БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина

Убрали 8-сантиметровый камень, сохранив почку: в Киеве провели операцию по новейшей методике

14:42 29 марта 2019 5011
Елене удалили 8-сантиметровый коралловидный камень
Анна МАРЛИНСКАЯ, специально для «ФАКТОВ»

Елена разворачивает салфетку, в которой лежит довольно много мелких камешков, по структуре похожих на кораллы.

— Это только часть осколков камня, находившегося у меня в почке, — говорит Елена. — Их хирурги отдали мне после операции. На самом деле осколков было гораздо больше, просто в какой-то момент врачам надоело их складывать. Ведь меня оперировали почти пять часов. Коралловидный камень был огромным — длиной около восьми (!) сантиметров. Он занимал всю почку, которая была… единственной. Точнее, два органа срослись, образовав так называемую подковообразную почку.

— Как же удалось «вырастить» такой большой камень?

— Еще во время беременности, десять лет назад, меня отправили на УЗИ, потому что анализы мочи были плохими. Обнаружилось, что я родилась с аномальной почкой. Врачи столичного Института урологии, куда я обратилась, объяснили, что увеличившаяся матка пережимает правый мочеточник. Для того чтобы я могла нормально доносить беременность и не развился пиелонефрит, мне поставили нефростому (специальную трубочку, которую вывели из почки в области спины). Конечно, после рождения ребенка ее необходимо было удалить. Но мы переехали в другой город, и я проходила с трубочкой год. А затем она выпала сама.


* «После операции, длившейся почти пять часов, я получила в подарок от хирургов осколки своего огромного коралловидного камня», — говорит Елена

— Даже после этого вы не обратились к врачам?

— Понимаете, когда родился сын, я вообще перестала думать о своем здоровье. На первом месте для меня был ребенок.

— А о том, что у вас есть камни в почке, вы знали?

Да. Во время беременности мне сказали, что у меня два камня в почке и их надо удалить. Затем один опустился в мочеточник. Но ведь почти десять лет меня ничего не беспокоило! А год назад начал побаливать низ живота, время от времени возникала рвота. Я подумала, что это из-за женских проблем. На УЗИ меня направил гинеколог. Врач-узист предложил: «Может, вам еще что-то посмотреть?» Ну, говорю, почки посмотрите. Сама же думала, что при проблемах с почками должна болеть спина, а не живот. И тут врач говорит: «Вам надо срочно на операцию! Может, еще успеете вскочить в последний вагон поезда…»

И Елена успела: специалисты Института урологии Национальной академии медицинских наук Украины провели женщине операцию, применив щадящий метод. Камень удалось раздробить с помощью ультразвука, а осколки извлечь через сделанный в области спины прокол диаметром до одного сантиметра. Теперь почка работает нормально.

Читайте также: Камень может выйти из почек, если поднять что-то тяжелое, — предупреждает уролог

Врачи показали рентгеновский снимок, сделанный Елене. На нем виден огромный разветвленный камень, заполняющий фактически всю почку. Даже непрофессионалу ясно, насколько это опасное образование.

— Подковообразная почка считается врожденной аномалией развития, — говорит хирург-уролог отделения эндоскопической урологии и литотрипсии Института урологии Национальной академии медицинских наук Украины Виталий Мазурец. — Но если орган работает нормально, то человеку беспокоиться не о чем. Бывает, люди рождаются с одной почкой, а бывает, и с пятью маленькими. Только не думайте, что три из них можно продать — функционально они выполняют работу двух обычных почек. Так что лишних не бывает.

Если возникает мочекаменная болезнь и в почке образуется камень, медлить с походом к врачу нельзя. Елена очень рисковала: если бы нам не удалось убрать из ее почки огромный камень, сохранив орган, единственным выходом стал бы гемодиализ, когда человек вынужден два-три раза в неделю очищать кровь с помощью аппарата «искусственная почка». А о трансплантации почки большинству пациентов и мечтать не приходится. Сейчас мы уже можем сказать, что у Елены прооперированная почка работает нормально.

— Эта женщина для нас уникальный пациент, — говорит директор Института урологии Национальной академии медицинских наук Украины профессор Сергей Возианов. — Убрать из почки большой коралловидный камень очень сложно, а из подковообразной особенно. У Елены фактически две почки срослись, образовав перешеек с большим количеством сосудов. Нам удалось через прокол диаметром один сантиметр войти специальными инструментами в полость почки под контролем УЗИ и рентгена. Сначала ультразвуковым буром дробили камни, а затем щипцами доставали каждый крупный фрагмент. Чтобы убедиться в проходимости мочевых путей, в почку заводится специальный баллон, заполненный контрастным веществом, и ставится дренаж. Еще в ходе операции стало понятно, что все сделано правильно.

Ежегодно в Украине диагностируется более 50 тысяч новых случаев мочекаменной болезни. Но к нам зачастую обращаются пациенты, за которых уже никто из врачей не берется: слишком запущенные случаи. Нам же их отправлять некуда, ведь мы — высшая инстанция. Приходится оперировать. Стараемся применять щадящие методы. Также используем комбинации нескольких методов. Количество полостных операций сводится к минимуму. Например, в 2018 году в нашем институте в 99,5 процента случаев были проведены такие щадящие операции — с помощью дистанционного дробления, лазерного воздействия, ультразвука или пневматическим методом. Только 0,5 процента составили операции, выполненные открытым способом! Очень жаль, когда встречаешь пациента, которому маленький полусантиметровый камень убирали в ходе открытой операции, а затем у него случился рецидив. Можно было бы легко справиться с камнем щадящим методом, но после открытой операции это практически невозможно.


* Сергей Возианов (справа) и Виталий Мазурец считают, что для каждого пациента необходимо подобрать максимально щадящую комбинацию методов и сделать все, чтобы сохранить пострадавший орган

У Елены есть сестра-близняшка. Зная о том, что близнецы чаще всего имеют сходные заболевания, хирурги проверили и сестру.

— Мы посмотрели на УЗИ сестру Елены и выяснили, что у нее, к счастью, нет ни аномалии развития почки, ни камней в ней, — говорит Виталий Мазурец.

— Помню, в день операции мы с сестрой сидели в холле, а проходивший мимо Виталий Мазурец пошутил: «Как бы мне не перепутать, кого оперировать. Вы ведь похожи как две капли воды!» — вспоминает Елена. — И настроение у меня сразу улучшилось, напряжение как рукой сняло — так подействовал позитивный настрой врачей. Очнувшись после наркоза, я узнала, что мне убрали весь камень через один прокол.

— Сначала мы удалили Елене камень из мочеточника (это он давал сильные боли внизу живота) и поставили стент, — продолжает Виталий Мазурец. — А через месяц убрали и восьмисантиметровый камень. Эта операция длилась пять часов. Через неделю Елену можно было уже выписывать, взяв с нее обещание не пропадать надолго. Пока ей придется каждые полгода проходить обследование.

Читайте также: Уролог Андрей Гуринович: «Чтобы избавиться от „песка“ в почках, нужно пить достаточно жидкости»

— Причин мочекаменной болезни очень много, — объясняет профессор Сергей Возианов. — Это и аномалии развития почек, и нарушение гормонального баланса, и генетическая предрасположенность. На сегодняшний день основным методом борьбы с мочекаменной болезнью считается полное удаление камней. Ведь если после дробления остается даже маленький фрагмент, конкремент начинает расти. И чем больше таких фрагментов, тем выше вероятность рецидива. В течение многих лет основным хирургическим методом при мочекаменной болезни была открытая операция, когда приходилось делать разрез длиной 15—20 сантиметров. Теперь все по-другому.

— Какие методы чаще всего применяются сегодня?

Это малоинвазивная хирургия и дистанционное разрушение камней (дистанционная литотрипсия). Триумфальное шествие дистанционного дробления пришлось как раз на конец 1980-х годов и воспринималось как полное спасение человечества от мочекаменной болезни. Хирурги даже назвали это время «конец каменного века». Но, как затем оказалось, у каждого метода свои показания и противопоказания. Именно комбинация методов дает оптимальный результат. А для этого необходимо, чтобы в арсенале одной больницы были и аппарат для дробления, и специальные инструменты для проведения малоинвазивных операций. Но главное — чтобы хирурги владели новейшими методиками. В мировой практике это общепринятый подход.

Сергей Возианов показывает нам свою коллекцию камней, которую получил по наследству от отца, уже покойного академика Александра Возианова. Тут есть камни, внешне напоминающие кораллы. Но больше всего поражает овальный камень весом около килограмма, похожий на страусиное яйцо.


* Эту коллекцию камней, сформировавшихся в почках и мочевом пузыре у пациентов, Сергею Возианову передал отец — академик Александр Возианов, многие годы возглавлявший Национальную академию медицинских наук Украины. Александр Федорович также руководил Институтом урологии

— Этот камень был удален из мочевого пузыря пациента где-то в середине 1960-х годов, — говорит Сергей Возианов. — Человек вырастил его, ходил с ним долгие годы. Сейчас собрать такую коллекцию уже невозможно. Пациенту мы отдаем только фрагменты раздробленного камня. Дистанционно можно дробить мелкие камни, до одного-двух сантиметров в диаметре, чтобы, выходя, они не перекрыли и не повредили мочеточник. А более крупные уже удаляем другими способами.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, сколько воды надо пить в день, чтобы избежать мочекаменной болезни.

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров