ПОИСК
Спорт

Андре агасси: «когда в восьмом классе я бросил школу, отец был очень горд за меня»

0:00 22 вересня 2006
Інф. «ФАКТІВ»
После ухода из большого тенниса легендарный американский спортсмен дал интервью телекомпании Си-эн-эн

В начале сентября легендарный американский теннисист Андре Агасси объявил о своем уходе из большого спорта. Произошло это в Нью-Йорке во время проведения открытого чемпионата США по теннису, одного из турниров «Большого шлема». Свой последний поединок на профессиональном корте Андре проиграл молодому Бенджамину Беккеру. Но 24 тысячи зрителей, пришедших в тот день на игру, стоя приветствовали аплодисментами Агасси, а не победителя. Американский спортсмен, выигравший за 21 год своей карьеры 60 титулов в одиночном разряде, восемь турниров «Большого шлема» плакал, как ребенок. Его прощание с поклонниками стало одним из самых эмоциональных моментов в истории спорта. В минувшие выходные Агасси дал интервью журналисту телекомпании Си-эн-эн Ларри Кингу.

«Просыпаясь, мы с отцом сразу шли на корт»

- Рад приветствовать тебя, Андре, в этой студии. Наши зрители имели сейчас возможность еще раз увидеть твой волнующий уход из большого тенниса. Глядя на экран, я поймал себя на мысли, что ты не готовил прощальную речь. Это был экспромт. Я прав?

- Да, Ларри. Несмотря на то что я давно уже объявил о своем уходе.

- Давно?

РЕКЛАМА

- Еще в начале нынешнего сезона я заявил, что он будет последним в моей карьере. Просто я не знал тогда точно, когда сыграю свой прощальный гейм. Скажу честно, я не ожидал, что зрители устроят мне подобную овацию. Я начал говорить, и слова шли из сердца, из самой глубины. Хотя к этому можно отнестись и по-другому. 21 год, которые я провел на кортах, и были подготовкой к этой короткой речи.

- Ты говоришь сейчас о своей профессиональной карьере, продолжавшейся 21 год, а я где-то слышал, что ты играешь в теннис уже 36 лет. Но ведь это твой возраст! Как такое может быть?

РЕКЛАМА

- Это все мой отец. Он был и остается ярым поклонником тенниса. Поэтому ракетки, мячи и все остальное окружают меня с рождения.

- Ты появился на свет в Лас-Вегасе. Это не самый лучший город для игры в теннис, учитывая жаркий сухой климат.

РЕКЛАМА

- Отца жара не останавливала. Он готов играть в теннис 365 дней в году. Хотя почему готов? Он так и делал! Мы с ним играли каждый день. Шли на корт до школы. Потом после школы. Два раза по выходным дням. Мы просыпались каждое утро и сразу начинали играть. Порой мне казалось, что я чищу зубы ракеткой!

- Тебе казалось это нормальным?

- А я другой жизни себе и не представлял! У меня нет ни единого воспоминания из детства, не связанного с теннисом.

- Когда ты понял, что у тебя талант?

- Это невозможно точно определить. Отец всегда твердил мне, что я достигну успеха. И я ему верил. В четыре года папа привел меня на турнир Алана Кинга. Я стоял рядом со взрослыми теннисистами и бил по мячу, как они. Меня заметили. Я вдруг почувствовал себя равным с ними. И это чувство больше меня не покидало.

- Каково происхождение твоей фамилии?

- Родители моего отца родом из Армении. Оттуда они переехали в Тегеран. Там папа жил некоторое время, пока не оказался в Америке.

- Прости, он еще жив?

- Да, ему 76 лет, и он каждый день играет в теннис. Хотя бы по часу, но проводит на корте.

- И это в Лас-Вегасе?

- Да, под тамошним палящим солнцем! Мама говорит, что он старый упрямец. Я ее успокаиваю. Папу уже не переделаешь. И это не упрямство, а страсть всей его жизни. Его удары так же сильны, как прежде, когда он учил меня наносить их.

- Он хорошо играет?

- Да, он мог многого достичь, не посвяти себя нам, своим детям. У меня есть еще брат и две сестры.

- Они тоже играют?

- Одна из сестер. Она тренирует детей.

«Готов спорить с кем угодно, что Штеффи играет в теннис лучше всех»

- Давай вернемся к твоему последнему поединку. Что, Беккер так хорош?

- Какой Беккер? Борис или тот, которому я проиграл?

- Конечно, второй. Я говорю о Бенджамине.

- Он, безусловно, талантлив. Достойный соперник, которому не стыдно уступить. Однако хочу сказать, что в тот день я был не в лучшей форме.

- Что было не так?

- Даже не знаю, с чего начать. Старые травмы. Два диска в спине, ущемление нерва. Еще целый список травм, которые не хочется сейчас перечислять. Каждое движение давалось с болью.

- То есть, если бы это не был твой последний турнир «Большого шлема», ты бы отказался от участия в нем?

- Думаю, да.

- Из-за травм?

- Да. И отказался бы не только от участия в открытом чемпионате США, но вообще от всего нынешнего сезона.

- Так сильна боль, которую ты испытываешь?

- Увы! Каждая игра — усилие над собой, своим телом, волей. Всякий раз, прежде чем выйти на корт, я мысленно вел с самим собой переговоры. Но это того стоило. Я не жалею.

- Тебе было легче от того, что среди зрителей сидят твои жена и дети?

- Конечно! Мой сын Джейден уже в таком возрасте, что понимает, чем занимается его отец.

- Сколько ему?

- Пять лет.

- У тебя на шее необычное украшение. Что это — колье, цепочка с брелоком?

- О, это мой главный талисман. Его сделал своими руками мой сын. Он пытался изобразить два слова: «Папа побеждает!»

- Джейден сам это сделал?

- Да, и я с гордостью ношу его подарок.

- И на корт в нем выходишь?

- Обязательно.

- Андре, когда моя жена узнала, что ты согласился на интервью, она несколько раз взяла с меня обещание, что я обязательно спрошу о твоих волосах. Ведь раньше у тебя была пышная шевелюра. А теперь! Что случилось? Что ты сделал с головой?

- Ничего. Иногда у мужчины просто нет выбора, Ларри.

- Ты хочешь сказать, что облысел?

- Да. Волосы стали выпадать.

- Так ты не бреешь голову?

- Нет, говорю же тебе, я полностью облысел.

- В это невозможно поверить! Но тебе идет, честно. Это из-за того, что ты очень нервничал в начале своей карьеры?

- Не знаю. Конечно, я спорил с судьями. Меня даже пару раз дисквалифицировали. Но вряд ли это произошло на нервной почве. Кстати, ты не первый, кто меня об этом спрашивает. Настойчивее всех был мой сын.

- И что ты ему ответил?

- Я сказал, что он родился на свет без волос и я отдал ему свои, чтобы он рос красивым мальчиком. Его мой ответ вполне удовлетворил. Он и сейчас в это верит.

- Я чувствую, в семье у тебя все прекрасно. Как Штеффи?

- Спасибо, замечательно.

- Как вы познакомились?

- Это было несложно. Мы играли на одних и тех же турнирах. Признаюсь, я наблюдал за ней издали. Присматривался. Мне нравилось, как она держится на корте и как ведет себя вне его.

- Она не думает о возвращении в большой спорт?

- Нет. Она не играла уже семь лет.

- А с тобой? Неужели вы никогда не выясняете отношения на корте?

- Конечно, мы играем друг с другом. Иногда она принимает участие в благотворительных матчах.

- И кто из вас сильнее?

- Штеффи всегда выигрывает. Причина, думаю, заключается в том, что в теннисе главное — следить за мячом, а когда по ту сторону сетки находится моя любимая жена, мне уже не до мяча. Я слежу за движениями ее тела.

- И все же, она здорово играет?

- Лучше всех! С кем угодно готов спорить, что она  — величайшая спортсменка за последние 100 лет.

- Если бы отец не привил тебе любовь к теннису, кем бы ты мог стать?

- Я никогда об этом не думал, Ларри. Еще раз повторю, теннис и я связаны друг с другом с самого моего рождения. Поэтому я не знаю, что ответить. Видимо, я бы сначала закончил среднюю школу.

- А ты что, бросил учебу?

- Да, только никому об этом не говори! Мне пришлось уйти, когда я был в восьмом классе.

- Из-за тенниса?

- Ну да! Я стал профессионалом в 16 лет. Для этого потребовалось много усилий, а главное — времени. Из школы пришлось уйти.

- И что сказал твой отец?

- Он был горд за меня!

- Гордился тем, что его сын бросил школу? Вот это да! Так ты получил аттестат или нет?

- Получил. Уже потом. Сдал необходимые письменные тесты. Ответы отправлял по почте.

- Чем будешь теперь заниматься?

- Я еще не успел решить.

- Может, станешь тренером? Или спортивным комментатором?

- Не знаю, Ларри. Не хочу спешить. В любом случае, все предложения буду обсуждать с моей семьей. Без ее одобрения соглашаться ни на что не намерен. А пока готовлюсь к проведению благотворительного турнира, который организовывает мой фонд. Он пройдет в ноябре, как обычно. Фонд существует уже 13 лет.

- Кому вы помогаете?

- Детям. Бедным детям, которые не могут сами получить образование, пробиться в жизни. Мы дарим им хоть какую-то надежду. Ежегодно покупаем одежду для трех тысяч сирот. Построили интернат в Лас-Вегасе, где ребята не только учатся, но и занимаются спортом. А теннисные турниры, которые мы устраиваем на протяжении нескольких лет, помогают нам в сборе средств. Например, в прошлом году мы получили 10 миллионов долларов за один вечер!

- Я знаю, что ты приглашаешь на эти мероприятия не только спортсменов.

- Конечно! Нам с радостью помогают актеры, певцы. Год назад участвовали Селин Дион, Барбра Стрейзанд, Робин Уильямс. Я, а главное дети, которым мы помогаем, бесконечно благодарны им за это.

Перевод Наталии ТЕРЕХ, «ФАКТЫ»

613

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів