ПОИСК
Культура та мистецтво

Наташа королева: «единственная любовь в жизни игоря николаева -- это я! И никуда от этого не деться… »

0:00 22 листопада 2002
Концерт в честь своего тридцатилетия известная певица собирается дать в Киеве

Наташа Королева в Киеве почти не бывает. Уж и не помнит, когда приезжала в родной город в последний раз. Большая, роскошная квартира ее сестры Руси в самом центре столицы обычно пустует. Бывая в Киеве, именно здесь останавливается Королева. В минувшие выходные Наташа приехала на свадьбу к своему двоюродному брату. Настояла бабушка.

Наташа вырвалась из Москвы на два дня. Вся в творческих планах и мыслях о сыне Архипе. Она совсем такая же, как до родов. А может, и лучше. Стройная, невысокая, без грамма косметики, Наташа приветливо предложила: «Чай, кофе?.. Ничего? Тогда поговорим… » На ней практически не было украшений. Только золотая цепочка с обручальным кольцом отца. «Я никогда с ним не расстаюсь. Это мой амулет». Собственное, подаренное Игорем Николаевым, Королева хранит в коробочке. Дома, в Москве. Новым еще не обзавелась…

«Мы с Игорем Николаевым планировали завести ребенка. Не получилось… »

-- Прекрасно выглядите, Наташа…

-- Серьезно?

РЕКЛАМА

-- Кроме шуток.

-- (Королева довольно улыбнулась. -- Авт. ) Просто у меня теперь есть два стимула! Во-первых, профессия, которая заставляет быть в форме, во-вторых, мужчина, который рядом…

РЕКЛАМА

-- Я так понимаю, что их у вас теперь двое.

-- Да-да! Так что я то перед одним должна быть на высоте, то перед другим. Подождите, меня люди неправильно поймут -- надо расшифровать: речь идет о моем сыне Архипе и его отце Сергее. Им все в моей жизни подчинено. Все, не касающееся моей семьи, имеет второстепенное значение. Даже профессия отходит на второй план.

РЕКЛАМА

-- Так у вас было всегда?

-- Нет. С рождением сына произошла переоценка ценностей. Я стала отсеивать какие-то второстепенные вещи, поняла, что главное в жизни. Архип -- мое будущее, в нем все! Как я могу обделять его вниманием?! Конечно, надо устраивать жизнь гармонично, чтобы хватало на все. Но если я окажусь перед выбором -- провести время с семьей или поехать зарабатывать деньги, выберу первое.

-- Несмотря на сумму гонорара?

-- Несмотря ни на что! Последнее время я стала планировать свою работу. Хотя раньше, до рождения сына, об этом даже не задумывалась. Мне казалось: есть работа -- хорошо, много работы -- еще лучше! Теперь я поняла: не стоит гнаться за заработком. Это вредит профессионализму. Чем больше концертов, тем меньше удовольствия получаешь от того того, что делаешь. Причем, публика тебя как бы вампиризирует. И когда возвращаешься в семью, сил ни на что не хватает. И ни на кого. А от этого страдают все…

-- Вы с Игорем Николаевым не хотели иметь ребенка?

-- Нет, мы планировали ребенка, не получилось… Прежде всего женщина должна созреть и понять, что она действительно хочет ребенка. Да, я могла бы родить в 18 лет. Но даже теоретически не могу представить себе такую ситуацию. В 18 лет я не была готова к этому! И ни в 20, ни в 25! Я была чересчур маленькой по своему мироощущению. Не знала, что смогу дать ребенку, как буду его воспитывать…

-- И Николаев не настаивал?

-- Настаивал, он хотел ребенка. Но, видимо, чувствовал, что это не вовремя и будет не в радость. А дети не должны быть обузой. Усталость должна оставаться за дверью! Когда заходишь в дом, весь негатив должен оставаться за дверью. Значит, надо жертвовать. Конечно, я способна на многое ради семьи. Но! Оставить карьеру и сесть дома…

-- Никто от вас этого и не требует…

-- Надеюсь. Но я умею сделать так, чтобы всем было со мной уютно. Я могу создавать комфорт. Во всех отношениях. Для себя, ребенка, мужа. Как? Не знаю. Вернее, никогда об этом не думала. Может быть, это какой-то талант. Ведь, по сути, женщина рождена для созидания. Но, к несчастью, у нас большинство женщин -- разрушительницы. И если они не могут создать свою семью, то разрушают чужую. Слава Богу, пока мне удавалось только создавать…

-- Разве Игорь Николаев, когда встретил вас, не был женат?

-- Был, но я была ПРОТИВ наших отношений. Вернее, отношений с моей стороны просто НЕ БЫЛО! Они возникли у Игоря. Это была любовь, которая, несмотря на все произошедшее, осталась в его сердце до сих пор. И какие бы женщины рядом с ним ни находились, единственная любовь его жизни -- Наташа Королева. Никуда от этого не деться!

-- Только не пойму, почему вы при этом такая печальная…

-- В этом действительно есть большая печаль, потому что Игорь не может избавиться от Наташи Королевой. Ему очень тяжело. Было бы легче, если бы он наконец нашел достойную его женщину. Но он не может избавиться от своих чувств, и соответственно, никого не ищет. Вот в чем проблема! Хотя, конечно, мне приятно, что меня ценят… наконец. У нас с Игорем были достаточно сложные отношения. Немножко непра-а-авильные. На первый план выходили отношения создателя и его произведения, учителя и ученицы. Не отношения мужчины и женщины! Поэтому все и закончилось крахом…

-- Вы не пытались эту ситуацию изменить?

-- Когда я попала к Игорю, мне было 16 лет. У меня не было НИКАКОГО опыта общения с молодыми людьми. Игорь выплеснул на меня накопленные за долгие годы чувства. Это было безумие! Вы себе даже представить не можете, что с ним происходило! Любовь его казалась мне какой-то неестественной, неземной…

-- И вы, конечно, сразу сдались.

-- Что вы! Я очень долго держала оборону! Потому как воспитывалась в семье с достаточно строгими взглядами…

-- Месяц, два?

-- О-о-о! Полтора года!

-- Мама не разрешала?

-- Как раз нет! Я была одна в Москве, жила у чужих людей, на квартире. Мама о чувствах Игоря узнала только через год после нашей с ним встречи. Это было в Киеве. Я лежала с поломанной ногой. И вдруг приехал Николаев. Для мамы это был шок: почему такой знаменитый, занятой человек приезжает к ее дочери? Тогда она первый раз учуяла, что здесь что-то не то. А я вот стояла…

-- … насмерть.

-- Что-то вроде того. У Игоря была семья, дочь. Для меня это -- табу. Зачем мне неприятности? Может быть, я действительно была ребенком с запоздалым развитием. К тому моменту, когда мои подружки перевидели уже многое в жизни и неоднократно посещали медицинский кабинет с целью операционного вмешательства, я вообще не понимала, что, куда и зачем… Да-да! Можно, конечно, смеяться, но это правда! Я всегда говорила Николаеву: не хочу ничего разрушать! Может, его заводило, что я отвечала на его чувства достаточно спокойно.

«Мой бывший муж проигрывал в казино огромные деньги»

-- И все-таки вы сломались…

-- Так случилось… Игорь никогда не отзывался плохо о своей первой жене. Я видела ее несколько раз в жизни. Это приятная, умная женщина, которая умела им управлять. Единственная ее ошибка в том, что она во многом зависела от Игоря. Не работала, воспитывала дочь, была несамостоятельной. К тому же, она чересчур многое ему прощала. А в какие-то моменты этого делать нельзя. Когда мужчина переступает определенную грань и женщина на это закрывает глаза, терпит и принимает обратно, мужчина изменяет еще и еще. А когда-нибудь уйдет навсегда. Жена прощала Игорю все. И что в итоге? Думаю, если бы не я, все равно в его жизни появилась бы женщина, и он бы ушел к ней. А так он все свои чувства выплеснул на меня. Такую любовь Господь дает, наверное, раз в жизни. Ему этот дар был дан. Я же была совсем молода и переживала состояние влюбленности не так остро, как Игорь. Хотя это было первое чувство. Но в 30 лет -- одно понимание жизни, в 17 -- совершенно другое…

-- К тому же, в Москве много соблазнов…

-- На меня навалилось все сразу: Москва, начало карьеры, популярность, любовь Игоря. Через какое-то время -- семейные отношения, быт, ремонт, стройка. Порой мне было очень тяжело, но я никому никогда не жаловалась. Может быть, мои чувства к Игорю были не настолько острыми, как его. Поэтому он сейчас говорит, что я его любила меньше, а иногда -- что «совсем не любила». Просто я более спокойный человек и…

-- рассудительный…

-- Не то что рассудительный, просто свои чувства стараюсь держать при себе. Ведь можно и не говорить о любви. А Игорь был в каком-то безумном состоянии и не до конца понимал, какие чувства я к нему испытываю.

-- Он не разрешал вам работать с другими авторами?

-- Как любой творческий человек, он очень ревностно относился к тому, что я делаю. Я даже подумать не могла с кем-то другим записать песню. Что вы! Один раз я решила поработать с Костей Осауленко. Казалось бы -- родственник, муж сестры. Что тут началось! Николаев был просто в бешенстве! Но у меня такой характер -- если вижу цель, все равно до нее дойду. Через какое-то время Игорь это понял. Поэтому, я, наверное, единственная могу сказать ему такое, чего не посмеет никто.

-- С ним было легко в плане житья-бытья?

-- Игорь -- сложный человек. Все, что касалось быта, лежало на мне. Игорь так и не научился жить один. Бывало, в сложные периоды нашей жизни я ему говорила: «Игорь, как же ты будешь один?» Он лишь отшучивался, думал, до этого никогда не дойдет. Конечно, теперь ему сложно. Он совсем не приспособлен к быту. Хотя Игорь любит во все влезать, давать советы. Кстати, он прекрасно разбирается в интерьере. Но как доходит до дела -- он в сторону…

-- Кто же строил дом под Москвой?

-- Игорь купил его на мою голову. В основном строительством занималась я. Потом реконструировала. Когда мы расстались с Николаевым, дом переделали, и от старого не осталось по сути ничего.

-- Дом достался вам?

-- Да, мы так договорились. Игорь захотел квартиру в Москве. Я понимала, что сам он никогда не доведет строительство дома до конца. Поэтому так ему и сказала: «Мне все равно -- дом или квартира». В квартире не надо было ничего делать, он и выбрал ее. Я осталась на развалинах. И с новыми силами стала эти развалины приводить в божеский вид. У меня были для этого силы. Не материальные. (Наташа крепко и решительно сжимает маленькие кулачки. -- Авт. )

-- Материально вы зависели от Николаева?

-- У нас был общий семейный бюджет. Когда наступил момент его делить, мы сделали это без вмешательства адвокатов, суда и прочих. Не скажу, что я от него зависела. Я и не скрывала, что была семейным бухгалтером. И выделяла Игорю деньги на карманные расходы…

-- Серьезно?

-- Игорь по натуре игрок. Иногда проигрывал довольно большие суммы. А я всегда считала, что мы на хлеб не так легко зарабатывали, чтобы проигрывать в казино! Просила: «Игорь, если у тебя есть желание лишиться какой-то суммы, отдай ее в детдом, в интернат, в больницу… Отда-а-ай! Ты сделаешь благое дело… » Он меня не слышал. Это как болезнь. Он получал от игры удовольствие, адреналин. Я этого никогда не понимала.

-- И сколько вы давали Николаеву на карманные расходы?

-- Да ладно, а то подумают еще… Естественно, я контролировала его, но Игорь мог брать, сколько хотел. Хотя, видимо, зная о моем контроле, он этим не злоупотреблял. Поэтому я многое сохранила, и ему было ЧТО взять, когда он уходил, а мне на ЧТО построить дом. Хотя все равно пришлось зарабатывать…

-- Николаев сейчас пишет что-то для вас?

-- Мы не сотрудничаем.

-- Так было решено сразу?

-- Не-ет, дело в обстоятельствах! За семейным разрывом последовал и творческий, который, по правде говоря, мне кажется глупым. Творческие люди должны закрывать глаза на бытовые вещи. Понятно, что нам было больно. Но! Хотя с момента, как он перестал писать для меня, он стал писать много для себя. Освободив его, я дала ему возможность творческого роста. Был период, когда Николаев вообще ничего не писал. Просто не было эмоций. Потом он искал их на стороне. А когда не нашел, получил эмоции опять с того же огорода! И пошло-поехало -- «Пять причин», «Прости и отпусти», из-за которых все рыдают, пьют валидол…

-- Вам они не нравятся?

-- Как песни -- нравятся. Но если их воспринимать как реальность -- там много вымышленного. Это точка зрения Николаева на наше расставание. Понятно, там много субъективного. У меня есть своих пять причин. И более реальных.

-- Предлагаю озвучить…

-- Не-ет, не могу! Это не для прессы. Уж слишком они нецензурно звучат. Но зато правдиво…

«Алла Борисовна мне говорила, что надо набраться терпения. Беседовала с Николаевым… »

-- Правда, что, когда вы расстались с Николаевым, сама Пугачева приняла участие в вашей судьбе?

-- Она пыталась наладить наши отношения. Даже приняла мою сторону в этой ситуации. Это было так странно! Она знала Игоря с 19 лет. Знала все, что происходило с ним ДО меня и ПОСЛЕ. Алла Борисовна мне говорила, что надо набраться терпения. Беседовала с Николаевым. Но… Увы.

-- Вы сейчас общаетесь с Николаевым?

-- Очень редко. И только случайно. Мы с ним можем посидеть где-то вдвоем, обсудить наши проблемы, а потом долго не видеться. Но связь между нами все-таки существует. Может, не дружеская, но она есть. Может быть, потому, что в нем еще живет чувство ко мне…

-- Для вас тоже не могли бесследно пройти 12 лет совместной жизни.

-- Безусловно! Но решение «не жить с Игорем» приняла я САМА. Не Игорь, а я. Да, он ушел, жил сам. Прошло время, почти год. Я делала все, чтобы вернуть его. Но в какой-то момент поняла, что не смогу жить с Николаевым после всего, что произошло. Просто НЕ СМО-ГУ!..

-- Он вам изменил?

-- Не хочу говорить «изменил, не изменил». Просто я поняла, что жить с ним не смогу. И к тому времени уже не хотела. Я как бы перешагнула через какой-то барьер, и все… Потом прошло еще какое-то время, и только тогда появился Сережа…

-- Значит, почти год вы были одна?

-- У меня не было никакого бойфренда, никаких поклонников. Были друзья, с которыми я проводила время. Но эти люди не претендовали на мою руку и сердце. А я ВООБЩЕ не могу быть одна! До 16 лет я жила с родителями, с 16 попала под «крыло» Игоря. Рядом со мной всегда был мужчина! И время -- чуть больше года, когда я была одна, для меня стало самым ужасным в жизни! Я поняла, что одна просто не смо-гу жить!

-- И вы стали искать ЕГО…

-- Я никого не искала! Просто жила, плывя по течению. Вообще произошедшее меня сильно изменило. Я привыкла желаемое получать немедленно. А после того, что произошло, стала говорить себе: «Так, Наташа, спокойно! Не провоцируй никаких ситуаций, специально ничего не ищи… » У меня есть икона, которая осталась мне от прабабушки. Я становилась перед ней и просила: «Господи, сделай так, как лучше для меня! Укажи мне путь!»

-- Может, вы просто повзрослели?

-- Даже если так. В любом случае, я благодарна судьбе. Она случайно меня вывела на Сергея. Хотя мы знали друг друга давно и наши отношения были не совсем… дружескими. Первый раз я встретилась с Тарзаном, когда он выступал в моем большом концерте в «России». Тогда это было в новинку -- ни у кого в шоу не принимали участия такие ребята -- прекрасного телосложения, сценичные. Но когда я первый раз увидела Сергея, он мне не то что не понравился… Я подумала, что он чересчур амбициозный, сам от себя обалдевший, капризный. Мы очень напряженно общались. Какая любовь?! Никто и не думал ни о каких отношениях. И, слава Богу, что это не случилось тогда. Мы жили с Игорем, все было в порядке.

Потом мы опять встретились с Сережей на каких-то съемках, решили что-то сделать вместе. Потом еще где-то столкнулись. А как-то Сережа просто ошибся номером -- звонил моему директору, а попал на меня. Я его разыграла, мы пошутили, и вдруг Сергей говорит: «Приглашаю тебя на абрикосовое варенье». Это было четвертого мая, поздно вечером. Я сидела в офисе, на душе была… тоска страшная. Я сидела и думала: «Елки-палки! Дожила до 27 лет, вроде бы не страшная, даже ничего, и прожив столько лет с мужем, теперь сижу одна. А на дворе весна… »

-- В общем, варенье вас подкупило.

-- Для меня, конечно, это было неожиданно. Я понимала ситуацию. Одна, вечером, к незнакомому мужчине домой… Но я всегда была немножко авантюристка. Думаю: «А, где моя не пропадала -- поеду!» Я знаю, что если я чего-то НЕ хочу, то мужчина, как бы он ни старался, не получит. Бесполезно! Я в этом смысле железобетонная. Меня не пробьешь. И я поехала! Мы мило посидели…

-- Варенье-то было?

-- И варенье, и чай! Сережа оказался простым, нормальным, совершенно незвездным человеком. Воспитанным, любящим родителей. А это очень важно. И у меня совершенно изменился взгляд на него. Мы расстались, и я предложила -- как сейчас помню, -- на 9 мая поехать в Киев. И мы поехали. На один день. Были у бабушки на даче. Мама в это время была в Америке. Я не представляла ей Сережу. Я сама еще не понимала, что происходит. Но с этого момента, вернувшись в Москву, мы стали жить вместе в его квартире. Коммунальной, на первом этаже…

-- Вы? В коммуналке?!

-- Да-а! Никто не верит, но это было именно так! В другой комнате жил его друг с женой. Квартира была ужа-а-асная! Почти всю беременность я в ней прожила. У друга была большая собака, которая бегала по всей квартире, кошка, от которой ужасно пахло… Только когда я была уже на восьмом месяце беременности, Сережа отремонтировал свою квартиру, и мы практически на последних сроках въехали в нее. Честно говоря, я сама удивляюсь, как могла там жить…

-- Любовь!

-- Любовь… Что-то соединило нас и держит вместе.

«Мой сын Архип -- копия Сережи. Он его просто обожает»

-- Николаев пытался вас вернуть?

-- Был момент, когда он сделал такую попытку. Это случилось, когда он почувствовал, что я ухожу навсегда. Но вернуть меня было уже невозможно. Я не хотела! Да и не стоило возвращаться… Откровенно говоря, мне нравилась ситуация, при которой мы встретились с Сергеем. Он был один, я -- тоже. Мы никому ничем не были обязаны. У Сережи тоже был первый брак. Неудачный. Он прожил с женой три года и развелся. У меня опыт семейной жизни -- удачно-счастливой, но с печальным финалом. И вот мы встретились…

-- Почему вы так долго скрывали, кто отец вашего ребенка?

-- У нас же любят скандалы. Приходится высасывать из пальца, а тут реальная жизнь! Да еще с таким заворотом! По сравнению с нашей историей «Санта-Барбара» отдыхает… Каждая газета считала своим долгом вынести на обложку обсуждение моей беременности.

-- Вы как-то абстрагировались от этого?

-- Мне ничего больше не оставалось. Я считала, что должна отключиться, что мне это безразлично. Главное -- ребенок и все, что с ним связано…

-- Тем не менее, вы согласились позировать для фото, имея уже приличный срок…

-- Я фотографировалась для себя. И, между прочим, фото напечатали уже после того, как я родила. Я хотела, чтобы осталась память. Может, мое положение больше и не повторится. Сейчас смотрю и думаю: «Не может быть, что это было со мной!» Я сделала фото себе на память. А потом отдала в какое-то издание. По-моему, ничего плохого тут нет. Тем более, что снимки получились красивые…

-- Николаев поздравил вас с рождением сына?

-- Да, правда, с опозданием. Игорь прислал букет желтых тюльпанов… (Кокетливо. -- Авт. ) Да!

-- А на словах?

-- При встрече он меня поздравил, но я видела, как ему тяжело.

-- Кто дал такое красивое имя вашему сыну -- Архип?

-- Я. Так звали моего деда по отцу. Он погиб на фронте в 33 года. Отец его фактически не помнил, но очень любил. У него была единственная фотография с дедом -- он держал его на руках. Он хранил ее и письмо отца с фронта, как самое дорогое в жизни. Еще маленькой я решила, что у меня родится сын и я назову его Архип. Никаких девчонок!

-- На кого похож малыш?

-- Копия папы. Сережу он обожает. Папа у нас в доме -- человек номер один. Даже первое слова Архипа -- «папа». Он его произносит очень четко. И когда в доме появляется Сережа, никто Архипу уже не нужен. Правда, мы бываем с малышом не так часто, как хотелось бы. Архипа воспитывают Сережины родители. Они временно переехали к нам из Минска. Конечно, страдают, но понимают, что нам без них не справиться. А всех нянь я выгнала!

-- Охотно верю. Не избили?

-- А что, похожа на такую?

-- Я бы не удивилась…

-- На самом деле, я дружу с острым словцом, а если что, могу и в волосенки вцепиться. Да-да! Себя в обиду не дам. Это у меня еще со школьной скамьи. Даже могу и первая дать… по башке. Отрезвляюще действует. Но я не злоупотребляю этим. Лишь в редких случаях прибегаю.

-- И часто к Николаеву прикладывались?

-- Да ладно, не переживайте за него! А то напишете, что я его била…

-- Не собираетесь оформить отношения с Сергеем?

-- Собираемся, но… жизнь покажет. Когда я выходила замуж за Игоря, для меня был важен штамп в паспорте. Мне всегда хотелось надеть белое платье, фату. Сейчас я отношусь к этому гораздо проще. Сережа тоже. Хотя он с самого начала и до сих пор предлагает мне расписаться. Дело за малым…

-- Белым платьем?

-- Белым платьем и всем остальным… Мне сейчас хорошо. И я буду делать все возможное, чтобы сохранить то, что есть. Свято верю и надеюсь, что Сергей будет единственным мужчиной в моей жизни… Хотя нисколько не жалею о том, что испытала ДО него. Но чтобы это повторилось… НЕТ! НЕТ!

2333

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів