. Полтавчанину Ивану Николаевичу Данилевскому 68 лет. Он — волонтер с первых дней войны. Позывной пристал к нему сам собой. Молодые парни (самому старшему из них было лет 19), которым он первый раз привез на передовую продовольственное подкрепление, обращались к нему не иначе как дед. Иван Николаевич и в самом деле дед — у него трое внуков. Самому младшему год и три месяца. Кстати, отец малыша Игорь четыре года назад пошел добровольцем в батальон «Айдар». Под Новый год Иван Николаевич отправляется на передовую в роли Деда Мороза. Появляется перед солдатами и воспитанниками детских домов, как положено, в красной шубе, битых валенках, с посохом, белой ватной бородой. И, конечно же, с мешком подарков.

— Поначалу «айдаровцы», среди которых было много наших с сыном знакомых полтавчан, воевали в кедах, — рассказывает Иван Данилевский, бывший водитель-дальнобойщик с многолетним опытом. — У них не было ни обмундирования, ни нормальной еды, один автомат на пятерых, да и тот трофейный. И не только у добровольцев так обстояли дела. Но люди, жившие в окопах и палатках, знаете, чего больше всего ждали от нас, волонтеров? Праздника. Просили привезти к ним артистов. А у меня как раз были друзья среди полтавских артистов. Вот я и начал приглашать их выступить перед солдатами и детьми, оставшимися на прифронтовой территории. Нашу концертную бригаду знают и под Мариуполем, и под Северодонецком, и под Марьинкой, и в Новоайдаре, и в Торецке…

Иван Николаевич побывал в районе боевых действий 280 раз, отвез туда свыше 400 тонн гуманитарного груза для бойцов и мирных жителей. Сначала самый возрастной волонтер Украины (Данилевский утверждает, что старше, чем он, среди добровольных помощников фронту никого не встречал) ездил на фронт на грузовой «Газели», но вскоре специально купил пассажирскую. В общем, благодаря организаторским способностям этого неугомонного человека наши защитники имеют возможность послушать артистов. Хотя он не один приезжает на Донбасс с такой миссией — такие же бригады регулярно наведываются на передовую из Киева, Тернополя, Хмельницкого и других городов.

— Конечно, я высаживаю своих пассажиров на безопасном расстоянии от линии фронта — не имею права рисковать их жизнями, — говорит Иван Николаевич. — Никогда не еду в сторону фронта в ночное время. Если сумерки застают в дороге, предпочитаю заночевать в блиндаже или окопе. Своих артистов берегу, как детей, — в холодную пору кутаю их в одеяла и куртки, которые всегда вожу с собой. Недавно, когда в машине сломалась печка, а в гостинице не нашлось для нас места, теплые вещи оказались очень кстати.

А несколько дней назад вернулся из Новомосковска Днепропетровской области, где находилась на ротации 53-я механизированная бригада. В этот раз выступить перед бойцами вместе с артистами областной филармонии я пригласил семиклассника Сашу Бражника из Кобеляк, обладающего уникальным голосом. Его выступление сорвало шквал аплодисментов, ведь многие бойцы оставили своих детей и ушли воевать.

Случается, что боевые действия вносят в концертные программы свои коррективы. Так случилось в прошлом году под Северодонецком в День танкиста — руководителю творческого центра «Арсенал», организатору конкурса «Красуня Полтави», барду (и, кстати, бывшему танкисту) Владимиру Ромаскевичу «сепары» сорвали выступление.

— Только ребята настроили аппаратуру, начался обстрел, — вспоминает Иван Николаевич. — Зрители, естественно, были подняты по тревоге и бросились выгонять танки из капониров. Концертную площадку затянуло дымом — рядом загорелся лес, который противники специально подожгли. Нашим бойцам довелось несколько часов валить танками деревья, чтобы остановить пожар. Вернулись чумазые, уставшие — и на концерт. Володя Ромаскевич отработал отлично, а я передал солдатам подарки от полтавчанок. И сразу настроение у ребят поднялось, несмотря на устроенную противником провокацию.

Читайте также: Смерті не боюся, боюся не дожити до перемоги, — найстарший воїн-доброволець України

В состав артистической бригады входят директор Полтавского областного Центра народного творчества и культурно-просветительской работы Дмитрий Соколов, народная артистка Украины Наталья Хоменко, трио бандуристок «Вышиванка» Полтавской областной филармонии. А Татьяна Чугуевец из этого трио вот уже четвертый год наряжается Снегурочкой и вместе с Дедом Морозом отправляется в новогоднее турне по военным дорогам. Обычно коллектив выезжает на Донбасс в 20-х числах декабря, а возвращается 31-го — Новый год артисты-волонтеры стараются встретить в семейном кругу. За несколько дней успевают одарить подарками и поднять настроение тысячам людей, оторванных от дома, и детям войны. У Данилевского слезы на глазах выступают, когда вспоминает о концертах в детских интернатах, где многие малыши оказались в результате боевых действий на Донбассе, потеряв самых близких. Говорит, до войны никогда не плакал…

— В Новоайдаровском интернате во время концертного представления мне на колени умостился семилетний мальчик Саша, — голос Ивана Николаевича дрогнул. — Детки поют украинские песни, танцуют, получая за это подарки. И тут Саша тянет руку: «А можно я спою?» Поднимается с моих колен и начинает тоненьким голосом петь: «Ще не вмерла України ні слава, ні воля…» Никто из взрослых не мог сдержать слез. Понимаете, какой там патриотизм! Я рад, что у этого ребенка появилась семья, он переехал в Черкасскую область.

Под Новый год (и на протяжении всего года) «Дед» обязательно проведывает своих маленьких подопечных из единственного в Красногоровке (под Донецком) детского сада, который, по сути, располагается в подвале, поскольку в той местности обстрелы не прекращаются. В подвале и концерты ребятишкам устраивали. Щедрого Деда Мороза всегда с нетерпением ждут и воспитанники Луганского областного центра социальной реабилитации для детей-инвалидов, который находится в Кременной близ Северодонецка. А в Мариуполе Дед Мороз со Снегурочкой обязательно навещает большой семейный дом пастора Геннадия, приютившего 40 бездомных детей, среди которых есть мальчик из Кении.


* На Донбассе полтавского «Деда» с нетерпением ждут и взрослые, и дети. Фото из семейного альбома

Слава Богу, находятся добрые люди на Полтавщине, которые до сих пор наполняют «Газель» Ивана Николаевича подарками. Хотя с горючим проблемы и каждая поездка на Донбасс для «Деда» влетает в копеечку. Но без этих поездок он уже не представляет своей жизни. За четыре года Иван Данилевский хорошо изучил местность в зоне боевого конфликта, знает там все ходы и выходы. Люди его там ждут.

— Надо будет навестить женщину из Песок, — планирует волонтер. — Она одна осталась с парализованным сыном. Наши бойцы их подкармливают, и я всегда, когда бываю в тех местах, подвожу продукты. Сегодня в Песках нет ни одного уцелевшего здания, а раньше проживали 7 тысяч человек. В Широкино вообще никого и ничего не осталось — село уничтожено. Однажды нашей группе довелось три дня провести в Широкино. Попали под обстрел, и морские пехотинцы из Николаева, стоявшие там, загнали нашу машину в капонир и не выпускали, пока все не улеглось.

А однажды по дороге на шахту «Бутовка» я попал под обстрел в промзоне. Женщина из Котелевского района попросила взять передачу для ее сына, который воевал на «Бутовке». Она несколько раз отправляла посылки, но они не доходили. Для меня было делом чести выполнить ее просьбу. Оставив волонтеров, с которыми приехал в тот раз, в безопасном месте, отправился на шахту. Командир роты согласился подбросить меня на своей «Волге». Только въехали мы в промзону, как начался минометный обстрел. А тут, как назло, машина влетела в выбоину и застряла. Мы с командиром в горячке давай ее вытаскивать. А это две тонны груза! Уверен, в другой ситуации нам не удалось бы даже сдвинуть такой вес. Правда, я руки тогда подорвал, пришлось лечиться в госпитале. Но все же просьбу женщины выполнил — доставил передачу земляку.

О передрягах, в которых довелось побывать, Иван Николаевич рассказывает с некоторой долей иронии. А ведь он проехал практически по всей передней линии фронта, наматывая порой по тысяче километров в сутки. Его жизнь часто висела на волоске.

— Как-то (это было в 2015 году) я ехал к бойцам в 42-й батальон, и в Дзержинске местные жители направили меня на блокпост, но не украинский, а сепарский, — улыбается мой собеседник. — Увидев над ним флаг так называемой «Донецкой Народной Республики», я понял, что попал в западню и тут же развернулся в обратном направлении. А на посту тоже поняли, что от них чужой уходит, и открыли по мне стрельбу. Слава Богу, стреляли не метко.

Другой раз, в том же году, попали с земляками под обстрел в Водяном. Только разгрузили «гуманитарку», как в помещение, где оставили ее, попал снаряд. Половина здания разрушилась на наших глазах. Выезжали под прикрытием снайпера, по дороге осколок мины попал в колесо — пришлось спешно менять его под грохот канонады.

Читайте также: «Под Горловкой спасло то, что российская ракета, прошив микроавтобус, вылетела через открытую дверь», — волонтер Елена Любинецкая

А еще был случай, когда меня арестовали свои же. Я вез тогда хлеб бойцам легендарной 93-й отдельной механизированной бригады ВСУ, базировавшейся под Песками. Подъезжаю к Первомайску, и тут меня тормозят на блокпосту. Объясняют, что поступила команда не пропускать волонтеров в связи с активными боевыми действиями. Но не в моих правилах отступать. Разворачиваюсь я, значит, и останавливаюсь на окраине ближайшего села. Смотрю: мужик какой-то едет на «Жигулях». Останавливаю его и, предложив несколько буханок хлеба, прошу провести меня мимо блокпоста. Он согласился. «Если бы у тебя была бутылка водки, я б тебя и в Донецк провел», — пошутил.

В общем, я благополучно добрался до ребят, разгрузился, а на обратном пути решил уже не маскироваться и поехал через блокпост. Тут-то меня и остановили наши бойцы. «Как попал на ту сторону? Что там делал?» — устроили допрос. Вызвали дежурного офицера. Им оказался заместитель командира батальона Евгений Лихолит. Давай его упрашивать: «Я артистов из Полтавы привезу, они вам такой концерт дадут, что никогда не забудете». «Уломал» командира. Я его тогда сыном назвал — он чуть моложе моего Игоря. И слово свое сдержал — привез в его подразделение трио полтавских бандуристок. Женя стал мне как родной. Когда в прошлом году при выполнении боевого задания он получил 18 осколочных ранений и попал в реанимацию, я его навещал в Харьковском военном госпитале. Сейчас Евгений снова в строю.

А заместитель командира танковой роты старший лейтенант Игорь Данилевский недавно завершил службу и этот Новый год будет встречать дома.

— Наша с сыном первая и самая дальняя поездка была в июне 2014 года под Счастье Луганской области, сразу после его освобождения, — вспоминает «Дед». — Везли туда продукты, одежду, бинокли, бронежилеты, лекарства, а назад — раненых, потому что их вывоз из зоны боевых действий не был налажен. Передавали раненых не в госпитали, а в городские больницы. Игорь вскоре записался в «Айдар», а я стал координатором волонтерского движения на Полтавщине — в моем возрасте на воинскую службу не брали. Жена Варя поначалу возмущалась и переживала, что подвергаю свою жизнь опасности, но я утешал ее тем, что помогаю сыну. Хотя нам с Игорем удавалось видеться не так часто. Со временем Варя успокоилась, поняв, что по-другому я не могу. Вот так и продолжаю мотаться между миром и войной. Это уже внутренняя потребность.

Как сообщали ранее «ФАКТЫ», волонтеры устроили для украинских бойцов концерт оперных исполнителей и симфонического оркестра в соляной шахте Соледара, которую отличает особая акустика.

На фото в заголовке: 68-летний Иван Данилевский в костюме Деда Мороза. Фото автора

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!