Спорт

Олимпийский чемпион александр волков: «за победу в сеуле мы получили по 4 тысячи долларов и 10 тысяч рублей»

0:00 13 августа 2004 828
Юрий МАТЮХА «ФАКТЫ»

Знаменитый украинский баскетболист вспоминает об Играх-88

Олимпиада в Сеуле стала последней в истории сборной СССР. Через четыре года прибалты выступали уже отдельными сборными, а украинцы отправились в Барселону в составе объединенной команды СНГ: без флага и гимна. Игры 1988 года запомнились советским болельщикам своеобразным золотым дублем наших игровиков — футболистов и баскетболистов. Весомый вклад в победу знаменитой команды легендарного Александра Гомельского внес воспитанник украинского баскетбола Александр Волков. Это он чуть позже привел киевский «Будiвельник» к первому и единственному «золоту» чемпионата СССР, а затем стал первым украинцем в НБА. Ныне Волков является руководителем баскетбольного клуба «Киев», вице-президентом Федерации баскетбола Украины, представляет нашу страну в Международной федерации баскетбольных ассоциаций.

«Собак мы, к счастью, не ели»

-- Александр Анатольевич, как готовилась сборная СССР к Олимпиаде в Сеуле?

-- Подготовка была очень серьезной. Для сборной были созданы особые условия. Наш тренер Александр Гомельский настоял на том, чтобы в сезоне-1987/88 советские клубы отказались от участия в еврокубках. Такого никогда прежде не было. Помимо этого, Федерация баскетбола СССР значительно урезала национальное первенство. Чемпионат Советского Союза закончился уже в марте. Впрочем, кандидаты в сборную собирались и в ходе сезона. Ездили на турниры в Испанию, Америку. В мае мы отправились на заключительный сбор в Болгарию. Затем приняли участие в софийском турнире, потом сыграли в Германии и Испании. И, наконец, в июне мы выступили на предолимпийском отборочном турнире в Голландии, где среди всех европейских участников надо было занять место не ниже четвертого. В тот момент в команде не было нашей главной ударной силы — Арвидаса Сабониса, который залечивал травму сухожилия. Без него в товарищеских матчах мы выглядели не слишком убедительно. Многие специалисты, как зарубежные, так и отечественные, предрекали нам провал и «пролет» мимо Олимпиады. Но в Роттердаме мы, вопреки прогнозам скептиков, были значительно сильнее большинства наших соперников. Упорные поединки получились лишь с югославами и греками. У всех остальных сборных, в том числе и у тогдашних фаворитов испанцев и итальянцев мы выигрывали с разницей в 20 и более очков. Сборная СССР заняла первое место и доказала, что и без Сабониса (он тогда проходил реабилитацию в «Портленде», который задрафтовал нашего центрового и не побоялся вкладывать деньги в его лечение), участие которого в Олимпиаде было под большим вопросом, можем рассчитывать на многое. Потом мы провели три встречи с «Атлантой Хоукс». Это первые поединки советской команды с американскими профессионалами. Ажиотаж вокруг игр был просто неимоверный. В Тбилиси мы проиграли американцам два очка, в Вильнюсе уступили в дополнительной пятиминутке, а уже в Москве выиграли с разницей в 10 очков. Затем было турне по Австралии, очередной визит на турнир в Испанию и, наконец, долгожданный вояж на Олимпиаду в Сеул.

-- В каких условиях жили спортсмены в олимпийской деревне?

-- В отличных! Корейцы все организовали на самом высоком уровне.

-- К местной кухне быстро привыкли?

-- Лично я не почувствовал никакого дискомфорта. Мне всегда нравилась острая восточная еда. Да и в олимпийской столовой имелся огромный выбор блюд. Не припомню, чтобы кто-то из наших спортсменов был недоволен качеством пищи.

-- А традиционные корейские блюда из собачатины пробовали?

-- Нет, собак мы, к счастью, не ели… Бывали в местных ресторанчиках. Там мясо готовилось на большом огне прямо на наших глазах. Очень своеобразный вкус у этих блюд.

-- И что за мясо там было?

-- По-моему, телятина…

-- Экскурсии по Сеулу вам, наверное, не раз организовывали?

-- Мы сами себе экскурсии устраивали… По местным магазинам с их на удивление низкими ценами на довольно качественные товары.

«Нашим испанским товарищам мы привезли партию черной икры»

-- В советские времена баскетболисты везли с собой за рубеж икру, водку, а потом выгодно продавали на базарах. В Корее подобным бизнесом не занимались?

-- К тому времени мы были уже более продвинутыми в этом плане — на базаре никто не стоял. Да и платили нам во второй половине 80-х уже прилично. Выплачивались солидные премиальные, и за участие в коммерческих турнирах на счету каждого скапливались немалые суммы. Тем не менее мы продолжали выполнять заказы зарубежных друзей. Например, перед Олимпиадой мы привезли нашим испанским товарищам партию черной икры, а они рассчитались с нами уже непосредственно в Корее.

-- Сложным оказался турнирный путь к «золоту» Сеула?

-- Первая проблема, с которой мы столкнулись, -- это появление в команде Сабониса. Он присоединился к нам буквально за три дня до первой игры. Получилось так, что Сабонис, которого боялись все без исключения сборные, поначалу нам только мешал. Мыто месяцами наигрывали состав без доминирующего центрового. Без него мы делали ставку на быструю игру. Когда же появился Арвидас, мы просто не знали, как использовать его лучшие качества, что с ним вообще делать. И в результате чуть не проиграли сборной Центральной Африки, хотя до Игр я даже не знал о существовании этой страны. С огромным трудом обыграли корейцев и пуэрториканцев, безвольно уступили югославам. В четвертьфинале был тяжелейший поединок с бразильцами. И лишь к полуфиналу, где нас поджидали американцы, мы, наконец, вышли на свой уровень игры, лишив соперника его главных козырей: четко разбивали прессинг, не давали им проходить под щит, проводить быстрые атаки. Поведя в счете на первых минутах игры, мы не позволили американцам перехватить инициативу и заслуженно победили. Хотя та американская команда и считалась любительской (профессионалы из НБА впервые выступили на Олимпиаде в 1992 году.  — Авт. ), но в дальнейшем многие ее игроки изменили свой статус. Чего только стоит всемирно известный Адмирал -- Дэвид Робинсон! После победы над командой США мы знали точно, что «золото» югославам не отдадим. И хотя в начале решающего матча тон в игре задавали балканцы, стоило нам чуточку прибавить, как соперники дрогнули. В концовке встречи в нашей победе уже никто не сомневался.

-- Страна отметила своих героев?

-- Каждый из нас прямо в Сеуле получил по 4 тысячи долларов. Кроме этого, в Союзе на наши счета было переведено по 10 тысяч рублей.

-- И что купили на эти деньги?

-- Для родных и близких приобрел в Сеуле сувениры. А еще спортивные костюмы купил, кожаные курточки… Но большую часть денег привез домой.

-- Как обмывали олимпийское «золото»?

-- 72 часа подряд. Празднование не прекращалось ни на минуту. У каждого из нас в номере был накрыт стол. Вот и ходили друг к другу по кругу. А заодно зазывали к себе всех, кто встречался по дороге, независимо от вида спорта и национальности. Когда заканчивалась очередная партия спиртного, в город посылался гонец. Организаторы тогда испугались не на шутку: боялись, что мы сорвем им окончание Олимпиады.

-- Неужели местные напитки употребляли?

-- Когда иссякли запасы, привезенные из Союза, пришлось идти в магазин. Но у них там все что угодно можно было купить. Даже нашу «Русскую». Но самой популярной была водка «Смирнофф». Ее тогда весь мир пил.

-- На родине тоже праздновали?

-- Нет, дальше так продолжаться не могло — мы же все-таки спортсмены. Да и сразу после нашего возвращения ЦСКА, где я тогда выступал, и «Жальгирис» отправились на турнир. Да, опять в Испанию. А потом начался новый чемпионат СССР.

«Грузины предлагали мне трехквартирные апартаменты, новую «Волгу» и двойную зарплату»

-- Скажите, почему вы решили уйти из ЦСКА и вернуться в «Будiвельник»? В ЦСКА ведь наверняка и зарплата выше была…

-- Я не хотел играть в ЦСКА. Но от армии никуда не денешься. Контрактов никаких не подписывал и по окончании срочной службы вернулся в Киев. Очень тянуло домой. А финансовая сторона в то время была не так уж и важна. Клубы меняли те игроки, которые не приживались в той или иной команде. Лидеры же никуда не переходили. Никогда не было такого, чтобы, скажем, игрок стартовой пятерки «Жальгириса» был перекуплен, к примеру, «Будiвельником». В чемпионате СССР лишь два клуба могли предложить игрокам какие-то небывалые условия, донецкий «Шахтер» и тбилисское «Динамо». Помнится, зазывали меня к себе грузины. Предлагали трехквартирные апартаменты, новую «Волгу», двойную зарплату. Но на предложение тбилисцев я отреагировал как на анекдот.

-- С партнерами по сборной СССР образца 1988 часто видитесь?

-- Да, довольно часто. Собираемся, проводим товарищеские игры. Вот недавно ездил в Казахстан на юбилей к Валере Тихоненко. Сыграли там против испанских ветеранов. Двоих из той «золотой» дюжины уже нет в живых. Валера Гоборов разбился на машине сразу после Игр в Сеуле. Позже не стало Виктора Панкрашкина -- умер от туберкулеза. Все остальные сейчас на виду. Игорс Миглиниекс тренирует тульский «Арсенал». Римас Куртинайтис является наставником сборной Азербайджана и лучшего клуба этой страны. Вальдемарас Хомичюс, наш капитан, ныне второй тренер пермского «Урал-Грейта» и сборной Литвы. Арвидас Сабонис до сих пор играет в «Жальгирисе», являясь совладельцем этого клуба. Шарунас Марчюленис организовал Литовскую лигу, NEBL, построил прекрасный развлекательный центр, гостиницу, основал баскетбольную школу. Тийт Сокк открыл в Таллинне свою школу, создал команду, построил современный баскетбольный зал. Сергей Тараканов — баскетбольный агент: привозит американцев для клубов России, Украины, Прибалтики. Валерий Тихоненко был главным тренером ЦСКА, а последние два года стажировался в Америке. Открыл в Казахстане школу для юных баскетболистов. Об Александре Белостенном, своем одноклубнике, увы, знаю меньше всего. Слышал, в Германии у него ресторанный бизнес. Наш тренер — Александр Яковлевич Гомельский — до сих пор является президентом ЦСКА.

-- Если бы сейчас существовала условная сборная СССР, а вы были бы ее тренером, кого бы пригласили в команду?

-- Прежде всего Сабониса. Он великий баскетболист. И в свои 40 он по-прежнему среди лучших. А вообще, в странах бывшего СССР очень много классных центровых, нападающих, атакующих защитников, но нет хороших разыгрывающих. Украину в объединенной команде могли бы представлять Потапенко и Медведенко. Жаль только, что у этих ребят не слишком много желания выступать за национальную команду своей страны.

-- А где сейчас хранится ваша олимпийская медаль?

-- Дома.

-- Дома -- это в Киеве или в Америке?

-- В Киеве.

-- А семья по-прежнему в США?

-- Пока да. Старшая дочь увлеклась большим теннисом, подает надежды. Конечно, было бы лучше, чтобы она тренировалась там, в Атланте. Но, судя по тому как развиваются здесь мои дела, семья скоро переберется сюда. Девчонкам, конечно, будет нелегко перестроиться — они-то в Америке родились. Но ничего, привыкнут…

-- Из 24 игроков, участвовавших в финальном матче Олимпиады-88, сейчас продолжают играть лишь литовец Арвидас Сабонис да серб Владе Дивац. В последние годы вы несколько раз возвращались на площадку и никогда не заявляли о завершении карьеры. Нет желания организовать прощальный матч, в котором сошлись бы, к примеру, ветераны сборных СССР и Югославии?

-- Думаю, что как-то нескромно организовывать себе прощальный матч. Никому такая идея в голову не приходила, а я никого просить не собираюсь. Да и я ведь из баскетбола никуда не уходил. А вдруг еще захочу поиграть? Лично мне такая идея очень даже нравится. Провести прощальный матч — это значит подвести черту. А я пока в своей жизни никаких точек ставить не собираюсь.

 


Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров