БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

В холодильнике была еда, а малыши ели свои экскременты: вскрылись детали жуткой трагедии в Киеве (видео)

21:55 16 апреля 2019 5345
В холодильнике была еда, а малыши ели свои экскременты: вскрылись детали жуткой трагедии в Киеве (видео)

Даже сейчас, два с половиной года спустя, многие украинцы помнят о невероятной жестокости 20-летней матери, которая ушла к любовнику, а своих маленьких детей оставила запертыми в комнате без еды и доступа к воде на целых девять дней. Это произошло в Киеве. Дети боролись за жизнь до последнего: ели обои и штукатурку (полицейские обнаружили на стенах следы детских зубов), вырвали кусок линолеума, пытаясь выбраться из комнаты. Но, поскольку «заботливая» мама всунула между дверью и откосом полотенце, выйти дети не смогли. Спустя девять дней, когда Владислава, нагулявшись, вернулась домой, ее годовалый сын Даня был мертв, а двухлетняя дочь Яночка (имя изменено, поскольку сейчас девочка живет в патронатной семье и вскоре будет удочерена) находилась при смерти от истощения. Девочка провела три дня в комнате с разлагающимся телом братика.

«ФАКТЫ» тогда общались с матерью, любовником и подругами Владиславы, чтобы разобраться, что могло толкнуть женщину — не пьяницу, не наркоманку, внешне вполне заботливую и добрую маму — на такой изуверский поступок. Догадки оказались шокирующими. Судя по всему, Влада замучила своих детей… ради выгоды. Дело в том, что молодая женщина и раньше выпрашивала у людей деньги на лечение якобы больных детей. А когда интернет-знакомые засомневались в том, что это правда (ведь Владислава не могла предоставить ни чеки из аптек, ни выписки врачей), мошенница решила показать всем своих «очень больных» детей. Наверное, именно для того, чтобы Яна и Даня выглядели изможденными, бледными и худыми, мать закрыла их в комнате без еды. Она даже пригласила к себе домой своих интернет-подруг — посмотреть на детей. Накануне наведалась в квартиру сама — прибраться и посмотреть, как там малыши. И была неприятно удивлена, увидев, что сын Даня не выглядит больным, а мертв.

На днях хозяева съемной квартиры, которая стала камерой пыток для маленьких деток, впервые открыли ее со дня страшного преступления. Журналист телеканала «1+1» Валентина Мудрык, готовившая об этом сюжет, поделилась с «ФАКТАМИ» впечатлениями от увиденного.

Я веду эту тему с самого начала и постоянно хожу в суд, где слушается дело Владиславы Трохимчук. Обратила внимание, что на заседания также постоянно ходят мужчина и женщина. Я подошла к ним, познакомилась. Оказалось, Михаил и Юлия Горовые — хозяева той самой квартиры на Бубнова, где случилась трагедия. Я предложила им провести там съемку и показать людям место, где умер маленький Даня. Супруги согласились, сказав мне, что все эти три года они там не были. Просто не могли переступить через свой страх и ужас и войти туда. Было заметно, что когда Юля открывала входную дверь в квартиру, она не могла попасть в замок ключом, так у нее дрожали руки. И было от чего!

В комнатке, где маленькие детки провели те страшные девять дней, до сих пор остаются следы их мучений и попыток выжить. Изорванные на мелкие кусочки обои, в горшке — экскременты, они же размазаны на стенах, и там же следы детских зубов. Малыши ели обои и свои экскременты, в то время как в кухне… была еда! В холодильнике все эти три года находились котлеты и суп в кастрюле. То есть если бы тогда мать не закрыла накрепко дверь в детскую, ее сын и дочь смогли бы выйти и найти в холодильнике еду, попить воды из крана (смесители там открываются очень легко). Но женщина (у меня не поворачивается язык назвать ее матерью) просто замуровала их. Братик с сестричкой даже не могли позвать на помощь, потому что эта комната — самая дальняя. Чтобы попасть в коридор и позвать соседей, нужно было пройти через гостиную. Я смотрела на страшные следы преступления Владиславы, и мне казалось, что я вижу перед собой мертвого ребенка. Долго потом не могла успокоиться и прийти в себя.

То, что мы увидели, просто не поддается описанию, — рассказал «ФАКТАМ» хозяин квартиры на Бубнова Михаил Горовой. — Это просто Освенцим, камера пыток для детей. Конечно, мы совершенно точно никогда не будем тут жить, но пока и ремонт делать нет никаких моральных сил. Да это и дорого. Я звонил гражданскому мужу Владиславы Антону, предлагал ему оплатить хотя бы клининговые услуги и привести в порядок комнату, где умирающие от голода дети сдирали обои и линолеум. Антон сказал, что готов сдать эту квартиру в субаренду подороже, часть денег отдавать мне, часть забирать себе. Я, конечно, с возмущением отверг это предложение. После всего, что случилось, не собираюсь давать этому человеку зарабатывать, тем более на том жилье, где они с Владой уморили ребенка насмерть. Почему говорю во множественном числе? По словам соседки, накануне того дня, когда Владислава вернулась и обнаружила мертвого сына, в квартире были мужчины. Соседка слышала мужские голоса. Ключи же были только у Антона. Судя по всему, он с кем-то из знакомых пришел, увидел, в каком состоянии дети, и… ушел домой! И только на следующий день пришла Владислава.

— Да, похоже, Антон с Владой посовещались и решили выдать ситуацию за случайность, — продолжает Валентина Мудрык. — Поэтому она и пришла якобы кормить детей — с пакетом, в котором лежала «Мивина», молоко, сырки, сосиска. Согласно выводу психолога, она отдавала себе отчет в своих действиях, когда оставляла детей дома. Но виновной себя не чувствует. Совсем. Если два первых месяца после задержания она плакала и говорила, что кается, то сейчас на вопросы судьи не отвечает вообще. При этом выглядит спокойной. Во внесудебное время смеется, болтает с сокамерницами, над которыми, по слухам, она главная. Занимается спортом, красит волосы. В общем, живет как в санатории. Недавно на пальце Владиславы появилось обручальное кольцо. Когда я подошла к ней в зале суда и спросила, откуда колечко, женщина ничего не ответила, а просто спрятала руку за спину. Мне удалось узнать, что у Влады теперь есть покровитель, благодаря которому она в СИЗО содержится в прекрасных условиях и может позволить себе адвоката. Но не хочу верить, что ее могут оправдать и она избежит наказания.

— Если судьи не подкуплены и хоть с каплей совести, они дадут ей пожизненное, — говорит Михаил Горовой.

Владислава Трохимчук обвиняется в умышленном убийстве малолетнего ребенка. Однако судебный процесс затягивается на месяцы, поскольку прокуратура не может обеспечить явку четырех свидетелей, главный из которых — Антон Подчапко. Как рассказал Антон журналисту ТСН, он болеет и находится за пределами Киева. После вопроса, готов ли он свидетельствовать в суде, мужчина попрощался и положил трубку.

Если Владиславу признают виновной, она может попасть за решетку на срок от семи до пятнадцать лет, а то и пожизненно. Однако, когда мы услышим приговор, пока не может сказать никто.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, что в Запорожье горе-мать жестоко избила сына в детской комнате торгового центра.

*На фото в заголовке — Владислава Трохимчук с сыном Даней

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров