БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина

Мир на условиях Путина станет для Украины самоубийством, — Оксана Забужко

7:58 25 октября 2019 5572
Оксана Забужко

Новые реалии, в которых мы оказались, одни горячо поддерживают, считая их прорывом и шансом наконец-то дождаться преобразований и реформ, других — откровенно страшат, поскольку они видят в действиях власти сдачу интересов страны, невзирая на обещания президентской команды никогда ни при каких обстоятельствах не пересекать красные линии. Сгущаются тучи и на внешнеполитической арене, где мы серьезно рискуем превратиться из субъекта в объект, а Путин со товарищи требуют от Киева все новых и новых уступок. К сожалению, очень похоже, что цель Кремля — окончательно расшатать Украину изнутри — вот-вот будет достигнута.

О событиях последнего времени «ФАКТЫ» поговорили с известной писательницей и поэтессой Оксаной Забужко, которую называют одним из моральных авторитетов нации.

«Главнокомандующий украинской армии не имеет права говорить об „отведении“ украинских войск»

— Оксана Стефановна, судя по всему, акции протеста под лозунгом «Нет капитуляции!» будут только нарастать. Возмущенные люди называют разведение сил в Станице Луганской и Золотом и обязательства имплементировать пресловутую «формулу Штайнмайера» в законодательство сдачей интересов Украины. Разделяете эту точку зрения?

— Откровенно говоря, я не хотела бы участвовать в зафлуживании (flood в переводе с английского «наводнение, поток». — Авт.) темы и рассказывать еще и свою версию «формулы», поскольку не считаю себя компетентной в дипломатическом языке. Однако народной дипломатией вынужденно занимаюсь уже двадцать лет моей международной писательской карьеры. Хотя и до этого мои книги переводили за рубежом (произведения Забужко переведены более чем на двадцать языков. — Авт.), отсчет веду с мая 1999 года, когда презентовала на Будапештской книжной ярмарке первый перевод «Польових досліджень з українського сексу» (роман, изданный в 1996 году, стал первым бестселлером независимой Украины. — Авт.).

Так вот, когда ты приезжаешь в какую-либо страну презентовать очередную книгу и там даешь далеко не одно интервью, тебя расспрашивают не только о твоем романе, но и о твоей стране.

— Это своего рода миссия.

Да. Ты волей-неволей выступаешь культурным послом — общаешься с журналистами, политиками, тебя приглашают на саммиты, где присутствуют и интеллектуалы этой страны, и люди, принимающие серьезные решения, и бизнесмены. И вот в этих разных аудиториях писатель может себе позволить сказать то, чего не может сказать дипломат, ограниченный протоколом и прочим политесом. Писатель выступает от своего имени как независимый спикер. Такая деятельность не всегда ощутима здесь. Более того, до недавнего времени моя страна мало представляла, что я делаю в таких поездках.

И хотя я имею намного больший опыт продвижения своей страны за границей, чем нынешнее украинское руководство, все-таки очерчиваю пределы своей компетенции. Так что влезать в этот флуд «формулы Штайнмайера» себе не позволю.

Но! Считаю, что любой писатель должен первым реагировать на красный сигнал, который включается при определенных словах. Такими для меня являются «отведение войск». Услышав такое, далее я могу ничего уже не слушать, а сразу сказать, что отведение войск — это предательство, акт одновременно аморальный и антигосударственный. Это деморализация армии, не говорю уже о тактических и стратегических последствиях.

Отведение войск — куда?! Наши войска находятся на своей земле, на которую диверсионным образом вторгся противник, и двигаться могут только вперед — до восстановления полного контроля над территорией в пределах государственных границ Украины. Именно для этого в любой стране существует армия. Главнокомандующий украинской армии не должен, не имеет права говорить об «отведении» украинских войск. Точка.

Читайте также: «Отвода войск боевиков в ближайшее время не будет. Это невыгодно России», — генерал

— Зеленский заверил жителей населенных пунктов, которые после отвода украинских подразделений окажутся в «серой зоне»: «Я лично гарантирую, что вы будете защищены и отвод военных никак не повлияет на вашу безопасность».

— Какая безопасность? Чем он ее «лично» гарантирует? Возьмет свою жену и детей и поселится на окраине того села?

— Основной аргумент власти — «мы обещали украинцам мир».

— Да кто же из украинцев против мира?! Но ведь не мы начали эту войну.

— Мир любой ценой возможен?

Очень опасная иллюзия! Еще когда начали произносить первые тосты «за мир», я всякий раз вздрагивала и говорила, что надо правильно формулировать свой запрос к мирозданию. «Любой ценой» — это, простите, какой же? Отдадим свой дом бурятским «трактористам», а сами уедем осваивать тайгу? «Лишь бы не было войны» — это же риторика брежневской эпохи. Вы можете голодать, проходить всю жизнь в сером тряпье, сесть в тюрьму за прочитанную книжку, но зато у вас «мир», и вы ежедневно должны за это благодарить партию и лично товарища Брежнева! Помните анекдот тех времен? «Можете ли вы отдать жизнь за партию?» — «Конечно. А на фига мне такая жизнь?»

Нет, чтобы мир означал для нас жизнь, а не смерть, бороться — всей страной и всеми способами, от военных до дипломатических, — надо не «за мир», а за победу!

«За спиной у тех, у кого находятся реальные рычаги влияния, постоянно маячили московские кураторы»

— Какой эта победа должна быть, по-вашему?

Победа — это мир на наших условиях. Мир на кремлевских условиях — самоубийство. Потому что цель России в этой войне — сделать так, чтобы нас не было. Как страны, как народа, как культуры — во всех смыслах. Так что, получается, давайте сами покончим с собой, чтобы облегчить им работу? Сдадимся на милость «ласкового» Путина, и он уж сам решит, сколько нам осталось существовать — пять, десять или пятнадцать лет?

Принимать условия агрессора после пяти лет войны, наплевав на могилы погибших и горе их семей, на раненых и травмированных, на миллионы беженцев, на всех, для кого дело жизни — чтобы Украина была, и кто для этого многим пожертвовал, в том числе самым дорогим, — это суицид. Простите, а какими будут завтра требования гопника, ворвавшегося к вам в дом и требующего, чтобы вы не сопротивлялись, чтобы ему было удобнее вас убивать?

Очень рекомендую всем прочесть книгу «Доця» Тамары Гориха Зерня (это псевдоним, настоящая фамилия автора — Дуда. — Авт.). Это повесть, основанная на реальных событиях в Донецке весной и летом 2014 года. Героиня — обычная дончанка, в чью жизнь, как и в жизнь всех ее земляков, врывается какая-то непонятная хрень… Там очень хорошо показано, как «технологично» разжигается война: как сначала никто из мирных жителей ничего не понимает, как иногда случай решал, окажется человек по нашу или по другую сторону… Много пронзительных, обжигающих эпизодов. Автор в 2014—2015 годах была волонтером, видно, что пишет о личном, «по живому». Там есть одна фраза, поразившая меня. Помните митинг в Донецке 13 марта, когда появился первый убитый — Дмитрий Чернявский? Тамара написала: «Мы еще не знали, что мы выходили убеждать, — а они пришли нас убивать». Это очень простая и одновременно очень точная формулировка, которую стоит запомнить и вспоминать всякий раз, когда нам начинают нести чушь о том, как надо договариваться с нашими убийцами. О чем договариваться? Как тебе будет удобнее меня резать — по кусочку или сразу, чтоб я не мучилась?

— В любом случае после победы с этими людьми придется разговаривать. Хотя я с трудом представляю, о чем…

Я сейчас не о людях, я о государствах и политических решениях. А сограждане, которые во время войны по тем или иным причинам оказывались на стороне врага, увы, есть во всех войнах, в любой стране это неизбежно. Здесь главное не путать пособничество врагу с «другой точкой зрения» и не призывать нас «уважать иное мнение» там, где на самом деле нужен суд за преступления. Такая подмена понятий очень опасна. Ведь что такое иное мнение? Тебе нравится тот политик, а мне этот. Ты считаешь, что надо национализировать все телеканалы, а я категорически против государственного вещания. И так далее. И мы можем спорить о путях, программах развития страны, о том, как нам лучше в ней устроить жизнь. Но при этом предполагается, что есть вещи безоговорочные, которые мы оба принимаем и не оспариваем по умолчанию: гражданство, Конституция, флаг, гимн. За эти рамки нельзя выходить, а вышедшего в любой стране полагается сдать в полицию. Если ты собираешься обсуждать, как лучше уничтожить мою страну, то ты враг и разговаривать с тобой не о чем.

Читайте также: Путин поставил Западу ультиматум: генерал рассказал, почему Россия настаивает на «формуле Штайнмайера»

— В стране случилась полная перезагрузка власти, причем так, что де-факто она очень быстро оказалась в одних руках.

— Да, это очень опасно. Знаете, я по убеждениям этатистка (от французского l’etat — «государство». — Авт.), и после обретения Украиной независимости долгие годы надеялась на то, что доставшиеся нам в наследство от СССР насквозь коррумпированные государственные институции (то, что называют «системой») можно реформировать, так сказать, эволюционным путем — наполнить и иными людьми, и иным содержанием, что это вопрос времени и доброй воли… К сожалению, эта надежда разбилась об, опять-таки, внешний фактор — многолетнее российское вмешательство. До какой же степени все эти институции были пронизаны российскими лоббистами! За спиной у тех, у кого находятся реальные рычаги влияния, постоянно маячили московские кураторы. По сути, это и есть постколониальная ситуация. Вы войну видите только на востоке, «горячую», а она перед этим два десятилетия готовилась в тылу. В государственных структурах, в наших олигархических медиа… У нас все «гибридно» в этом смысле, понимаете?

Поэтому узурпация власти толпой непрофессионалов, которых мы лицезреем на авансцене, меня волнует меньше, чем-то, что мы не видим тех, кто дергает их за ниточки. А это, очевидно, не только московские кураторы, но и лоббисты интересов России из США и Европы, которые все пять лет стремятся передать Украину пусть в коллективное, но все же внешнее управление, чтобы она стала для Запада той самой «серой зоной»… Все эти люди защищают интересы отнюдь не украинского народа.

От одного из высокопоставленных немецких чиновников в откровенном частном разговоре я это услышала напрямую — мол, мы подсчитали, что к 2030 году население Германии сократится на десять миллионов, поэтому нам интересна Украина — мы нуждаемся в квалифицированной белой рабочей силе…

«Не каждый западный политик, называющий себя „миротворцем“, желает Украине добра»

— Цинично…

Да. Я тоже своим ушам не поверила. То есть не тому не поверила, что в некоторых политических кругах Германии такая точка зрения может существовать (это-то как раз для меня не новость, с тем же Штайнмайером у меня была публичная стычка в Берлине еще в мае 2014-го), а тому, что это совершенно спокойно говорилось вслух — мне, украинскому писателю! Как будто я должна этому обрадоваться — что они моей стране готовят такую перспективу. Такое чувство было, что работорговец вербует себе союзника «из аборигенов».

Так что не только России нужны наши трудовые резервы, чтобы осваивать тайгу и Колыму, но и за западным «поребриком» имеются заинтересованные. Особенно в тех странах, где втайне предпочитают белых, а не смуглых мигрантов. Да, это очень цинично и отвратительно. Но об этом надо знать. И понимать, что не каждый западный политик, называющий себя «миротворцем», желает Украине добра.

Читайте также: Путин ведет с Украиной циничную игру. Как террорист с родственниками заложников, — Андрей Пионтковский

Коль на то пошло, для меня обе стратегии проигрышные, капитулянтские. И когда внуки чекистов мечтают использовать мой народ для освоения тундры, как это делали их деды в прошлом веке, и когда его хотят кинуть «в противовес» волне мигрантов из Азии и Африки, «заткнув» моими земляками дыры в «черных кварталах» Берлина и Парижа. И сейчас люди, которым эти стратегии выгодны, дергают украинскую власть за ниточки с обеих сторон.

В общем, война за Украину идет на всех фронтах. Ее нельзя «прекратить» одним волевым усилием, это долгосрочный процесс, который очень сильно повлияет на судьбы Европы и мира, и завершиться он должен распадом Российской Федерации. Нужно к этому быть готовыми. Поэтому хочу еще раз повторить, что мы у себя в украинских СМИ обычно обсуждаем кукол, но не кукловодов.

Читайте также: Оксана Забужко: «Я народжена в країні-руїні, і свідома цього»

Вторую часть интервью с Оксаной Забужко читайте здесь.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров