БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Политика

Подходят ли украине ценности западной европы?

0:00 3 марта 2006 468
Кость БОНДАРЕНКО Киевский институт проблем управления им. Горшенина

Нынешнюю европейскую действительность вряд ли стоит принимать как некий эталон для развития нашего общества

Нам часто предлагают построить Европу в Украине. Но для начала следует понять: а что такое Европа в современном понимании? И какую Европу нам предлагают строить? Ведь Украина — географически — это тоже Европа. Очевидно, то, что предлагают строить в Украине, — это попросту копирование образа жизни современных европейцев, причем западных европейцев.

Европа подобна пожилой женщине с интересным прошлым, но со скучным будущим

При всех разговорах о единой Европе, о едином европейском пространстве не учитываются простые реалии: Европа отнюдь не является чем-то единым и состоит минимум из трех составных частей: «старая» Европа (традиционная Западная Европа), Центральная Европа и Восточная Европа. Первая развивалась на базе общности, основу для которой заложила Священная Римская Империя Карла Великого. Вторая — на основе этики империи Габсбургов. Третья базировалась на постсоветской этике.

Кроме исторических этик у основания каждой части Европы лежала и своя традиционная религиозная основа. Западная Европа, пережив Крестовые походы и инквизицию, перешла через реформацию и Просвещение к классическому буржуазному обществу, а потом была развращена конкуренцией различных оттенков социал-демократии. В результате мы получили социал-демократическое общество, проникнутое духом протестантства. О нем мы и будем говорить далее. Центральная Европа развивалась на базе католицизма с незначительной примесью протестантских веяний. По большому счету, протестантизм здесь не стал фактором, влияющим на политику региона. Восточная Европа развивалась под воздействием преимущественно греческой ортодоксальной традиции. Стоит также учесть, что юг Европы нередко нарушает эту схему — по объективным причинам процессы там смешались и переплелись…

Что же на сегодняшний день представляет собой Западная Европа? Каковы ее ценности, которые мы должны перенимать и внедрять в Украине? И все ли там настолько безоблачно, что можно принимать нынешнюю европейскую действительность как некий эталон для развития нашего общества? Стоит ли строить Западную Европу в Украине? Причем строить бездумно?

С одной стороны, Западная Европа — это развитое социальное общество с высокими социальными гарантиями и с сильными позициями гражданских структур, с их влиянием на процессы управления. Жители Великобритании, Франции, Германии живут в сытых и относительно стабильных обществах. Но нынешняя жизнь Западной Европы — это жизнь большого дома для престарелых: повсюду культивируется позапрошлый век. Создается впечатление, что в этих странах — постоянная ностальгия по прекрасной эпохе, оставшейся далеко позади. «Европа — подобна пожилой женщине с богатой историей, с вычурными манерами, с ханжеским брюзжанием, с очень интересным прошлым, но со скучным будущим», — говорил классик. И вторая волна присоединения к ЕС — стран Центральной Европы, бывших стран социалистического лагеря, — это попытка влить свежую кровь в западноевропейскую цивилизацию.

Кстати, вы заметили, как настороженно Западная Европа относится к восточноевропейским мигрантам? Именно призрак «польского сантехника» стал причиной провала Конституции ЕС в прошлом году. Именно в отношении мигрантов из Восточной Европы и бывшего СССР у европейцев возникает традиционная паника, порождающая, в свою очередь, правый радикализм и явления такого рода, как Гайдер в Австрии или Ле Пен во Франции. Заметьте: относительно выходцев из Азии, Магриба или Черной Африки у тех же французов или немцев предостережений практически нет. И Европа — особенно это касается европейских столиц — постепенно меняет цвет кожи.

Прошлогодние выступления мусульманского населения в пригородах Парижа так и не привели к пониманию того, что Европа стоит на грани цивилизационного конфликта. Европа согласилась с тем, что она, якобы искупая свою вину перед чернокожим и арабским населением, веками колонизированным белыми, должна сегодня платить дань бывшим угнетенным и принимать у себя миллионы эмигрантов. Эти эмигранты в большинстве своем не работают и сидят на так называемом «социале». При этом дети эмигрантов, рожденные в Европе, превращаются уже в европейцев — но со специфическим цветом кожи.

Писатель и философ Михаил Веллер указывает на то, что Европа в своем ощущении вины перед другими расами, впадая в катарсис, начинает пересматривать традиционные ценностные ориентиры и существенно занижать планку культурного восприятия — в угоду бывшим порабощенным народам: «Равенство понимается так: если мы не можем поднять других до себя — то опустим себя до других. Будем льстить и заискивать. Объявим: все расы равны и одинаковы во всех способностях и свершениях. Никаких отличий не существует, кроме чисто внешних. И во всех сферах деятельности добьемся паритетного представительства всех рас. А под гребенку. Английский газон. А то, что одинаковость — это хана, думать запретим».

Сегодня в Европе очертились и другие проблемы, влияющие на трансформацию морального облика европейской цивилизации. А теперь только факты.

Премьер Великобритании считает узаконивание однополых браков прогрессивным шагом для страны

В определенном смысле Запад можно уже назвать «формирующейся голубой цивилизацией». Содомия, ранее считавшаяся одним из грехов, взывающим к небу о мести, сегодня — норма жизни для рядового европейца. Существует прямая зависимость между характером эволюции западной цивилизации в последние пятьдесят лет и ростом численности и степени влияния становящегося более могущественным гомосексуального сообщества в западных странах. В настоящее время каждый двадцатый коренной житель Великобритании  — либо гей, либо лесбиянка. Но степень влияния сексуальных меньшинств неизмеримо больше их численности с учетом принадлежности «голубых» и «розовых» прежде всего к высшим слоям общества.

«Голубые» хорошо организованы, структурированы и, естественно, стремятся к политической, культурной и социальной экспансии, вплоть до занятия лидирующих позиций в высших эшелонах власти. Соответственно и вся западная цивилизация постепенно становится объектом широкомасштабного наступления все более влиятельной гомосексуальной идеологии, культуры и психологии.

Все больше «голубеет» и христианство на Западе. Еще в 1972 году в Объединенной церкви Христа — старейшей протестантской доминации США — появился первый в истории протестантизма пастор-гомосексуалист, а в 2005 году — первый пастор, сменивший пол. Генеральный синод ОЦХ одобрил резолюцию, позволяющую совершать обряды бракосочетания однополых пар. Это решение поддержали около 80 процентов членов Синода. Не отстает и англиканская церковь. Архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс неоднократно высказывался по поводу позитивного отношения к геям. Справедливости ради стоит отметить, что официальный Ватикан выступает категорически против признания содомии (гомосексуализма) поведенческой нормой.

В большинстве стран Запада официально разрешены однополые браки. Дания приняла соответствующий закон в 1989 году, Норвегия — в 1993-м, Швеция — в 1995-м, Нидерланды — в 1998-м, Бельгия, Финляндия и Германия — в 2001 году, Испания — в 2005-м. В 1998 году во Франции был введен так называемый «Пакт гражданского сожительства», а в 2004 году мэр города Бегль Ноэль Мамер позволил заключить первый во Франции гомосексуальный брак. В 2005 году премьер-министр Великобритании Тони Блэр заявил, что узаконивание однополых браков является современным и прогрессивным шагом для страны.

Не менее острой становится и проблема свингерских семей — то есть семей, состоящих из нескольких партнеров (например, двух мужчин и двух женщин). Подобные браки появились в конце 50-х годов в Швеции и были названы «шведскими семьями». Появление подобных браков было вызвано отнюдь не сексуальными фантазиями шведов, а острой необходимостью: к тому времени цены на жилье в Стокгольме выросли до таких пределов, что некоторые молодые семьи снимали квартиры, так сказать, в складчину. Но сексуальная революция 1968 года сменила акценты: жить «шведской семьей» стало модно.

На сегодняшний день около 5 процентов европейцев практикуют свингерские семьи. В некоторых странах они официально разрешены и признаются равноправной формой брака. При этом законодателей в этих странах более всего интересует не проблема морали, а проблема наследования собственности детьми в подобных семьях.

Одна из наибольших социальных бед общества — наркомания — сегодня процветает в странах Западной Европы. При этом ни одна из современных методик борьбы с потреблением наркотиков не является эффективной. В первую очередь потому, что на Западе существует огромное наркотическое лобби, не формализированное, но влиятельное. Наркоторговля приносит большие денежные прибыли. По распространенной версии, вторжение НАТОвских войск в Югославию в 1999 году было продиктовано в первую очередь желанием установления контроля над Косово — одним из центров производства опиума. Ранее Косово контролировалось режимом Милошевича. Василий Аксенов в те дни писал: «Посмотрите, кто затеял войну против Югославии? Билл Клинтон — бывший пацифист, в молодости уклонявшийся от службы в армии и куривший марихуану. Тони Блэр — бывший лидер левацкой молодежи, устраивавший потасовки с полицией и употреблявший легкие наркотики. Герхард Шредер и Йошка Фишер — представители левых сил Германии, в молодости курившие опиум и призывавшие к сексуальной революции. Хавьер Солана — бывший «красный профессор», куривший марихуану… Эти «дети цветов» — поколение хиппи — решили воплотить свои идеалы мира и всеобщей любви и забросали бомбами Белград».

Отдельные страны Запада пошли по пути легализации легких наркотиков: в Голландии открыто продается марихуана. Законодательство относительно потребления наркотических средств в Европе — более чем либеральное. По неофициальным данным, среди многих европейских политиков начинает возрождаться «культура» потребления кокаина.

В отдельных странах Европы существует право родителей умерщвлять своих больных детей

Еще одной проблемой для современного европейского общества стала эвтаназия — право на умерщвление безнадежно больных людей, право на получение смертельной инъекции в специальных клиниках. Испокон веков считалось, что человеческая жизнь дарована Богом и отнять ее может только Господь Бог. И поэтому эвтаназия является нарушением традиций и всех догм, на которых ранее базировалось христианское общество.

Первой страной, где официально была разрешена эвтаназия, стала Голландия. Там соответствующий закон был принят 25 ноября 2000 года. По примеру Голландии эвтаназия была введена в Бельгии, Нидерландах, Франции, Великобритании. «Пассивная эвтаназия» — когда врач не вмешивается в жизнь пациента с целью ускорения его смерти, но и не оказывает по просьбе больного необходимой помощи для продления жизни — не запрещена в Швейцарии и Финляндии. В некоторых штатах США (Калифорния, Орегон) действует закон «О праве человека на смерть». В Швейцарии допускаются формы «ассистированного самоубийства» безнадежно больных пациентов. Ассистированное самоубийство входит в культуру Запада — оно становится, к примеру, центральной темой фильма Дени Аркана «Нашествие варваров». В отдельных странах Европы существует право родителей умерщвлять своих больных детей. И все это называется демократией и торжеством права — права на убийство. Это — западная демократия.

Ежегодно в Европе растет количество самоубийств. При этом из жизни уходят преимущественно молодые люди. Статистика — вещь упрямая, и она установила зависимость между частотой суицидов и тенденциями социального развития стран. Чем выше уровень социальной защищенности граждан, тем выше смертность от самоубийств. Лидером по количеству суицидов является Швеция. За ней идут Норвегия, Швейцария, Великобритания, Дания, Франция.

Все это — Европа, которую нам предлагают строить в Украине. И тут мы зададимся вопросом: а не лучше ли доказать, что наша, отечественная европейскость — нисколько не хуже западной? Что мы — хоть и другая, но все же Европа. Европа, не растерявшая своих ценностных ориентиров?

Те, кто выдвигает лозунги «под выборы», похоже, имеют далеко идущие планы. Лидер украинских социалистов Александр Мороз уже давно пытается превратить Социалистическую партию в коллективного участника Социалистического Интернационала, созданного в конце позапрошлого века Фридрихом Энгельсом (тем самым Энгельсом, который в далеком 1848 году в «Манифесте Коммунистической партии» обещал ввести общность жен, ликвидацию института семьи как буржуазного пережитка и неоднократно предсказывал крах традиционных основ современного ему общества). Недавно украинские социалисты получили статус члена Социнтерна.

Кстати, у лидера СПУ Александра Мороза много интересных друзей в Европе. 24 февраля 2006 года депутат Европарламента от Польши Марек Сивец призвал украинцев голосовать за единственную партию, исповедующую традиционные европейские ценности, — СПУ. Мы умолчим о том, что подобное заявление — это попытка вмешаться во внутренние дела Украины. Но личность Марека Сивеца, бывшего шефа Бюро безопасности Республики Польша (должность, соответствующая нашему секретарю Совбеза), — весьма примечательна. Именно он в 2000 году стал главным действующим лицом скандала, связанного с попыткой пародировать Папу Римского Иоанна Павла Второго в Варшавском аэропорту. Польские католики восприняли тогда действия пана Сивеца как оскорбление религиозных чувств, и это ему едва не стоило должности.

Один интересный момент. Как сказано в официальных пресс-релизах Социнтерна, «объединение помогает своим участникам прийти к власти, не без помощи Социнтерна это удалось социал-демократам Польши, Венгрии и Чехии». Не странно ли это? И не является ли именно этот тезис реальной расшифровкой лозунга «Построим Европу в Украине»? Со всеми вытекающими отсюда последствиями?

 

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров