БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура и искусство

Вячеслав пиховшек: «в ближайшие несколько лет я не готов открыть всю правду о том, что произошло тогда в «эпицентре»

0:00 27 октября 2000 732
Ольга ВАУЛИНА специально для «ТелеФАКТОВ»

Вячеслав Пиховшек. Журналистский стаж -- десять лет. Фанат своей профессии, не женат, спит по 4--5 часов в сутки, остальное время работает. Одно из самых узнаваемых лиц канала «1+1». Занимает три должности одновременно: руководитель ТСН, автор и ведущий программы «Эпицентр», директор Украинского независимого центра политических исследований.

«Уже недостаточно раздваиваться, нужно делить себя на три части»

-- Вы ведете весьма активный образ жизни. Это от профессиональной жадности? От неудовлетворенности? Может, это определенная форма сублимации?

-- Жизнь показала, что раздваиваться уже недостаточно. Надо практиковать вещи, при которых расстраиваешься -- делишь себя на три части. Хотя, честно говоря, и расстраиваться приходится достаточно часто. Центр был и остается аналитической структурой. Там мы пытаемся издавать нечто и по минимуму подвергаться политическому влиянию извне.

В ТСН моя работа -- мало журналистская, но очень серьезно политическая. При этом ответственность огромная. Ну, а для журналистской работы у меня остается «Эпицентр».

-- Это для вас отдушина?

-- Никогда не знаешь, куда эта отдушина выведет. У нее есть и вход, и выход.

-- Новый «Эпицентр» похож на телевизионный журнал с определенными, четко обозначенными рубриками. Означает ли это, что «Эпицентр» как политическое ток-шоу вам теперь малоинтересен?

-- Сейчас я пробую три формата «Эпицентра». В последнее время делаю его в виде итоговой программы. Но в то же время я не отказываюсь от вариантов ток-шоу. Однако для этого должен возникнуть значимый информационный повод, серьезный конфликт, неординарная политическая ситуация. Последние выпуски -- отнюдь не окончательный вариант «Эпицентра». Я планирую несколько окончательных вариантов этой программы: ток-шоу с двумя политиками, ток-шоу с одним политиком и вариант большой студии, где много гостей.

-- В новом, «журнальном», формате вышло уже четыре «Эпицентра». Как вы себя чувствуете в новой роли ведущего-одиночки, без студии, без гостей?

-- С каждой программой все увереннее. У меня не было опыта работы в одиночку на камеру. И прикрыться некем, и очень много берешь на себя… Я привык взвешивать то, что говорю, но тут приходится слишком много говорить, поэтому и больше взвешивать. Любая импровизация хороша, когда она подготовлена.

-- В эфире вы работаете один. Но чувствуется, что за вами стоит команда. Что это за команда?

-- Аналитической частью при подготовке программы занимаются ребята из Украинского независимого центра политических исследований. Телевизионная часть, сюжеты, -- это работа журналистов «1+1».

«Эпицентр» должен вытаскивать на экран то, что находится в центре политической жизни»

-- Получается, что в «Эпицентре» вы, пользуясь служебным положением и профессиональной необходимостью, удачно совмещаете работу Центра и канала «1+1.

-- И не только там. Точно так же происходит и в ТСН. Когда нужно быстро проверить факты, аналитически организовать работу по сюжету, быстро подготовить бэкграунд -- историю вопроса, тогда это тоже работа Центра.

В последнее время я еще больше убедился в том, что журналист не имеет права быть поверхностным. Он должен знать все. Но телевизионный журналист, в основном, в силу своей специфики, живет сегодняшним днем -- ему надо сделать сюжет и выдать его в эфир. У него очень мало времени. На ТСН ограниченное число журналистов, которым я могу позволить работать над сюжетом неделю. Классический же вариант работы тележурналиста -- сделать сюжет за один день. Поэтому ему необходима информационная поддержка. В этом случае помощь Центра неоценима. Типичный пример -- арест в Германии депутата Жердицкого. Чтобы объяснить зрителю происходящее, необходимо было совершить экскурс в историю политической карьеры этого человека, понять, с чего все началось… И в этом без Центра не обойтись.

-- «Эпицентр» всегда был в центре горячих политических событий. По стилю работы программа напоминает «телевизионный спецназ быстрого реагирования». Первая программа была посвящена пропаже Георгия Гонгадзе, последняя -- аресту Жердицкого. События на сто процентов неординарные. Вы не боитесь, что если завтра не будет таких громких политических дел, «Эпицентр» провиснет?

-- Если журналисту не о чем говорить, это означает лишь, что он чего-то не видит. Естественно, бывают темы более и менее телевизионные, более и менее значимые. «Эпицентр» на то и «Эпицентр», чтобы вытаскивать на экран то, что находится в центре политической жизни. Бывают недели, когда трудно определиться с темой разговора. Бывают недели, когда тема разговора мне не особенно нравится, потому что я лично не считаю, что эта тема достойна «Эпицентра». Но в целом в стране еженедельно происходит что-то такое, о чем стоит поговорить.

-- У вас более чем серьезный опыт политической журналистики. Можно вспомнить хотя бы предвыборную президентскую кампанию и цикл программ на канале «1+1» с вашим участием -- это и авторский «Эпицентр», и «Эпицентр-дебаты»… Помнится, вы в этой предвыборной президентской гонке даже подорвали здоровье и попали в Институт Стражеско. Тогда этот эпизод комментировали по-разному. Некоторые даже утверждали, что ваша болезнь -- рекламный трюк, чтобы набить себе цену как политическому журналисту. Как вы сами оцениваете тот опыт работы?

-- Во-первых, это не был рекламный трюк. Я достаточно «дорогостоящий» журналист. Не могу сказать, что мне надо что-то «выкинуть», чтобы стоить еще дороже. С этим у меня проблем нет. Во-вторых, наверное, никто не может опровергнуть тот факт, что я как журналист и канал «1+1» как структура старались быть объективными на выборах. Мы же видели, что большинство телевизионных каналов просто избегали, я бы сказал, достаточно трусливо, занять любую позицию в отношении президентских выборов. Мы же показали всех кандидатов в президенты. Это, уверяю вас, было нелегко. Особенно в первых программах.

Никто не может спорить и с тем, что мы старались сделать «Эпицентр» дебатным. Спорным, возможно, было мое поведение. Так, многие говорят, что в первых выпусках я перетягивал одеяло на себя.

-- И все же, что тогда произошло? Не отбило ли случившееся тогда желание в дальнейшем заниматься подобными проектами?

-- В ближайшие несколько лет я не готов открыть всю правду о том, что произошло тогда. Правда то, что я попал в Институт Стражеско -- этому есть свидетели. В тени остаются причины и вся цепочка событий, которая к этому привела.

Несмотря на печальный опыт и учитывая, что такие проекты могут внезапно прекратиться, я буду стараться участвовать в них еще и еще. Только так можно раздвигать пределы свободы в нашей стране.

«Иногда я сознательно ухожу в субъективизм»

-- Вы сами чувствуете себя свободным журналистом?

-- Нет. Но у меня есть определенный уровень личной профессиональной свободы, который я высоко ценю, -- я никогда не делаю то, чего не хочу. Но всегда ли я делаю то, что хочу? Не могу этого сказать.

-- У вас есть принципы, которыми вы не поступаетесь ни при каких обстоятельствах?

-- Во-первых, это проверка фактов. Даже если происходит нечто, что политики называют «наездом», это должно быть аргументировано. При этом обязательна железная проверка фактов, никаких допусков, никаких вероятностей, никаких беспочвенных умозаключений. Во-вторых, это самостоятельный подбор фактов, на которые я опираюсь. Ведь проблема журналистики не в том, что журналист нечестно подбирает факты, а в том, что он это делает тенденциозно.

-- Какое место в «Эпицентре» занимает ваша личная субъективная оценка событий?

-- Не стоит забывать, что «Эпицентр» -- авторская программа и в этом смысле -- субъективная. Авторская программа на коммерческом канале и, естественно, авторский взгляд. Кстати, это тоже дает определенный уровень журналистской свободы. Ну, а насколько мне удается выдерживать определенную меру отстраненности, лучше могут судить те зрители. Признаюсь, иногда, когда это мне кажется оправданным, я сознательно ухожу в субъективизм. Было несколько кандидатов в президенты, которые шли на выборы с целью откровенной саморекламы. Я даже не считал нужным скрывать к ним своего отношения.

-- Что вы, как политический журналист, хотели бы видеть в политической жизни Украины?

-- Я хочу видеть приоритеты. В сегодняшних действиях правительства Ющенко я их не вижу. У него нет денег ни на что, так, по крайней мере, как минимум, не стоит делать ошибок. Ну, скажем (заранее прошу прощения за жесткость), в любой стране мира финансирование из госбюджета фильма, в котором играет министр культуры этой страны, называется коррупцией…

-- Вячеслав, часто ли вам, вернее, вашим программам удавалось влиять на общественное мнение либо подталкивать власть предержащих к определенным политическим решениям, поступкам?

-- Не так часто, как хотелось бы. Но иногда мне это удавалось. Пусть не на общественное мнение в целом, а на определенные его сегменты. Когда люди из Министерства обороны признали, что ракета, упавшая в Броварах, -- их ракета. По-моему, это уникальный случай, когда военные взяли на себя ответственность за случившееся. На самом деле, они могли не говорить об этом, морочить голову, как большинство госслужащих. Я, например, после этого армии начал доверять намного больше.

-- Если я не ошибаюсь, расследование броварской трагедии первыми провели журналисты ТСН. Служба новостей канала «1+1» считается самой мобильной, объективной и политически незаангажированной на отечественном телевидении. Чем в ближайшее время вы собираетесь поддержать этот имидж ТСН?

-- Известно, что вскоре в Америке состоятся президентские выборы. Так вот, журналисты ТСН получили право их освещать. Это решение приняло Информационное агентство США, оно же будет частично финансировать эту информационную акцию. Мы собираемся создать в Вашингтоне корпункт, который будет работать там до выборов (Сергей Коркушко уже находится там), во время и некоторое время после выборов. Через какое-то время к первому «десанту» ТСН присоединится Олесь Терещенко. Коркушко будет работать с радикалами, а Терещенко -- с демократами. Ну, а украинский зритель получит возможность стать очевидцем выборов в Америке, сравнить их с отечественными выборными кампаниями, узнать о различных политических выборных технологиях -- войне компроматов, «черном пиаре» и т. д. Мы ожидаем от нашего корпункта большого количества сюжетов, и не только информационных, но и аналитических, которые будут использованы в выпусках ТСН и «Эпицентра».

Этот проект, без сомнения, является определенным качественным прорывом «1+1» -- мы единственный украинский телеканал и единственный отечественный журналистский корпункт, который будет работать в Вашингтоне во время выборов президента США.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров