ПОИСК
Политика

Касается каждого: как Минздрав под руководством Степанова сливает реформу, подставляя президента

10:00 7 июля 2020
Максим Степанов
Владимир ДОБРОВ, специально для «ФАКТОВ»

В пятницу, 3 июля, глава Минздрава Максим Степанов заявил о создании при Минздраве медицинского совета, который займется «быстрым и эффективным внедрением реформ системы здравоохранения Украины». Это не первая попытка создать некий консультационный орган, который должен перереформировать медицинскую реформу. Как показывает опыт, совершенно безрезультатно.

В феврале Владимир Зеленский заявил, что созывает коллегию выдающихся врачей, которые разработают план — что и как нужно сделать с отечественной системой здравоохранения. На выходе никакого плана так и не было представлено, зато за это время в Минздраве трижды сменили руководителя.

Максим Степанов, занявший должность министра здравоохранения 30 марта, с первых дней на посту говорил, что реформой не удовлетворен и намерен ее менять. Вот только в своих высказываниях избегал конкретики настолько показательно, что получил порцию критики в свой адрес.

«На протяжении трех месяцев Степанов говорил, что медреформа делается неправильно, но как правильно — так и не сказал. Более того, он до сих пор не представил комитету по здравоохранению даже приблизительной концепции своего видения реформы. А депутаты этого ждут уже не первую неделю и очень хотят поговорить», — отметил политолог Кирилл Сазонов.

С ним согласен глава Экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра Борис Кушнирук: «Такие сложные, многослойные и долгосрочные реформы нельзя выписать безупречно с первого раза. Они требуют постоянных корректировок и уточнений. Но этим кто-то должен заниматься».

Похоже, заниматься многострадальной реформой медицины под эгидой Минздрава будут люди, в ней крайне незаинтересованные.

Весь костяк нового совета при Минздраве составили из главврачей специализированных клиник третьего звена, которых медреформа в полной мере еще не коснулась. Но если это произойдет — их статус удельных князей от медицины будет разрушен.

Трансформируйся — или умри

Если коротко описать суть реформы, то она сводится к прагматичному признанию: у государства нет денег для того, чтобы полностью удовлетворить всех. Да, Конституция обещает нам бесплатную медицину, но по факту мы за все платим — кто-то больше, кто-то меньше. Реформа должна была определить необходимый набор сервисов, который гарантирует государство, и дополнительные услуги, за которые пациент может платить сам, если они ему нужны.

Администрировать процесс должна Национальная служба здоровья Украины (НСЗУ), которая платит только за реально предоставленную помощь и скидывает балласт в виде неэффективных больниц, оказывающих плохие услуги малому количеству пациентов. Да, для получения специализированной помощи придется ехать в другой населенный пункт — зато там вам действительно помогут, и заплатит за это государство. Да, некоторые больницы исчезнут, а просто так попасть на прием профильного врача вы не сможете — зато у вас будет семейный врач, который назначит анализы и лечение, а в случае необходимости направит к нужному специалисту, и за это тоже заплатит государство.

Первый этап реформы показал, что она работает. Согласно исследованию, проведенному USAID Ukraine, более 70% врачей общей практики довольны новой моделью. Контракты с семейными врачами, терапевтами и педиатрами заключили около 30 млн украинцев.

Но со вторым этапом начались проблемы. Несмотря на то, что НСЗУ на данный момент успела законтрактовать 1658 медучреждений, предоставляющих специализированную и высокоспециализированную медицинскую помощь и выплатить им за апрель-июнь 14,5 млрд гривен, многие больницы откровенно саботируют реформу.

Наиболее непримиримыми критиками реформы как раз и стали те, из кого Максим Степанов сформировал совет: главные врачи и директора специализированных медучреждений. Всю весну мы наблюдали митинги медиков, требующих выплатить им зарплату и сохранить рабочие места. Причем бастовали, как правило, не самые последние в системе.

Типичный пример: Киевский городской центр репродуктивной и перинатальной медицины. Его директор Вячеслав Каминский отказался заключать контракт с НСЗУ, в результате чего работники центра остались без зарплаты и вышли на акцию протеста под стены КМДА. О том, что проблема возникла из-за нежелания руководства больницы проводить реформу, медикам не сообщили.

Как утверждает политолог Андрей Золотарев, проблема возникла из-за желания руководства клиники обойти медреформу и сохранить полный контроль над центром. Для этого через депутатов Киевсовета пролоббировали решение передать центр под контроль Минздрава, избавив от необходимости хоть что-то реформировать и делиться полномочиями.

Эта история не единичный случай, схема одна и та же: главврач не переоформляет статус больницы и не заключает контракт с НСЗУ, в результате учреждение теряет госфинансирование, медикам не платят зарплату, и они выходят протестовать к местному органу самоуправления, хотя логичнее было бы задать этот вопрос своему руководителю.

Руководители, в свою очередь, жалуются на низкие тарифы за лечение, определенные НСЗУ. Глава Минздрава Степанов их поддерживает.

«В результате этих изменений, этих экспериментов мы увидели шоковую терапию для многих учреждений здравоохранения, получивших финансирования критически меньше, чем в прошлом году», — заявил он на заседании профильного парламентского комитета.

Однако данные НСЗУ говорят о том, что почти 1000 медучреждений после начала работы по тарифам получили больше, нежели в 2019 году. Кроме того, Кабмин предусмотрел 3,2 млрд гривен на поддержку самых слабых медучреждений, которые не успели оформить отношения с НСЗУ и по разным причинам рискуют получить в этом году меньше, чем в прошлом.

Тарифы вовсе не являются священной коровой, их пересматривают по необходимости. С 1 июля НСЗУ заключает допсоглашения и повышает плату за оказание помощи при экстренных случаях, остром инфаркте и инсульте. Поэтому попытки слить реформу из-за тарифов — это как критиковать форму команды при плохой игре на поле.

Мина для президента

Настоящая причина торможения реформ сугубо политическая, считает директор Института социально-политического проектирования «Диалог» Андрей Миселюк: «В целом все выглядит так, что вместо реальной стратегии с цифрами и расчетами все планы Минздрава сейчас сводятся к сохранению текущей ситуации (мы дадим вам столько, сколько вы привыкли получать) и доплат врачам. Расчет понятен: накануне местных выборов власть будет пытаться „задобрить“ врачей. Как это делалось за все годы независимости. Выиграем выборы — а дальше оно как-то будет».

Местные выборы в октябре подталкивают центральную власть к мысли, что нужно удовлетворить ключевые группы, в числе которых традиционно находятся медицинские работники. Но данный шаг может оказаться неверным.

По мнению главы директората медицинских услуг Минздрава Оксаны Сухоруковой, сломать медреформу накануне местных выборов и вернуть все, как было — значит оскорбить сильных региональных менеджеров, которые инвестировали в развитие своей медицины:

«Степанов поставил президента на растяжку, из которой в предвыборный год нет выхода, потому что любое решение будет конфликтным. Если перед выборами вместо того, чтобы найти в ковидном фонде дополнительные средства, слабые больницы поддержат, забрав обратно деньги, которые получили самые мощные в стране 1000 больниц, то начнется бунт мэров.

Кроме того, осенью сильным больницам тоже не хватит денег, и мы будем вынуждены найти дополнительный бюджет уже на них. Дополнительные средства придется тратить так или иначе, но выбирается модель, которая перед выборами приведет к бунту местного самоуправления".

Помните мэра Черкасс, который стал всеукраинской медиа-звездой из-за отказа выполнять карантинные предписания Минздрава?

А новую «партию мэров» под руководством городского головы Днепра? Сигналы уже есть.

«Я не понимаю целей, но уже уверена, что этот искусственный кризис создается нарочно: министр увеличивает токсичность ситуации к выборам и точно в чьих-то интересах», — считает Сухорукова.

Вопрос о том, движет ли министром Степановым желание угодить президенту или заложить под него бомбу замедленного действия, оставим в стороне. Важно лишь то, что выборы состоятся в 2020-м, а до окончания первой каденции Владимира Зеленского пройдет еще почти четыре года. И все это время проблема плохой медицины в стране будет волновать абсолютно каждого избирателя, будь он хоть врачом, хоть пациентом.

А она будет плохой, это можно утверждать точно. Реформы делают не потому, что все хорошо, а в обратных ситуациях, когда возникает понимание, что продолжать, как есть, дальше невозможно. Даже если в бюджете-2021 на медицину отдадут 6% ВВП, как надеется Максим Степанов, это не поднимет украинскую систему здравоохранения до уровня Великобритании или той же Польши, если деньги расходуются нерационально. К тому же медицина не единственная расходная статья в бюджете. Учителя могут обидеться.

И не стоит забывать о другой немаловажной детали: обязательство продолжить медреформу стало условием для получения нового кредита МВФ в размере 5 млрд долларов. Недавний скандал с увольнением главы НБУ показал, что международные партнеры очень внимательно следят за соблюдением обязательств.

Владимиру Зеленскому стоит серьезно задуматься, готов ли он пожертвовать и рейтингами, и международной финансовой поддержкой ради амбиций одного министра и нескольких десятков главврачей.

861

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер